Примерное время чтения: 7 минут
149

РАЗБОРКИ НА ТРОИЦКОЙ ГОРКЕ

История, начавшаяся еще 10 лет назад в одном из самых красивых исторических мест Москвы - на углу Садового кольца и Олимпийского проспекта, - сразу же стала темной. Церковь Святой Троицы, которая стоит на названной в ее честь горке еще с XVII века, пережила войны и советскую власть. А вот в наше смутное время одной ногой оказалась в могиле. Точнее, в котловане, который нужно будет выкопать для строительства на горке многоуровневого подземного кооперативного гаража. Именно об этом пишут во все инстанции представители патриархии и общественность.

Даешь гаражи!

В конце 80-х по соседству с церковью подходило к концу строительство жилого дома, которое еще в застойное советское время начали артисты Большого театра. Ради этого они организовались в жилищно-строительный кооператив "Аллегро".

Аллегро - весело. Именно тогда без пяти минут новоселы, еще более веселые от скорой сдачи дома в эксплуатацию, все-таки задумались, что неплохо было бы построить по соседству подземный гаражный комплекс. Дело в том, что их кирпичный новострой архитекторы вписали в старый и уже достаточно плотно застроенный район. Вдохновлять работу и руководить новым строительством подрядился председатель ЖСК г-н Орданьян, который за десять лет возведения дома вполне постиг науку работы со строителями, поставщиками и чиновниками. Гаражный кооператив жителей дома Большого театра, не мудрствуя лукаво, назвали так же - "Аллегро", и в ноябре 91-го глава ГСК получил разрешение правительства Москвы на начало разработки документации.

На составление и утверждение технико-экономического обоснования гаражам давали полгода. Несмотря на бурную агитацию, которую развернул Орданьян среди жильцов дома, документов в правительстве Москвы не дождались ни через полгода, ни через год. В это время на Троицкую горку появились другие претенденты.

Здесь будет город-сад!

Директор дома-музея Васнецова, который находится по соседству с храмом Святой Троицы, Нина Ярославцева создала общественный благотворительный фонд "Мир русской души" и, посоветовавшись со святыми отцами, задумала грандиозный проект. Предполагалось объединить в один историко-культурный ансамбль дом-музей Васнецова, церковь, частично сохранившиеся при храме Митрополичьи палаты и территорию горки, на которой раньше стоял дом купца Недыхляева.

Купеческие хоромы были выстроены на славу и простояли до... начала строительства ЖСК. Тогда рядом с роскошным срубом, который, кстати, как и храм Троицы, был памятником архитектуры, поставили рабочие бытовки. Шахматный клуб, находившийся в бывшем купеческом доме, не выдержал такого соседства и съехал. На охране архитектурного памятника осталась одна железная табличка, вещавшая о государственной защите постройки. Но дом она спасти оказалась не в состоянии. То, что не смогли растащить, просто подожгли.

Ярославцева планировала восстановить дом, открыть в нем музей искусств, реставрационные мастерские, воссоздать атмосферу купеческого быта начала века и кроме того построить рядом галерею религиозной живописи и "город мастеров", в котором могли бы разместиться русские народные промыслы. Отцы города проект одобрили, и на свет в сентябре 1992 года появилось постановление правительства Москвы. Фонду передавался разрушенный недыхляевский дом и полгектара земли по соседству с церковью для последующего оформления в аренду. Сроки, в которые Ярославцева должна была подготовить документы и начать осваивать свою землю, тоже были четко оговорены. Поэтому она сразу же приступила к работе.

Первый гость и экскурсант появился в духовно-историческом комплексе уже через несколько дней. Это был Орданьян. Оказалось, что "гаражники" все еще претендуют на землю, часть которой была теперь выделена "Миру русской души". Глава ГСК был категорически не согласен с новым положением вещей. Представителей фонда попросили явиться в мэрию. Те же чиновники, которые неделю назад подписали постановление, заявили, что произошла ошибка и часть земли придется вернуть.

Гаражи и культура: враги навсегда

Музейщики возвращать уже ничего не собирались, но Орданьян упорно стоял на своем: горку они заняли раньше. Началась настоящая война, в которой Троицкая горка превратилась буквально в Троицкую высоту на карте боевых действий. В соответствии с постановлением фонд должен был получить акт резервирования земли, однако чиновники вдруг начали вставлять палки в колеса. С большим трудом фонду удалось доказать свою правоту, получить акт резервирования и в 94-м году оформить землю в аренду. Однако главный "гаражник" Орданьян не бездействовал и, посетив властные структуры через другую дверь, добился включения своих планов в городскую программу строительства гаражей. На свет появилось новое распоряжение правительства, по которому переиначивались адреса и перекраивались все границы на Троицкой горке. Земля заново и в новых границах резервировалась за фондом, ГСК и Союзом художников, который неподалеку от спорной территории претендовал на кусок земли под собственное строительство. По новому плану гаражи должны были оказаться на уже арендованной фондом земле.

Тем временем в "тылу" у господина Орданьяна появилась "пятая колонна". Члены жилищно-строительного кооператива, председателем которого он оставался, учинили настоящий бунт. Начали выясняться некоторые подробности строительства дома, которым он руководил. Оказалось, что работы никто не контролировал, а Орданьян, единолично распоряжаясь всеми средствами, отнюдь не отличался кристальной честностью. Председателя сместили с должности, а по документам, которые все-таки удалось восстановить, на него завели уголовное дело по статье "мошенничество" (позже старичок Орданьян попал под амнистию по возрасту). Большинство жильцов дома "Аллегро", вступивших в одноименный гаражный кооператив, предпочли не иметь с Орданьяном ничего общего и лишь со стороны наблюдали картину противостояния.

Орданьян, однако, напрочь отметает все обвинения в свой адрес и говорит, что по сравнению с настоятелем храма и директором общественного благотворительного фонда он просто святой. Он убежден, что музейщики погрязли в махинациях при оформлении документов, и уверяет, что это не он, а фонд не идет ни на какие соглашения и мешает строительству гаражей, из-за чего ГСК растерял всех своих инвесторов.

Пик противодействия пришелся на начало этого года, когда Орданьян умудрился получить ордер на строительство на чужой земле и нанял людей рубить деревья. Приехавшая по вызову экологическая милиция здраво рассудила, что происходит нечто незаконное, и составила протокол. У ГСК аннулировали и ордер, и порубочный билет. Московское правительство в конце концов решило отстраниться от многолетнего разбирательства (слишком много сомнительных документов появилось непонятным образом в его недрах в отношении ГСК) и оставило право окончательного решения за префектурой ЦАО. А там, получив твердый отказ фонда предоставить землю в субаренду гаражам, ГСК попросили подвинуться.

Кстати, именно это предлагали гаражному кооперативу фонд и настоятель храма на протяжении долгого времени. Но гаражи упорно цеплялись за облюбованный клочок, не желая уступать.

Третья сторона?

Если бы фонду так и не удалось начать восстановление старой усадьбы, землю у него могли отобрать. За неосвоение. Именно так поступили власти со многими участками в Москве, закрепленными за разными учреждениями культуры еще в начале девяностых. Когда на Троицкую горку нашелся еще один претендент - Департамент внебюджетного строительства, ему без лишней суеты передали участок, который раньше был зарезервирован за Союзом художников. Теперь здесь должны построить небольшой элитный дом. Может быть, и землю историко-архитектурного ансамбля в какой-то момент хотели забрать, например, для частного парка новой элитной постройки, а потому не очень спешили избавить фонд от притязаний Орданьяна. В любом случае формального повода отобрать землю уже нет.

Теперь по плану элитное жилье частично оказывается над подземным гаражом "Аллегро". Но нужен ли департаменту кооператив вместе со своими немногочисленными членами? Вряд ли. Под роскошным домом богатые инвесторы наверняка захотят иметь свой гараж, и чтобы никаких там плебеев-кооперативщиков.

В результате историко-культурный ансамбль продолжает развиваться, а его сотрудники вместе со служителями церкви надеются на то, что огромному гаражному комплексу подкапываться под церковь не позволят. Тем более что и федеральное правительство не на шутку обеспокоилось судьбой памятника архитектуры, в реставрацию которого были вложены большие деньги. Орданьян же со товарищи готовится подать в суд.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно