Примерное время чтения: 8 минут
692

Садо-мазо-зоопарк

Моя подруга призналась, что у нее и ее молодого человека сексуальные отношения не складываются из-за того, что она в постели предпочитает ласку и нежность, а ему требуется жестокость. "Он любит, когда во время секса его кусают, щиплют, один раз даже попросил, чтобы я била его по лицу. Он, наверное, извращенец?" - со слезами на глазах спрашивала она у меня. Что ответить подруге, я не знала.

Наличие у некоторых представителей обоего пола мазохистских наклонностей всегда меня удивляло. В любом случае посмотреть на этих индивидуумов было любопытно. Поэтому я без колебаний приняла предложение своего коллеги посетить ради интереса садомазоклуб.

Мурзики и тигрята

КЛУБ оказался очень хорошо законспирированным: никаких светящихся вывесок, никаких привратников, затянутых в кожу и латекс. Обыкновенная железная дверь рядом с магазинчиком, где продаются пирожки. Внутри тоже ничего особенного: интерьер напоминает средней руки ресторанчик с мягкими кожаными диванами, свечами и приглушенным светом. Взглядом натыкаемся на висящий в углу телевизор и вздрагиваем всем телом: сегодня в программе - садомазохистская порнушка, явно самопальная. Девушки, мастурбируя, протыкают влагалища булавками и увешивают соски бельевыми прищепками. И все это под аккомпанемент Миши Шуфутинского. Наш сосед, на вид нежный отец, заботливый муж и примерный гражданин, изрядно подвыпив, начинает раздеваться, довольно улыбаясь собственной смелости. "Тут сначала шоу будет, - объясняет он нам, - а потом все в сауну пойдут. Тут уже все друг друга знают, даже имена новые придумываются. Меня, например, Утенком называли. А еще у нас Мурзик есть". Все это он говорит веселым тоном, без всяких сладострастных интонаций, словно сообщает биржевые сводки.

Меню: Пытки. Порки. Наказания

ВЕЧЕР начинается. "Хозяйка бала" госпожа Лотта, облаченная в золотистое платье с огромным бантом на боку, приказывает рабу Андрюше, экипированному в семейные трусы и серые носки, собрать записочки с пожеланиями гостей. Обходя публику, она замечает нас: "О, у нас новые посетители! Такие молоденькие! Заказывайте все, что пожелаете: пытки, порки, наказания! Смелее, не стесняйтесь!" - ласково ободряет она нас, поигрывая хлыстиком. Мы испуганно забиваемся в угол дивана. Лотта тем временем читает первое пожелание: "Хочу стать ковриком у ног госпожи Ирины". Автор послания вскакивает с места и укладывается у ног массивной дамы, чье лицо буквально светится от счастья. Оказывается, женщины в этом клубе - полноправные хозяйки, а мужчины - рабы. Так что порка мне не грозит. Лотта вытаскивает следующее послание: "Мурзик хочет выполнить любое желание госпожи Лотты!" - "Ах, ну раз так, то я тебя выпорю!" Мурзик, лысеющий дядя в очках с роговой оправой, судорожно раздевается. Ему связывают руки, подтягивают с помощью веревки к потолку, и госпожа Лотта томно хлещет беднягу по блестящей от пота спине. Мурзик урчит от удовольствия.

"Небольшой перерыв. А потом мы будем чествовать госпожу Наталью, выбранную вами в прошлый раз королевой вечера", - объявляет Лотта. Я поднимаю глаза на соседа и давлюсь собственным языком. Он уже успел раздеться и теперь почесывает мясистые телеса. На середину помещения вытаскивают огромное кресло, куда садится госпожа Наталья, дама средних лет, тут же принявшаяся командовать парадом: "Мальчики! Ну-ка быстро на ковер! Покажите, как тигрята в зоопарке бегают",- верховодит она тоном учительницы, просящей первоклашек показать, чистые ли у них ладошки. Зрелище то еще: в полутьме по полу ползают взрослые мужики, полностью раздетые, с отвратительными жирными телами, при этом Мурзик мяукает, Андрюша лает, а наш Утеночек довольно покрякивает. Тут с дивана подпрыгивает еще одна "госпожа", жаждущая крови, и кричит одному из них: "Ты почему в трусах? Ну-ка быстро сними! Сейчас кнута отведаешь!" И принимается хлестать несчастное "животное", причем на лице у нее выражение такой неподдельной озлобленности, что я начинаю пугаться за участь избиваемого. Тем временем Лотта подходит к нам. "Госпожа не желает отдать своего раба на порку?" - вежливо осведомляется она, указывая на моего коллегу. Коллега каменеет лицом, я вцепляюсь в него мертвой хваткой и говорю, что своего раба никому не отдам. Лотта разочарованно вздыхает. "Зоопарк" веселится вовсю. "Тигрята" уже катаются по полу. "Дамы, не стесняйтесь, можете по ним пройтись! Идите, госпожа, идите!" - Лотта буквально вытаскивает меня за руку. "Тигрята" укладываются в ряд, а я, скрипя зубами, хожу по их дряблым телам подошвами тяжелых ботинок. Сердце у меня обливается кровью. Неужели им это действительно нравится? С этим вопросом и обращаюсь к подсевшему к нам Утенку.

"Вы понимаете, для меня секс - не главное. Тут иная причина. Когда мы, мужчины, выбираем женщину, мы не знаем точно, хотят они нас или просто принимают. А здесь сразу все понятно: женщины сами решают, кого они хотят выпороть. Тем самым мы удостоверяемся, что желанны".

Коллективная оргия

Вспомнив, что в программе заявлена еще и коллективная оргия, мы, не желая барахтаться с "тигрятами" и "мурзиками" в одной сауне или попасть под каблук очередной "властительницы плоти", пробираемся к выходу. В коридоре нас подхватывает мужчина приятной наружности. "Куда же вы так рано? Вы хотя бы просто посмотрите! - И он проводит нас в соседнее помещение: - Можете вместе сауну принять или душ". Сауна оборудована по высшему классу: джакузи, гидромассаж, отдельные кабинки. "А вот здесь у нас темная комната. Вы можете залезть в эту палаточку и позаниматься любовью!" Он выжидающе смотрит на нас, но мы не настроены на любовь и предпочитаем удалиться. У двери встречаем Лотту: "Заходите к нам еще! У нас молодых мало, в основном зрелые люди". Да, до такого надо созреть!

ПИСЬМО
Раб-скромница

ОЛЕГ нравился мне своей скромностью и воспитанностью. На нашем институтском курсе он был самым тихим, всегда сидел в стороне, читал книжку и никогда не участвовал в коллективных попойках. Мои подружки все время подкалывали его, а однажды предложили спор: если я его соблазню, то они меня отведут в ресторан. Эта идея показалась забавной, тем более что Олежка был мне симпатичен. Случилось все буквально на следующий день: мне дали задание написать реферат, и я решила обратиться за помощью к Олегу, у которого по всем предметам были сплошные пятерки. Он очень живо отреагировал на просьбу и пригласил меня к себе. Мы выпили, поболтали, после чего он предложил мне полистать журналы, а сам пошел в ванную. Спиртное сразу ударило в голову, и я была готова переспать с ним, тем более что Олег, с виду такой мирный и целомудренный, взял инициативу в свои руки. Журналы, которые он подсунул мне, оказались весьма необычными: на каждой странице были изображены люди в коже, которые хлестали друг друга плетками, насиловали и втыкали в тела иголки. Не скажу, что я возбудилась от этих картинок, скорее они меня заинтриговали. Не успела я как следует испугаться, как в комнату вошел Олег: вместо халата на нем были кожаные штаны с прорезями в районе половых органов, грудь стянули толстые ремни, а на лице красовался собачий намордник. В таком виде Олег подошел ко мне, встал на колени, вложил в мои руки плетку с металлическим наконечником и сказал: "Делай со мной все, что хочешь". К тому моменту я была сильно выпившая, поэтому решила подыграть ему. Олег разрешил мне бить себя, кусать, унижать и так далее. На мой взгляд, ничего сексуального в том, что он лизал мне ноги, ползал на четвереньках и подставлял для ударов голый зад, не было, но Олег балдел от моих идей по полной программе. До секса в этот вечер мы так и не дошли, но молодой человек, казалось, остался полностью удовлетворенным. Уже потом, переодевшись в более традиционную одежду, Олег рассказал мне, что ему нравится быть униженным и он давно мечтает найти себе госпожу. Парень даже устроился работать в садомазоклуб, чтобы там иметь возможность общаться с людьми с такими же склонностями, как у него. Мы договорились, что я никому об этом не расскажу и иногда буду приходить к Олегу в гости, чтобы побить и помучить его.

Аня В., Москва

Комментирует врач- сексолог, к. м. н. А. ПОЛЕЕВ:

- САДИЗМ и мазохизм - это самые большие загадки для специалистов. Предрасположенность к этому закладывается еще в детстве, когда родители сначала наказывают ребенка, а потом, желая загладить свою вину, ласкают его или дарят подарки. Таким образом, для мазохистов причинение боли - это высший признак внимания. В основном махозистские наклонности появляются у женщин, для которых боль часто трансформируется в оргазм. У мужчин мазохистские наклонности встречаются значительно реже.

В 99% садомазохистские игры носят условный, символический характер, с согласия обоих партнеров. Во всех садомазоклубах не бьют по-настоящему сильно, это всего лишь игра, которая приносит удовольствие. Однако это превращается в серьезное отклонение, когда для получения удовольствия нужна сильная боль, вследствие которой можно получить тяжелые увечья. Например, если раньше женщине для получения удовольствия сначала нужны были три удара по попке, то потом ей хочется, чтобы ее били солдатским ремнем. Очень опасны игры с удушением, поскольку можно не рассчитать собственные силы и задушить партнера насмерть.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно