Примерное время чтения: 6 минут
43

Поле - главный экспонат

ПОСЛЕДНЮЮ неделю жители столицы только и делают, что мерзнут - будто французы под Москвой. А под самим Бородином снега, между прочим, как не было, так и нет. Зимние осадки обходят стороной Можайский район... Наши корреспонденты побывали в Государственном Бородинском военно-историческом музее-заповеднике, площадь которого составляет 11 тыс. га, то есть 110 км2.

Здесь находится более 100 различных памятников, они разбросаны по всему Бородинскому полю. Если не держать под строгим надзором эту огромную территорию, от памятников в конце концов ничего не останется. Среди местных жителей и приезжих немало любителей поживиться цветными металлами. То букву какую-нибудь оторвут, то ядро отпилят. А пару лет назад с площадки перед центральной экспозицией стащили пушку (!). Раритетную, отлитую в Австрии в конце ХVIII века. Пушка весила 238 кг. Чтобы поднять ее и загрузить в машину, нужно не менее 4 человек. Где та пушка, теперь можно только гадать. Если воры довезли ее до Австрии, то, должно быть, неплохие деньги выручили от продажи.

Пушки - в дело

В ПРИНЦИПЕ, село Бородино ничем не отличается от других российских сел и деревень (в одном Подмосковье десять населенных пунктов с таким названием) - безработица и запущенность. На трех работающих человек приходится десять безработных. Есть и свои "бомжатники" (не только в Бородине, но и в других селах вокруг легендарного поля). Их обитатели пускаются во все тяжкие, лишь бы раздобыть денег на выпивку. Начальник отдела безопасности музея-заповедника Олег Масягин, конечно, не призывает к физическому устранению асоциального элемента типа бомж, но очевидно, что какие-то меры принимать надо. Хищение цветных металлов с памятников за последние три года приобрело массовый характер - общий ущерб от вандализма превысил 7 млн. руб.

Еще несколько лет назад местные бездельники довольствовались традиционным воровским промыслом: однажды, например, обесточили и срезали 1,5 км кабеля. Исторические памятники до поры до времени не трогали. Ну, бывало, кто-то напишет похабные слова на монументе "Мертвым Великой армии", что стоит на месте дислокации командного пункта Наполеона. Дескать, нечего врагам почести отдавать. Понятно, что от бескультурья, но все же не тот масштаб хулиганства. А теперь туристы постоянно буковки отковыривают от металлических плит - либо на память о визите ("Здесь был Вася"), либо собственное имя из них составить. Или кто-нибудь из местных себе домой кусок герба отколупнет по причине великой гордыни. Мол, раз я в Бородине живу, значит, право имею. Ну и цветные металлы опять же: медь, никель... Разумеется, в местные пункты приема их не понесешь, но есть перекупщики, которые переправляют "товар" в другие районы. В Одинцово, например.

"Те, кто в "бомжатниках" живет, не очень-то разбираются в разновидностях металлов, - продолжает Масягин. - Раз блестит, значит золото. Вот и пилят все подряд. Стащили как-то пушечное ядро. Я пришел в их "жилище", смотрю: какая-то грязная масса плавится в костре. Зачем, спрашиваю, вам это нужно? Там внутри сплав, который абсолютно никакой ценности не представляет. Они говорят: мы думали, там медь или золото. Ну прямо как у Ильфа и Петрова: пилите, Шура, пилите..." На некоторых памятниках администрация геральдику заменила на гипсовые копии. Говорят, временная мера...

По каждому факту вандализма должно возбуждаться уголовное дело. Но поскольку раскрываемость таких преступлений крайне низкая, милиция не спешит обременять себя "висяками". Можайское РУВД, как правило, отсылает дирекцию музея к местному участковому: "Расследуйте сами, нас это не касается". А у того и своих дел по горло, на нем пять деревень с ежедневной "бытовухой" и пьяными драками. "Я знаю, что это могли сделать те-то и те-то, - дает рекомендации участковый. - Ищите сами..." По штатному расписанию в отделе безопасности Бородинского музея-заповедника числится четыре человека. Но на самом деле Масягин работает один: мало кто позарится на зарплату в 1100 руб., тем более что, согласно министерским бумагам, в эту должность заложен 11-й разряд - с высшим образованием или, как минимум, юридической школой. Вот и приходится ему ежедневно колесить по Бородинскому полю на своем потрепанном, как он выражается, "Москвиче". Правда, есть в распоряжении музея и милицейская вневедомственная охрана (каждый день дежурят пять человек), но общий язык эти две службы находят с трудом. Когда злоумышленники украли пресловутую австрийскую пушку, милиция два дня не начинала следственных мероприятий. Администрация музея сетует на нерасторопность некоторых блюстителей порядка и на их явную незаинтересованность в раскрытии хищений.

Патент на памятник

ЗИМОЙ в Бородине наступает мертвый сезон. Посетителей мало. Вообще своеобразие этого музея в том, что при всей его масштабности и затратах на содержание массовые мероприятия здесь бывают лишь четыре раза в году - на День Бородина (первое воскресенье сентября), День воинской славы (8 сентября), День Победы и День стойкого оловянного солдатика (этот праздник дирекция придумала сама - для школьников, в преддверии летних каникул). Но Бородино давно стало символом славы русского оружия, и можно понять замдиректора музея Александра Золотарева, когда он говорит о недостаточном бюджетном финансировании. Полный план ремонтно-реставрационных работ предусматривает выделение из казны 52 млн. руб. В этом году дали 21 млн. 516 тыс., из них треть ушла на капремонт памятников. Зарплаты у сотрудников просто смешные. Рабочие по памятникам (те, кто следит за их чистотой, убирает снег) получают... 378 руб. Специалисты разбегаются. Например, у музея нет своего чеканщика. Прекратилась поддержка из Института спецпроекта реставрации, где велись научные работы по Бородинскому сражению.

В принципе, музей-заповедник от спонсорской помощи не отказывается. Но не такой, какую предлагают некоторые нувориши: я у вас тут коттеджик трехэтажный построю и бабок вам за это отвалю. "У нас есть федеральная программа сохранения и развития. Есть режим, охранные зоны и т. д., - говорит Золотарев. - Но Земельный кодекс не запрещает использовать эти же земли под строительство или сельхозработы. Приходится уговаривать людей, объяснять им, что само поле и есть наш главный экспонат. Мы должны сохранить его ландшафт и растительность".

Еще у дирекции есть претензии к можайскому предприятию "Спасо-Бородинские воды", которое использует символику музея на своей продукции: "Конечно, каждый памятник запатентовать невозможно, но они хоть как-то бы нас поддержали. Мы от них и копейки не видели..."

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно