Примерное время чтения: 7 минут
67

Как шесть снарядов изменили историю

СО ВРЕМЕНИ октябрьского противостояния 1993 г. прошло 11 лет. Сегодня об этих днях вспоминают его активные участники, стоявшие по разные стороны баррикад.

Андрей ДУНАЕВ, бывший министр внутренних дел правительства Руцкого, генерал-лейтенант:

- ПОЛИТИЧЕСКИЙ кризис начала 90-х гг. стал особенно бурно развиваться с весны 1993 г. В первомайских демонстрациях КПРФ и другие партии, шедшие с ней в одной обойме, решили продемонстрировать новой власти свою силу. В этих демонстрациях погибли люди. Особо агрессивно выступали лидер "Трудовой России" В. Анпилов, председатель "Союза офицеров" С. Терехов.

За три дня до празднования Дня Победы стало ясно, что противники Ельцина готовят масштабные акции протеста и на их волне попытаются захватить власть. 7 мая в мэрии Москвы состоялось совещание с участием министра безопасности РФ Баранникова и министра внутренних дел Ерина. Сразу по его окончании мне позвонил Баранников и в присущей ему жесткой форме сказал: "Я только с совещания. Сейчас тебя вызовет Ерин и предложит провести операцию. Не нарушай закон". И положил трубку. Действительно, буквально через несколько минут меня вызвал Ерин и сказал, что коммунисты и "Трудовая Россия" во главе с Анпиловым готовят новые провокации 9 мая, после чего многозначительно добавил: "Надо, чтобы Анпилова не было".

Вернувшись к себе, я созвал совещание начальников оперативных служб и разведки МВД. Общее мнение сводилось к тому, чтобы с некоторыми допустимыми нарушениями закона задержать Анпилова на время празднования Дня Победы. Решение совещания я тут же доложил Ерину. Он выслушал меня и сказал: "Вы что, не поняли меня?! Анпилова к 9 мая чтобы не было".

Я напомнил Ерину о судьбе Берии, Абакумова, других преступников, которые в сталинские времена без суда и следствия "убирали" людей. На это Виктор Федорович ответил мне так: "Считай, что этого разговора не было". Я ушел. Пригласил к себе начальника разведки МВД генерала В. Николаева и приказал двумя бригадами его сотрудников работать по Анпилову.

Утром по дороге на работу услышал по радио "Маяк", что 7 мая Анпилов был кем-то схвачен и увезен в неизвестном направлении. Войдя в здание МВД, я встретил начальника разведки и прямо спросил его: "Где Анпилов?" Он отвел глаза и сказал: "Не знаю". Я понял, что он получил приказ в отношении Анпилова не только от меня. Я попросил его написать объяснение, почему не выполнен мой приказ. Час спустя генералу стало плохо. Его увезли в больницу, и через несколько дней он умер.

Сразу после праздников меня вызвал Ерин и предложил уйти в отпуск. Такое же предложение было сделано и Баранникову. Не подозревая ничего дурного, мы согласились. Пока мы отдыхали в Бочаровом Ручье, возникла "история", организованная адвокатами А. Макаровым и Д. Якубовским и озвученная по телевизору. Речь шла о поездке жен, моей и Баранникова, в Швейцарию, где они якобы делали покупки на десятки тысяч долларов.

Никакого официального расследования проведено не было. Но сразу после этой передачи я был отозван из отпуска и отстранен от должности. Конечно, и мне и аппарату МВД стало понятно, что невыполнение приказа по устранению Анпилова заставило Ельцина усомниться в моей верности.

От своих друзей я хорошо знал, что происходит во властных структурах. Например, о том, что там создана специальная группа, которая готовит роспуск Съезда народных депутатов. На президиуме я выступил и открыто заявил о том, что окружение Ельцина готовится установить режим его личной власти. К сожалению, энергичных мер по предотвращению расстрела БД принято не было.

Все мы, защитники Белого дома, понимали, что сила на стороне Ельцина, а за нами - только закон.

Находясь потом под арестом в "Лефортове", я письменно просил генпрокурора произвести отстрел оружия участников "штурма" БД и назначить баллистическую экспертизу пуль, извлеченных из многочисленных тел погибших защитников Белого дома. Но этого сделано не было. Уверен, что многие "герои" октября 1993 г. превратились бы в обыкновенных убийц, потому что защитники БД на выстрелы не отвечали. Убежден: Баранников, Ачалов, Руцкой, Хасбулатов предотвратили в те дни в России гражданскую войну. Мне лично звонили многие начальники областных УВД и спрашивали, нужны ли войска. Я просил их войска не посылать, а наводить порядок на местах. Спокойствие провинции - это, я считаю, главное, чего добились расстрелянный Верховный Совет и я лично.

Павел ГРАЧЕВ, бывший министр обороны России, генерал армии:

- ПОСЛЕ августа 1991 г. в России постепенно нарастала нестабильность. К власти рвались люди с уголовным прошлым, авантюристы, люди, оставшиеся не у дел еще в советские годы. Они жаждали реванша.

Правительство "так называемых демократов" (я называю их только так) не имело перспективы экономического и политического развития государства. Некоторые министры занимались лишь тем, что старались укрепить свою власть и материальное положение. Настоящих руководителей в правительстве было немного.

В Верховном Совете в 1993 г. абсолютное большинство имели коммунисты, которые потеряли власть и, естественно, мечтали ее вернуть. Они сомкнулись с теми людьми в исполнительной власти, которые считали, что их недооценили или недодали полномочий. Я имею в виду А. Руцкого. Для меня до сих пор остается загадкой, как и где его Ельцин нашел. Как политик Руцкой был ноль, но возомнил себя способным побороть тот экономический и политический хаос, который тогда был в стране. Я ему не раз говорил: "Подожди, сейчас у нас законно избранный президент Ельцин, и мы должны работать на него и подчиняться ему. А твое время еще придет, надо только подождать и готовить себя к этому посту". Но он меня просто не слышал. С поручениями, которые ему давал Ельцин, Руцкой не справлялся, и в результате ему перестали что-либо поручать.

Другой лидер оппозиции - Р. И. Хасбулатов... Я и сейчас его считаю очень умным человеком. Как и Руцкого, нашел его Борис Николаевич, и, пока Руслан Имранович был его заместителем в Верховном Совете, все было нормально. Но как только он занял пост председателя ВС, его взгляды стали диаметрально противоположными взглядам Ельцина. Руцкой и Хасбулатов - очень разные люди и никогда не были друзьями, но жажда власти заставила их объединиться. К сожалению, к ним присоединились и многие высокопоставленные чиновники и генералы. Эта коалиция стала будоражить общество.

Часто говорят - мол, российская армия расстреляла парламент. Это неверно. После указа Ельцина о роспуске ВС и назначении новых выборов парламент перестал существовать. В Белом доме никто не имел права находиться - ни депутаты, ни обслуживающий персонал. Там остались только бунтовщики, не подчинившиеся указу президента. Но и их никто не собирался убивать.

Мы выстрелили по Белому дому шестью болванками из одного танка по одному заранее выбранному окну с целью вынудить заговорщиков покинуть здание. Мы знали, что за окном никого не было. Первыми в БД ворвались десантники, потеряв при этом несколько человек. Только тогда Руцкой и его команда подняли руки. Убитых и раненых ни среди депутатов, ни среди обслуживающего персонала БД не было.

Октябрьские события в Москве могли вылиться в гражданскую войну, если бы мы быстро не затушили мятеж в Москве. К такой войне уже готовились в провинции как сторонники законной власти, так и мятежники. Обе партии имели сторонников в силовых структурах, в госаппарате и среди населения. Но шесть танковых выстрелов большую войну предотвратили.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно