Примерное время чтения: 8 минут
209

Преступление начинается с песочницы

- Зачем ты пошел на это преступление? - после всего случившегося спросит Никиту судебный психиатр.

- Чтобы завести друзей, - тихо ответит 16-летний пацан, сын вполне благополучных родителей...

Родители Никиты всю жизнь прожили в этом подмосковном городке, расположенном совсем близко к столице. И всю сознательную жизнь ненавидели его. Когда слушаешь Наталью и Геннадия, начинает казаться, что их объединяла не любовь друг к другу, а именно ненависть к своему месту жительства. Они оба закончили московский институт, в столицу же ездили и работать - в один из НИИ, и отдыхать. Даже в местный кинотеатр они не ходили. "Здесь собирается такая публика..." - кривит губы Наталья.

Неудивительно, что такие же чувства они внушали и своему сыну. За всю 16-летнюю жизнь у Никиты не было ни одного друга, и все его попытки завязать мало-мальски приятельские отношения наталкивались на стойкое нежелание родителей общаться с "этими". Впервые это прозвучало, еще когда он играл в песочнице.

Никита не ходил в сад, чтобы, не дай бог, не набраться дурных привычек, и днем довольствовался обществом мамы и трехколесного велосипеда. Вечером же двор наполнялся вернувшимися из сада детьми, с которыми Никита пытался играть. Правда, игры у "этих" детей были им под стать: они залезали на крышу гаража, через дыру в заборе протискивались на стройку... Стоило мальчику последовать за ними, как раздавался строгий окрик: "Никитушка!" - и сын покорно бежал к маме, которая объясняла, что не надо водиться с этими ребятами, они плохо себя ведут.

С другими мамами Наташа никогда не общалась - не одобряла их поведение. Те почти не обращали внимание, чем занимаются их дети, курили, пили пиво и сплетничали - таким языком, который интеллигентная Наташа слышать не могла. Поэтому она садилась подальше от них. А после того, как весело смеющиеся родительницы разрешили своим деткам попробовать пиво, Никите навсегда было запрещено гулять во дворе.

В ШКОЛЕ начались вполне предсказуемые проблемы. Тихоня и отличник, которого мама до третьего класса провожала в школу и встречала из нее, был постоянным объектом для насмешек. "Не обращай внимание, будь выше этого!" - учил восьмилетнего сына Геннадий. И мальчик, как мог, не обращал внимание: молча сносил дразнилки, пропускал впереди себя одноклассников в школьном буфете и безропотно давал списывать домашнее задание.

Однажды одноклассники было позвали Никиту гулять с ними, но зашедшего за ним Серегу Наташа не пустила даже на порог. "Никитушка сейчас читает, а завтра мы идем в велопоход", - заявила она.

Даже сейчас, спустя 7 лет, родители легко объясняют то свое нежелание, чтобы сын дружил с одноклассниками.

- Они же все ущербные, даже полторы книжки не прочитали. Какое у них времяпрепровождение: мяч гонять да по подвалам сидеть. А мы ребенка к спорту приучали. Зимой каждые выходные на лыжах всей семьей ходили, летом - на велосипедах...

Впрочем, к видам спорта у родителей тоже было избирательное отношение. Когда в 13 лет сын попросил разрешения записаться в секцию ушу, они были категорически против.

- Я не хочу, чтобы мой сын дрался, - сказала Наташа.

- Нужно уметь решать конфликты без кулаков, - наставлял сына отец.

Cамое удивительное, что Никита был выше всех в классе, довольно широкоплечий, крепкий с виду. Другой бы на его месте легко дал сдачу обидчикам и таким образом раз и навсегда решил бы проблему с насмешками. Но родители ему крепко вбили в голову, что дерутся только дураки. Умные отходят в сторону. Но рецепт, справедливый для взрослых, для детской жизни не совсем годился. Такой "пацифизм" одноклассники расценивали как слабость, а здорового Никиту считали маменькиным сынком, с которым неприлично дружить.

В школе Никита с завистью прислушивался к разговорам одноклассников, обсуждавших все на свете: от контрольной по алгебре до музыкальных дисков. Но не научившись общаться еще в песочнице, он не знал, как принять участие в обсуждении. К тому же примешивался страх, что скажет что-то не так и его высмеют. Поэтому, он молчал, держась в сторонке от ребят - как и учили его родители.

Впрочем, ни Наталья, ни Геннадий не видели ничего страшного в том, что у сына нет друзей в школе. Все равно, по их мнению, дружить там было не с кем. Поэтому, когда сын однажды предложил на свой день рождения пригласить в гости класс, родители лишь покачали головой:

- Да у вас там половина - будущие уголовники...

Как в воду глядели, только не предполагали, что в этой компании окажется и их сын.

ЭТО случилось в мае прошлого года. После уроков к Никите подошел Серега, которого когда-то Наташа не пустила в дом, и строго сказал:

- Пошли с нами...

Серега не был тем человеком, с которым Никита хотел бы дружить. Неопрятно одетый, прокуренный, не умевший на уроке двух слов связать, он вызывал неприязнь, но его приглашению Никита обрадовался. Во-первых, его наконец-то позвали в свою компанию, во-вторых, общение с такими ребятами должно было поднять его акции среди других одноклассников.

Серега привел его к 9-этажке, показал квартиру на 3-м этаже, ее окна и сказал, что они по очереди должны следить: кто и во сколько приходит туда и уходит. Третьим в их команде наблюдателей был парень на год их старше, давно бросивший школу и имевший за плечами условный срок. Но Никиту это не испугало, а наоборот, наполнило чувством гордости за себя: вот в какую компанию меня позвали. Ради чего затеяна слежка, новоявленные друзья открыто ему не говорили, но из их разговоров и так было все ясно. В квартире полно дорогой бытовой техники, которую юные гангстеры собирались вынести.

День "икс" наступил в субботу, когда по предварительным наблюдениям и хозяева квартиры, и их соседи должны были быть на даче. Никиту оставили стоять между третьим и вторым этажом на "шухере", двое других подростков проникли за заветную дверь. Но дальше все пошло не по плану. Неожиданно из соседней квартиры вышел мужчина и начал спускаться по лестнице. Никита автоматически поздоровался с ним - это впоследствии и спасло его, но от растерянности забыл уговор: если появятся люди, звонить в дверь.

Он продолжал стоять столбом, когда дверь наконец распахнулась и из нее вылетели его "друзья" с двумя большими сумками. Не замечая своего часового, они помчались вниз. Он еще какое-то время постоял здесь, не зная, что ему делать, а потом отправился к Сереге.

- Чего тебе? Иди отсюда! - зло сказал тот своему несостоявшемуся приятелю и захлопнул перед его носом дверь.

Дружба, длившаяся почти неделю, закончилась. А утром он услышал новость: в 9-этажке, у которой они дежурили, убили женщину и ее сына-подростка. Мальчику было 16 лет, как и Никите.

Это потрясло его больше всего: одно дело - вынести из квартиры музыкальный центр и видео, о которых говорили его приятели, и совсем другое - убить людей. В таких друзьях Никита не нуждался и в понедельник шел в школу с опаской: вдруг убийцы рассчитывают на его дружбу. Но Серега в школу не пришел.

Их вычислили очень быстро: буквально через несколько дней все трое оказались в милиции. Бывшие друзья сообщили, что именно Никита был их идейным вдохновителем, организатором и убийцей. А они лишь вынесли вещи по его указанию и взяли себе на хранение. Показания их были стройными, абсолютно похожими, и сидеть бы Никите за убийство, которого он не совершал... Но слишком уж странно вел себя подросток, которому приписывались столь разнообразные криминальные способности. Он постоянно плакал, на вопросы толком не мог ответить, лишь повторял: я никого не убивал, честное слово. А тут и свидетель объявился - тот самый сосед, который видел Никиту в момент совершения преступления стоящим на лестнице.

В больнице, где подросток проходил психиатрическую экспертизу, он со своими соседями по палате не общался. Внимательно слушал их разговоры, но стоило обратиться к нему, как молча отворачивался к стене.

В записках к родителям писал: "Пришлите мне, пожалуйста, шоколадных конфет и Ницше, я его начал читать, он лежит у меня на столе". От криминальных романов, которые ему предлагали в больнице, наотрез отказался - вероятно, наигрался в детективов. Просить же у родителей сигареты он стеснялся, но они и так знали, что, проведя больше полугода в КПЗ, сын начал курить.

Когда Никиту освободили, психиатр, наблюдавший его, посоветовал родителям:

- Постарайтесь переехать.

- На зарплату научного сотрудника квартиру не купишь, - высокомерно произнес Геннадий. - Или вы предлагаете заняться нам торговлей?

Родители до сих пор с негодованием вспоминают тот разговор.

- Представляете, - возмущается Наталья, - психиатр говорит: приложите все силы, но поменяйте квартиру. Подберите ему новое окружение, хороших друзей, иначе здесь он может попасть под влияние определенной публики... Как будто в другом районе не найдется таких же негодяев. Не нужны ему никакие друзья, достаточно отца с матерью. Мы-то плохому не научим!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно