Примерное время чтения: 7 минут
124

Дядьки из МВД стоят недешево

Серьезные дяди с армейским прошлым пошли в няни, точнее - в Дядьки. Причем такие воспитатели сегодня самые дорогие.

- НУ-У, уроды! Я из вас буду делать людей! Нал-ле-ево! На-пра-аво!

Эй, ты, толстая свинья, ну-ка отожмись двадцать раз! Ха-ха-ха! А ты, длинный, чего ржешь? Давай, гусиным шагом м-марш! Быстр-ро!

Вот так. А ты, хонурик, чего там прячешься? Ну-ка, выходи и беги во-он до того леса. И чтобы через три минуты был здесь! Понял?!

Всем теперь все понятно?!...

Это не выдержка из армейской жизни, это монолог воспитателя детского интерната для мальчиков, бывшего сержанта армии США - главного героя недавно прошедшего на наших телеэкранах американского фильма.

Жуть, - скажут многие родители, - Упаси боже попасть нашему мальчику в лапы солдафона.

- Оторви его, наконец, от своей титьки! - кричит все тот же сержант молодой женщине, в ответ на ее попытку смягчить его сердце рассказом о травмированной душе одного из воспитанников интерната, брошенного родителями.

Удивительно, но эта грубая фраза заставляет задуматься - а может, он прав?

Путешествуя по Интернету, я наткнулась на объявление: "Бывший офицер с большим опытом работы с подростками предлагает свои услуги воспитателя. Оплата почасовая, высокая. График работы - удобный для вас".

Ну и ну - наши офицеры уже в няни подались! Неужели они не могут найти более "мужскую" работу?

Автор объявления не сразу согласился на встречу. Владимир - офицер в отставке, бывший политрук. За свою жизнь пришлось ему служить в нескольких родах войск и разных уголках огромной страны. Много лет Владимир служил воспитателем в Суворовском училище, куда попадают мальчишки 13-16 лет, большей частью из неблагополучных или неполных семей. Именно этот отрезок жизни был для него самым счастливым временем. Уходил он из училища за полночь, а в шесть утра уже был снова на работе.

- Жена мне говорила, не забывай, что у тебя самого дома двое детей, и им тоже нужен отец, - вспоминает с улыбкой Владимир.

После ухода из армии перепробовал бывший политрук много профессий, пока не родилась идея заняться собственным бизнесом - стать "Дядькой".

- Слово "няня" меня обижает. Я - Дядька, - говорит он.

Так в дореволюционной России называли офицеров, которых приглашали к мальчикам в дворянские семьи. Растили они мальчиков от самого их рождения до двадцати лет и фактически становились членами семьи.

- Не отпугивает ли клиентов ваше офицерское прошлое? - спрашиваю я, - Ведь сегодня слово "армия" вызывает неоднозначные эмоции.

Оказалось, что не отпугивает. Офицерская привычка к дисциплине, исполнительность и ответственность привлекают клиентов, вызывает доверие. Спрос оказался неожиданно велик. Более того, люди готовы выкладывать немалые денежки за "приходящего папу".

- Конечно, люди опасаются: а вдруг, я маньяк, или с сексуальной ориентацией у меня не все в порядке, - признается Владимир.

Более того, поскольку цена услуг няни-дядьки не каждому по карману, клиенты Владимира люди непростые, абы кого в дом не пустят.

- Они по своим каналам меня проверяют: не было ли у меня уголовного прошлого или еще чего. Я не обижаюсь, понимаю их опасения, - продолжает он.

В основном приходящий папа нужен сыновьям обеспеченных одиноких дам, занятых день и ночь на работе - эдаких бизнес-вумен.

- Они понимают, что парню нужен мужчина, который бы занимался с ним спортом, беседовал на "мужские" темы, не сюсюкал - словом, воспитывал бы в нем мужика. Умные женщины понимают, что это необходимо их сыновьям.

Но приглашают Владимира в Дядьки не только одинокие матери, но и полные семьи, где есть и папа и мама, но обоим недосуг заняться ребенком.

- Их дети безгранично избалованы и изнежены, без конца болеют, их невозможно оторвать от компьютера. Вы представляете, семи- восьмилетние дети не умеют бегать! Никогда в жизни не держали мяча! Я их этому учу!

Через пару месяцев общения с Дядькой родители чуть ли не со слезой умиления обнаруживают, что их едва переставлявший ноги увалень не только отлично бегает, но и способен 20 раз отжаться и 10 раз подтянуться на перекладине. Но, самое удивительное, ребенок вдруг начинает их любить! Он их целует и обнимает, и вообще проявляет человеческие чувства. Тут родителей уже прошибает слеза настоящего счастья и радости.

Но о том, что воспитанием их сына занимается посторонний дядя, клиенты обычно предпочитают не распространяться даже в кругу своих близких друзей. Видимо, чувствуют что-то не совсем нормальное в их отношении к собственному ребенку. Поэтому рекомендаций, как правило, воспитателю не дают. Приходится каждый раз искать Владимиру новых клиентов самому, с нуля завоевывать доверие и проходить процедуру проверок.

- Почему же вы расстаетесь со своими воспитанниками? - спрашиваю я.

- По-разному бывает, - говорит Владимир, - например, последняя семья уехала жить за границу. Звали они меня с собой - стал я для них настоящим Дядькой. Но куда же я поеду - у меня своя семья есть.

- А с другими вы как расставались?

- Иногда меня приглашают для решения конкретной проблемы. Как только успех достигается, я из семьи ухожу.

Один случай у Владимира был очень непростой. Мальчик семи лет, играя на улице с приятелем, нечаянно попал тому камнем в висок. Смерть наступила мгновенно.

Мальчик так сильно переживал нечаянное убийство друга, что тяжело заболел: он находился в постоянной депрессии, ни с кем не общался, не ходил в школу, не хотел жить. Чувство неизгладимой вины не покидало его уже полгода. Не помогли ни срочный переезд семьи в другой конец города, ни смена школы. Родители, не жалея денег, обращались за помощью к врачам и психологам. Все было тщетно. Ребенок угасал. Когда они увидели объявление Владимира, то уцепились за него, как за спасительную соломинку - а вдруг, поможет?

- Сначала было очень трудно, - рассказывает Владимир, - Ребенок не воспринимал меня, был весь в себе. У меня начали уже опускаться руки, хотел было уходить, как вдруг что-то сдвинулось с мертвой точки. У нас появился контакт, мальчик постепенно начал проявлять интерес к окружающему миру.

Расстались они через восемь месяцев - ребенок выздоровел, и миссия Дядьки была окончена. Сейчас Владимир с этой семьей практически не общается: родителям очень тяжело вспоминать этот кошмарный период их жизни, они хотят все забыть.

- А вообще, я поддерживаю дружеские отношения со своими бывшими питомцами: звоню им иногда, обязательно поздравляю с днем рождения, да и с другими праздниками, - говорит Владимир.

Сейчас у Владимира уже есть последователи - его друзья, бывшие офицеры, окончившие когда-то, как и он, военно-политические училища, то есть военные воспитатели. Пока своих клиентов они находят самостоятельно, и плату берут, хотя и меньше, чем первопроходец Владимир, но все же немалую, а значит, их услуги доступны далеко не всем одиноким мамам.

Владимир сейчас одержим идеей создать фирму, в которой будут работать квалифицированные, проверенные по всем возможным тестам и каналам - от опроса соседей и беседы с сослуживцами до запросов в МВД - офицеры-Дядьки.

- Фирма позволит снизить цены на услуги военных воспитателей, и многие одинокие матери смогут нас приглашать к своим мальчикам. Да и к девочкам мы придем. Пожалуйста, - обещает Владимир.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно