Примерное время чтения: 7 минут
110

"ПОРВАТЬ" коммерсанта!

Ранним осенним утром возле особняка одного из оренбургских криминальных авторитетов тормознули два джипа с тонированными стеклами. Оттуда, разминая затекшие ноги, вылезли несколько амбалов. Подошли к воротам, постучали. На стук вышел хозяин. После короткого приветствия и дежурного обмена "любезностями" сразу перешли к делу.

-НАМ нужны трое ваших торгашей, - главный из москвичей, по кличке "Зам по ликвидации", был предельно краток и "чисто конкретен". - Несколько жирных сделок у нас провернули, хозяина атласом не порадовали. Найдете, мы свое возьмем, потом они ваши.

Сразу после "оперативки" оренбуржцы с энтузиазмом взялись за работу. Приказ москвичей они выполнили. Через пару дней довольный "Зам" с братвой засобирались в обратную дорогу.

- А что с барыгами своими делать будете? - поинтересовался он на прощание.

- Да мы их порвем теперь!

..."Порвать" коммерсанта на жаргоне оренбургской братвы означает уничтожить. Если он, с их точки зрения, в чем-то оказался "неправ". Но сначала жертву полагается обобрать до нитки.

Феномен "разрыва" предпринимателей - специфика чисто оренбургская. Практически во всех мегаполисах криминалитет уже давно отказался от практики сведения счетов с подопечными. "Продвинутые" бандиты понимают, что коммерсант - это золотой теленок, которого можно доить до тех пор, пока идет его бизнес. От мертвого торговца никому никакого проку.

Оренбургские бандиты к числу продвинутых не относились никогда. Город "вольный", без какой-либо иерархии, своих воров в законе, смотрящих и так далее. Нравы соответственно пещерные. В криминальной среде до сих пор устойчиво мнение, что здесь подняться и стать законным авторитетом может любой - было бы желание. Поэтому, как на дрожжах, растет число криминальных группировок, множится число погибших в разборках.

Коммерсанты же в местной криминальной среде вообще не в чести. "Порвем одного - на его место десяток новых набежит", - рассуждают бандиты. И при разногласиях группировок первым под пули попадает "причина раздора" - коммерсант.

Уже несколько лет не проходит и месяца, чтобы в городе не отнесли кого-либо на погост - либо бандита, либо "порванного" коммерсанта. Последнее - нашумевшее убийство Владислава Малышева.

Предприниматель

Владислав Малышев был, пожалуй, самым известным оренбургским предпринимателем. По самым скромным подсчетам, только недвижимость, принадлежащая ему, оценивается в десятки, а то и в сотни миллиардов старыми. Хотя в коммерцию он пришел неожиданно для близких и знакомых. До этого окончил мединститут, работал врачом... Работе отдавался с душой - бывшие коллеги по работе характеризовали его как врача с большой буквы. Кто его знает - если бы Владислав продолжал врачевать, все бы сложилось совершенно по-другому...

Но когда ему предлагали престижную должность в филиале международного фонда, занимавшегося благотворительной деятельностью (все заработанные деньги уходили на помощь детям-инвалидам), никто предположить не мог, что все закончится так трагично. Правда, вскоре фонд закрылся. Учредители из Москвы посчитали излишним помогать оренбургским детям. Но Малышев уже познал вкус предпринимательской деятельности.

Потом грянул челночный бум. Владислав стал одним из первых в Оренбурге челноков. Здесь и сколотил первоначальный капитал. Потом пошли киоски, магазины, супермаркет, автоколонна, кафе, еще один супермаркет, центральный торговый комплекс...

На себя, в отличие от одиозных новых русских, Малышев тратил до смешного мало. За год до загадочного исчезновения купил себе первый в своей жизни костюм, за месяц - скромную двухкомнатную квартиру, в которой так и не успел сделать ремонт. А ежегодный товарооборот всех его фирм к тому времени исчислялся миллиардами. Вся прибыль уходила на развитие и расширение производства и на меценатство. Здесь с Малышевым могли поспорить только такие монстры, как "Оренбурггазпром" и "Оренбургнефть". Сотни оренбургских стариков и детей ежемесячно получали бесплатные подарки: продукты питания, одежду. Десятки интернатов, больниц и школ - оборудование.

Малышева "крышевала" братва из самой мощной на тот момент в городе "бабнищевской" группировки. Как и следовало ожидать, довольно быстро от простого "крышевания" братва перешла к более активной деятельности: стала лезть во все сделки, проводимые Владиславом, рекомендовала, как распорядиться средствами. Ежемесячно росла и "ставка налогообложения" - абсолютно непропорционально реальным доходам.

Вскоре завалили самого Бабнищева. Как и бывает в таких случаях, грянул большой передел. Подручные авторитета сразу сделались заклятыми врагами и стали со стрельбой делить "прикрученных барыг".

Приглашение на казнь

В ночь с 7 на 8 января прошлого года "крыша" пригласила Владислава в одно из городских кафе - для "базара". Не явиться было нельзя - бандиты шуток не понимают. Там его поджидали "быки" из бабнищевской группировки - некто Волк, Бажан и Цирюльник с кучей подружек. К приходу Малышева компания была уже навеселе, готовясь к плавному перетеканию в сауну.

Выяснилось, что Малышев был им нужен не для серьезного разговора, а так, для компании. "Давай, догоняйся!" - коммерсанту налили одну, вторую, третью... Накачали Владислава довольно быстро и один за другим разъехались. Но через некоторое время в кабинете, где отдыхал коммерсант, раздался какой-то подозрительный шум. Встревоженная администратор кафе выбежала из своего кабинета (он располагался по соседству) и, потрясенная увиденным, бросилась на улицу - звать на помощь. Здесь ее и перехватил Цирюльник. Через несколько минут она погибнет при невыясненных обстоятельствах.

Криминала не обнаружено

С самого начала правоохранительные органы что-то не особо ударно трудились над обстоятельствами исчезновения коммерсанта. 16 января на стол одного из РОВД легло заявление матери Владислава об исчезновении сына. А через два месяца появляется на свет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Обоснование: "Криминала не обнаружено". Версия: "Исчезновение связано с действиями Цирюльника или охранника, что может иметь под собой корыстную цель". Только через три месяца после заявления было заведено розыскное дело. Только через несколько месяцев - уголовное. Время было безнадежно упущено.

Более чем странно обошлись правоохранительные органы и с очевидцами. Выписки из официального документа: "Охранник (один из присутствовавших в тот вечер в кафе)... дал пояснения, что ушел из кафе после восьми часов утра домой, где около 13.00 встретился с Малышевым..." Спустя четыре дня возникают новые нюансы. Охранник признается, что после ухода из кафе обменял хранившиеся у него деньги Малышева (286 млн. 500 тыс. рублей) на 50 тыс. долларов, которые по договоренности у себя дома отдал Малышеву. Еще через месяц он снова меняет показания: "...на меня было совершено разбойное нападение неизвестными, которые завладели деньгами Малышева, а меня заставили сообщить, что ко мне домой приходил сам Малышев..."

После таких историй "сказочника" можно было смело отправлять на нары - для выяснения обстоятельств. Но он до сих пор на свободе и "в шоколаде". Причем его материальное благосостояние с тех пор стало подозрительно быстро улучшаться.

А Цирюльник, о жестокости которого в городе ходят легенды, вообще потерпевшим прикинулся. По его словам, вскоре после инцидента в кафе на него напали, он получил тяжелые побои и попал в больницу. Правда, справка из больницы предоставлена так и не была.

Светлая личность

Я нашел в Оренбурге людей, которые шли с Владиславом по жизни бок о бок. Ни один из них не сказал о Малышеве плохого слова. И то была не просто дань традиции. "Таких людей больше не будет" - мнение сокурсников и коллег по бизнесу было единодушным. Лучше всего рассказал о нем его сокурсник Валерий:

"Я знал Владислава лично. Сказать, что он был светлой личностью, - не сказать ничего. Жизнь для нас, врачей, наступила совсем уж невеселая. К нему за помощью пришел один из наших, другой, третий. Ни одному не отказал. Было время, ребятам умерших родителей хоронить было не на что - он и это брал на себя. Святой мужик был, что там говорить..."

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно