Примерное время чтения: 8 минут
110

ЗАМУЖ ЗА КИТАЙСКОГО СТУДЕНТА

В ПОСЛЕДНЕЕ время меня почему-то стали интересовать китайцы. То ли потому, что появилось много знакомых студентов из сего загадочного "срединного государства", то ли я просто стала угадывать за этим смешным русско-китайским акцентом нечто большее, чем простоту и немощность в чужой стране.

Китайцев надо учиться воспринимать. Вы можете убедиться в этом сами, если подружитесь хотя бы с одним из них. Особенно будут поражены девчонки... Почему?! Да вы нигде больше не встретите такого скромного и ласкового парня.

Я сама попалась из-за своей глупой привычки ляпать все подряд. Моя коронная шутка - признание в любви - сослужила мне полярную услугу. Дело было в здании журфака МГУ. Я и Лу Ша, моя приятельница из Китая, стояли на балюстраде второго этажа и смотрели вниз. Там, возле буфета, группа китайцев заправлялась гамбургерами и колой.

- Смотри! - закричала я. - Один ваш парень похож на Джеки Чана. А я его так люблю!

- Да?! - обрадовалась Лу Ша.

Я бы не обратила на это внимания и забыла, если бы эта милая девушка не ходила за мной в течение месяца и не втирала в мозги следующие слова: "Если ты его любишь, я помогу вам устроить ваше счастье. Ведь китайские мужчины такие хорошие, ласковые, нежные. Я уже сказала Чжин Чжину о тебе. Он ждет нас".

Закончилось все тем, что он все-таки дождался... Меня познакомили с Чжин Чжином. После этого нас часто усаживали на лавочке в каком-нибудь тихом углу и таинственно и торжественно удалялись. В эти моменты лица участников приобретали некую загадочную умиротворенность. О чем они думали? Чего хотели? Мне было до того интересно, что постепенно, сама того не замечая, я принимала правила чужой страны. Я вживалась в роль.

Чжин Чжин учит русский только год. И единственное, что он смог сказать, - это: "Привет, ты очень некрасивая", и чуть было не начал читать наизусть главу пятую из учебника с топиками о России. К несчастью для него, из соседнего укромного уголка "наблюдателей" выпрыгнула Лу Ша и стукнула Чжин Чжина по голове, сказав, что "нельзя обманывать свою возлюбленную и суженую".

Вот вам и шуточки! Они у всех народов разные и воспринимаются, соответственно, по-разному. Мое поведение было расценено буквально. Причем никто из них даже не задумывался о том, что девушке с ростом почти в метр восемьдесят едва ли подойдет кавалер со ста пятьюдесятью сантиметрами. Впрочем, эта история еще не закончилась...

Китайские студенты, находящиеся здесь около года, не знающие толком русского языка, абсолютно не адаптированы к нашим условиям. Мне не хватает слов, чтобы описать все свои разрозненные впечатления. Ребята ужасно стесняются, нервничают. Каждое неосторожное слово больно ранит их. Чжин Чжин с такой горечью рассказывал о едкой усмешке продавца в метро: "А ведь я просто не знал, как купить билет", - вздохнул наконец бедный парень. А одна девушка, Шинь Жань, поведала мне о часто бросаемых на нее "не очень вежливых и жестоких взглядах".

Еще в сентябре они хотели дружить, общаться, просто разговаривать со студентами из русских групп. И что же? Они так и остались замкнутыми в своем ограниченном, очерченном неизвестно кем пространстве. Иной раз взглянешь: по лестнице мимо пролетел китайский паренек. Это может значить лишь то, что не пройдет и пяти секунд, как здесь же пробежит и вся его группа. Вот так и проходят их дни. Вместе... и только на китайском: смотрят телевизор, ходят в Интернет, читают книги, слушают музыку, занимаются аэробикой. Они редко куда выходят. Вам с трудом удастся встретить тех, о ком я сейчас рассказываю, на дискотеках, в кино или ночном клубе. Да, китайцы избегают русских компаний. Их не приняли, отвергли? Или же им самим не хватило сил, терпения и, быть может, желания стать частью московского студенческого мира? Российское время течет чуть медленнее для них. Но они все равно не поспевают. Когда я просила ребят вспомнить известных им российских "звезд", они называли только Пугачеву и Киркорова.

Ну а ребята, уже прожившие в России несколько лет, не могли не подвергнуться некоей "русификации". Взять хоть ту самую сваху Лу Ша, с которой мы часто об этом говорили.

- Если сравнивать Россию и Китай, то какие плюсы ты можешь выделить у первой?

- Здесь свободно и можно делать все то, чего не позволяют в Китае. Например, у нас в автобусе или в трамвае всегда нужно было купить билет. А здесь хочешь - покупай, хочешь - нет. И я ездила зайцем, потому что не знала, как купить билет и что с ним потом делать.

- Лу Ша, а что тебе не нравится в России?

- Раньше было хорошо, а сейчас... не знаю, как к другим иностранцам (американцам, немцам...), но к китайцам очень плохо относятся. Особые претензии к нам были у милиционеров, даже если с документами все в порядке. Что ж: они просто хотели денег. Такая жизнь сейчас у каждого.

- Ты учишься на журфаке МГУ, а когда закончишь, будешь строить свою карьеру здесь или в Китае?

- Я не представляю, как работают китайские журналисты. У них все иначе. Боюсь, они не примут меня. Мне будет трудно найти там работу. Китайские журналисты следят за собой, боятся выражать свою точку зрения, потому что для них это плохо кончится.

- Если тебе все-таки удастся работать в Китае, ты согласишься с этим, сможешь молчать?

- Придется. Я уже привыкла жить по законам Китая. Да и писать в свой стране, на своем родном языке легче, чем на иностранном.

- С кем ты в основном общаешься на факультете?

- Обычно с иностранцами в группе. Конечно, хотелось бы иметь больше друзей среди русских. Но моя группа просто не дает шанса познакомиться с русскими.

- Я тебя не понимаю. Что ты имеешь в виду?

- А ты сама попробуй представить себя за границей, среди одних только иностранцев.

- Я бы постаралась познакомиться со своими ровесниками, найти друзей, выучить язык...

- А китайцы этого не хотят. Они чувствуют себя спокойно только среди своих. Не желают, чтобы кто-то приводил чужаков. Понимаешь, это наша культура, традиция. Еще родители учили нас не общаться, не вступать в контакт с незнакомыми людьми.

- Что ты тогда думаешь об отношениях людей в России?

- Русские очень дружны, вежливы. Здесь другая культура. В принципе я уже привыкла к этому. Люди встречаются, целуются. У нас просто так не целуются. А еще в Китае люди не разговаривают про свои портки, дела, проблемы. Мы болтаем об учебе и об очень важных новостях. И лишь с лучшей подругой можно о чем-то таком поговорить...

- О мальчиках?

- Обычно не говорят. Это считается твоим личным секретом (я же поступлю немного нечестно, но замечу: сама Лу Ша говорит о противоположном поле частенько. - А. Б.).

- Лу Ша, давай теперь об одежде. Что тебе показалось странным в гардеробе москвичей?

- У вас очень мало лета. И, поскольку люди так хотят тепла, то уже в апреле месяце, когда еще холодно, они ходят в сарафанах и платьях. Мне странно все это. Ну разве нехолодно? А летом вы вообще почти ничего не носите. Я-то уже привыкла. Даже сама в Китае этим летом носила очень короткие и легкие вещи. На меня смотрели как на чудовище, как на иностранку.

- А ты чувствуешь себя иностранкой в Китае?

- Иногда да. Я уже не могу привыкнуть к их мнениям. В общении я, как все русские, откровенна. Китайцы же не могут это принять. Говорят: "Такая молоденькая девушка, а говорит, как умудренная опытом женщина". Девушки же у нас все такие стеснительные. Ничего не скажут прямо. Обо всем молчат.

А Лу Ша не молчала. Она рассказала мне о всей своей жизни. А потом мы с ней вместе пошли в буфет и съели... Вот кулинарной темой я и закончу свой материал. Не люблю душераздирающие концовки и сентиментальную дидактику.

Китайцы просто обожают русские супы. Ни в одной кухне, утверждают они, нет такого разнообразия супов. Причем у них это, как ни странно, самое последнее блюдо. Тем не менее ни один уважающий себя китаец ни за что не положит туда сметану или майонез. Он лучше съест вилку, чем изменит свое решение. Вот и все.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно