Примерное время чтения: 5 минут
123

Правда может быть и сказкой

У ГЕНДИРЕКТОРА киноконцерна "Мосфильм" Карена ШАХНАЗАРОВА огромное хозяйство: более 30 га территории, яблоневый сад, 13 павильонов, постоянная стройка, ремонт. И 2 тыс. человек "под ружьем". Жизнь на "Мосфильме" бурлит, в работе более сотни проектов.

- КАРЕН Георгиевич, вы не думаете, что кино нынче все более превращается в исключительно коммерческий продукт, утрачивает интеллектуальное наполнение?

- К сожалению, это так. И можно, наверное, плюнуть на все высокие понятия и прицельно делать картины в расчете на не очень интеллектуального зрителя. Даже мне, например, когда я снимал "Всадник по имени Смерть", подумалось: а поймут ли молодые зрители, допустим, фразу: "Ты грезился мне во сне"? Почему не "снился"? Хотел именно так переделать фразу, но Андрей Панин, играющий главную роль, сказал: "Не надо, кто поймет - тот поймет". А ведь "грезился" - это совсем не то, что "снился", это иное отношение женщины к мужчине. Пример может показаться незначительным, но тем не менее. Главное в творчестве - оставаться самим собой. Если не играешь со зрителем в поддавки - и не надо пытаться переступать через себя.

- Вам, как зрителю, чего не хватает в сегодняшнем кино?

- Правды. Но не в банальном смысле слова. Не правдоподобия. Не бытоподобия. Правды. О жизни. О человеке. Всегда нужно к ней стремиться. Об этом говорили все великие - и Толстой, и, если говорим о кино, Феллини. "Мастер и Маргарита" - это ведь тоже правда, хотя и вымысел. И Бегемот интересен, потому что это необыкновенно яркий человеческий характер. Форма в искусстве может быть какая угодно - фантастика, сказка, фарс, но в любую форму может быть облечена правда. И, мне кажется, именно это в современном искусстве уходит. Даже, по-моему, сознательно насаждается культура, где запутывается этот момент правды. В результате люди, зрители теряют представление о том, где правда, где неправда, и эта путаница переносится уже и в их жизнь. И это очень опасно. Когда запутываются очевидные, очень простые вещи. Посмотрите, во что превратилось американское кино? Фильмы, которые сегодня превозносятся, часто не стоят ломаного гроша. Но людям внушают - это хорошо! Не может быть, что это нехорошо, "Оскар" же!

- Что-то уж очень неоптимистично вы...

- Но мировая культура испытывает кризис, я так думаю. И человек испытывает кризис. Тоску. Странную такую тоску. Даже сытый, преуспевающий человек. А почему? Отчего? Потому что организм человеческий - очень точный, тонкий такой инструмент, и, даже если внешне все благополучно, человек все равно смутно ощущает - что-то не так, неправда! Человек инстинктивно тянется к правде. Отсюда и такая агрессивность повсюду - это же все зажатые комплексы человеческие, загнанные внутрь.

- А как вы своих двоих сыновей воспитываете? Они-то смотрят "Властелина колец"?

- Смотрят. Хотя "Властелин колец" - мистификация чистой воды. Его смотрят как исторический фильм. А там истории нет. Правды нет. Это такой выдуманный мир, но смотрят-то как настоящий те, кто ничего не знает, а таких, увы, большинство. И ладно бы это был один такой фильм, это уже массовое кино. Человек растет и думает, что вот такие странные существа со странными именами - это и есть история. Так что тот мир, который описал Оруэлл в романе "1984", наступил сейчас. Не во времена коммунизма, как многие считали, а сейчас. А "Матрица"? Там преподносится будущее, тоже в каком-то непонятном, нереальном виде. И делается это профессионально, с применением новейших технологий. А в итоге нет сказок национальных - ни у американцев, ни у русских. Есть истории о существах. Есть Толкиен. Вот еще почему я оставил в своей картине слово "грезилось" - теперь оно уже тоже часть прошлого, часть культуры.

А насчет воспитания... Как-то показывали по телевизору "Сталкера" Тарковского, я начал смотреть, потом мне надо было уйти, а сыновья - Ваня с Васей, им 11 и 8 лет - говорят: "Оставь, нам интересно". И весь фильм (а он длинный) посмотрели. Потом кассету попросили. И еще раз посмотрели, на другой день! Вот и все воспитание. По крайней мере, у ребенка должно быть что-то еще кроме "Властелина колец", какая-то альтернатива. Я думаю, мои дети хотя и многого не поняли, но не могли не оценить необычность эстетики, явно отличающейся от современного американского кино, которое они, кстати, как и их ровесники, отлично знают. И эстетика эта их заворожила. Потом так же случайно включил телевизор - идут "Подранки" Губенко. Тут я уже спросил: "Хотите посмотреть?" - "Хотим". И опять посмотрели до конца.

- А воспитывать, преподавая во ВГИКе, вы больше не хотите?

- Времени нет. Но главная причина - в сегодняшнем ВГИКе я не хочу преподавать. Там нужно очень многое менять. Говорю с сожалением, потому что очень люблю ВГИК, он мне многое дал. Когда я там учился, преподавали люди, искренне желавшие помочь молодым чему-то научиться, и действительно учили. Например, великий педагог Сергей Аполлинариевич Герасимов. Это он создал вгиковскую школу, которой сегодня уже нет.

- Вы не устали еще тащить этот воз под названием "Мосфильм"? Не жалеете, что впряглись?

- Нет, не устал и не жалею. Это ведь тоже творческая работа - чего-то строить, перестраивать, придумывать. Как будто кино снимаешь, но только по-другому. Для меня это не менее захватывающий процесс. И опыт колоссальный.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно