Примерное время чтения: 4 минуты
202

Вечность по Шекспиру

ТЕЛО предали земле поспешно, даже стыдливо. На поминках о причине Его ухода из жизни говорили как о тяжелой болезни. Слово "любовь" не звучало. Шепотом, почти шипением неслось "совратила", "старше", "нагулянный ребенок" и еще "она толкнула".

А Она ни о чем не знала, спокойно ждала Его звонка. Не дождалась. О случившемся узнала спустя месяц и тоже винит себя. Она ведь, действительно, старше Его аж на пять лет, действительно, нагуляла в неполные восемнадцать внебрачного ребенка. Но ни к себе в постель, ни в петлю Его не толкала. Просто любила. Очень сильно. И все выглядело бы просто и неинтересно, будь Ей, например, лет тридцать пять, а Ему - тридцать. Но Ей едва исполнилось двадцать, а Он учился в десятом классе. Его родители, конечно, читали Шекспира и верили в силу чувств пятнадцатилетнего Ромео, но когда с аналогичным сценарием их столкнула реальность, они не пожелали принять ее правду. И Ромео сдался - добровольно ушел со сцены при помощи веревки...

Они познакомились в сельском клубе на дискотеке. Маленькая рыжая девчонка умилила Его своей глуповатой покорностью. Городские ровесницы выглядели на добрый десяток лет старше Ее, поэтому Он долго не мог поверить, что Она уже имеет ребенка. Этот и другие факты он узнал во время первого же танца. Она, словно каясь, выложила о себе все сразу за вопросом: "Как тебя зовут"? Встречались каждый выходной, благо до села всего-то езды минут сорок. По официальной версии - для родителей - он посещал тренировки. Глаза папе с мамой открыли, как водится, "доброжелатели".

Первым делом мать перешерстила все Его бумаги и нашла несколько "крамольных" записок, в которых Она просила его звонить почаще, поскольку очень скучает. Еще в паре поздравительных открыток юная влюбленная перечисляла качества своего Ромео, за которые Она Его любит: "...ты такой сильный и умный...", "...без тебя я чувствую себя совершенно никому не нужной..." и даже "...я восхищаюсь твоим умом. Вот у меня ни разу не было пятерки по диктанту!"

Этот детский лепет на семейном совете сочли верхом лживости и коварства. Родители не сомневались ни минуты: опытная "шлюшка" совращает юного, чистого, наивного мальчика. О визите к психологу не велось и речи - кто из нас не знает, что сказать своему балбесу, когда он заблуждается? И Ему сказали все. Потоки вылитой на Нее грязи смели начисто все тепло, что когда-то было в этом доме. Началась война. Упреки, жесткий напор, тотальная слежка и телефонные угрозы в ее адрес: "Оставьте нашего ребенка в покое!" - с одной стороны. С другой - заброшенная учеба, постоянные уходы из дома, воровство мелких сумм (на поездки к Ней). Никто не хотел отступать, но до смерти стоять тоже не предполагалось. Однако "косая" стала-таки участником драмы...

А как надо было? Женить недоросля на рыжей "олигофренке" с "довеском" и содержать всех троих? Дать юному мужчине возможность познать всю прелесть взрослой жизни, отлучив от родительской помощи, от дома до тех пор, пока сам не прозреет? Обратиться за советом к специалистам? Не знаю.

Я СМОТРЮ на фотографию на памятнике, на лицо с едва пробивающимися усиками и думаю о своем пятнадцатилетнем сыне. А еще о Шекспире: он тоже отправил своих юных влюбленных в Вечность. Неужели в сценарии "Ромео и Джульетта" не может быть другого финала?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно