Примерное время чтения: 7 минут
368

Александр Невский: "В голливуде мода на семью"

В России Александра Невского называют вторым Шварценеггером, в Голливуде - русским Геркулесом. Став известным на родине, он поехал покорять Америку. Снимается в американском кино, дружит с голливудскими звездами. Но по-прежнему открыт для общения, подробно отвечает на все вопросы.

- Многие начинают заниматься спортом либо чтобы самоутвердиться, либо чтобы научиться драться и суметь постоять за себя. Вы тоже пошли по этому пути?

- У меня просто не было другого выхода. Я был очень высокий, нескладный, с искривлением позвоночника. Возможно, сам мой внешний вид уже предполагал какие-то издевательства. Хотя особых проблем я при этом никогда не испытывал. В 15 лет, когда начал заниматься спортом, мой рост был 192 сантиметра, а вес - меньше 60 килограмм.

Я из интеллигентной семьи: папа - профессор, мама - инженер. Они всегда мне говорили, что не нужно драться, нужно уходить от конфликтов. Я много читал: Ахматову, Мандельштама, Гумилева. Представляете картину: ходит высокий, нескладный парень, читает стихи. Не совсем типичная картина для подросткового возраста. Конечно, возникали конфликты.

Тогда я подумал: нет, это не дело. Записался в секцию бокса и начал заниматься. Затем - кикбоксинг, бодибилдинг. Это было уже более серьезно. Первая моя обложка была в мае 93-го года в журнале "Супермен". Я скупил, наверное, десятую часть тиража. Тогда уже при росте 192 сантиметра весил уже около 140 килограмм.

- Родители поддерживали ваше увлечение культуризмом?

- Папа достаточно категорично высказывался по этому поводу. Он считал, что мне больше надо заниматься науками. А мама особо не протестовала. Она понимала: если я занимаюсь этим, верю в это, то, наверное, я делаю правильно. Мама меня всегда очень поддерживает во всех моих начинаниях. Но я, в свою очередь, папу тоже уважил: закончил Государственный институт управления, потом аспирантуру. Правда, уехал в Голливуд и диссертацию не защитил.

Можно понять, почему им это не нравилось. Днем я учился, старался где-то подрабатывать. А заниматься спортом приходилось ночью. Папа в это время писал книжки по экономике, мама пыталась заснуть, а я в соседней комнате гантелями грохотал.

- Наши актеры потихоньку покоряют Голливуд, но пока не всегда удачно. Вы же давно стали там своим человеком.

- У меня был, может, и неплохой английский, когда я приехал в Лос-Анджелес. Я мог бы дать интервью, но играть роль, проходить кастинги на языке - это было нереально. Я начал с того, что в университете Калифорнии учил язык. Потом поступил в театральную академию Ли Страсберга. Но одно дело изучать английский язык, а другое дело - учиться на английском актерскому мастерству. Там подразумевается, что ты уже все понимаешь. Тебе никто не делает никаких скидок.

Конечно, по своему самолюбию я там получил. Я видел девчонок и ребят из Европы, младше меня на пять лет, которые говорят по-английски прекрасно. Это было для меня дополнительным стимулом, чтобы учить язык.

- Почему вы из спорта перешли в кино?

- Я всегда играл и в школе, и в институте. Только школа Страсберга - на несколько порядков выше, здесь надо все делать серьезно, по-настоящему. Если халтурить - просто отчислят. И денег не вернут. В этом плане в Америке все очень просто.

Я потратил больше года на изучение языка и занятия актерским мастерством. В первом фильме снялся в 2001 году, в "Непререкаемых", вместе с Снайпсом и Майклом Рукером.

Так что все сложилось достаточно удачно, страдания окупились. А моя фотография висит в лос-анджелесской академии Ли Страсберга рядом с фотографией Де Ниро.

- Карьера уже, можно сказать, состоялась. Можно и о личной жизни подумать.

- Я женился в Америке, причем очень удачно, на девушке, с которой познакомился в России еще в 93-м году. Мы с Катей вместе учились в институте. Потом вместе уехали в Америку. Тогда мы еще не были женаты. И не думали, что останемся в Америке надолго. Я-то планировал посниматься полгодика и назад.

- Но вы уже были известной личностью, когда познакомились?

- Я уже качался, меня показывали по телевизору. В общем, был первый парень на деревне. Она - первая институтская красавица. Однажды мне друзья сказали: "Она все время тебя пародирует".

Как-то она поехала в Италию, купила мне огромные ботинки. Здесь я не мог таких купить. До поездки она сняла мой след, чтобы не ошибиться с размером. Когда пришла в магазин и показала этот след, ее спросили: "Вы что, Снежному человеку обувь покупаете?" - "Нет, знакомому мальчику". У нас тогда роман еще и не начинался.

- Какой самый неординарный поступок вы совершили ради Кати?

- Лет пять назад мы отдыхали с ней на Канарских островах. Пошли в аквапарк. Там есть огромная гора, называется "Камикадзе". Я мало чего боюсь в жизни, но, честно говоря, высоту не люблю. Катя говорит: "Давай, забирайся туда. Я тебя сфотографирую в движении".

Наш роман тогда только развивался. И я не мог сказать, что не люблю высоту. Залез я, сел. Катя внизу - кажется муравьем. По свистку инструктора надо было отпустить руки от перил и съезжать вниз. Он свистит, а я не могу себя заставить отпустить руки. Страшно. Катя внизу машет: "Спускайся!" Инструктор опять свистит. Я делаю вид, что настраиваюсь.

А там несколько дорожек-спусков. И вот я вижу, мимо меня пролетел какой-то пацан лет семи. Это меня задело. Я оттолкнулся, закрыл глаза и полетел вниз. Катя спрашивает: "Ты что так долго там был?" - "Я траекторию выбирал, чтобы кадр получше получился". Это был мой первый большой подвиг ради нее.

- Отличается ли западная модель семейных отношений от российской?

- С одной стороны, все более прагматично. Сразу заключается брачный контракт, вы обговариваете, как будете делить деньги "на выходе". Конечно, это не так романтично. Вроде у нас любовь, а тут дележка имущества. Мы, правда, хотя и поженились в Америке, брачный контракт не составляли.

С другой стороны, это гарантия того, что люди будут себя вести по-человечески. Потом не будет никаких дрязг. Там большой культ семейных отношений. Молодые актрисы-звезды выходят замуж рано, рожают детей рано, а не ждут 35 лет, как это было модно совсем недавно: сначала - карьера, потом - личная жизнь. Люди держатся друг за друга.

В России, мне кажется, сейчас тоже выстраивается такая модель семейных отношений. Мне это очень нравится. Должны быть какие-то правильные устои. В Голливуде большое значение имеют семейные ценности.

- Очень неожиданно слышать это...

- Для меня тоже было странным это узнать. Да, пишут о громких разводах, которые происходят раз в десять лет. Всюду разводятся. Но эти люди на виду, поэтому все знают, что Алек Болдуин развелся с Ким Бессинджер. Но никто не говорит, что они до этого жили больше десяти лет. Там это уважают, там держатся за семью. Я надеюсь, что среди молодежи скоро будет мода на семью. А как по-другому? Если вы делаете карьеру, если вы хотите добиться успеха, всегда должен быть тыл.

- Из чего состоит ваша жизнь кроме спорта и кино?

- Сейчас я заканчиваю пятую книжку. Она на английском языке, должна выйти в Америке. Книга о спорте в жизни звезд кино. Мне нравится встречаться с молодыми ребятами, беседовать с ними. Мне тоже было очень важно в 15 лет услышать от уважаемого мною человека совет, как тренироваться, что успеха можно добиться честным путем.

Очень люблю просто смотреть на океан. Как только меня начинает одолевать гордыня - как многого я добился, какой я молодец, - еду к океану. Достаточно просто посмотреть на эту огромную стихию. И говорю себе: будь спокойнее, будь тише.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно