285

Эрнест Цыганков: "У криминала хорошие водители..."

Автомобиль прочно вошел в повседневную жизнь, но мало кто отдает себе отчет в том, что он представляет собой серьезную опасность. Сегодня в гостях у "АиФ. Разбор" человек, который знает о машине все: Эрнест Сергеевич Цыганков. Он в течение 20 лет руководил сборной СССР по авторалли и сейчас возглавляет курсы высшего водительского мастерства.

- Как вы впервые сели за руль машины?

- Все началось с мотоцикла: значительную часть своей жизни я отдал мотоспорту. И даже когда у меня появились первые машины, все равно не забывал "двухколесного друга". К примеру, на мотоциклах мы умудрялись на выходные ездить из Москвы в Ялту и купаться в море.

- Тогда же стали заниматься спортом?

- Спортом я занимаюсь с семи лет, пройдя все возможные стадии: конный спорт, фехтование, гребля, многоборье. Как-то жизнь меня запутала в разных видах спорта, но нашел я себя в конечном итоге в автоспорте: понял, что это для меня.

- Сейчас существует 14 видов автомобильного спорта. Какие из них наиболее сложные?

- Наиболее трудные скоростные виды: кольцевые гонки, ралли, различные спринты, трековые гонки - они наиболее опасны. Любая грубая ошибка может привести к серьезным травмам и даже гибели.

- Часто ли там обращаются к некорректным методам борьбы?

- В свое время мы были вынуждены создать целую школу некорректной борьбы. Все началось с мотобола, когда игра вышла за рамки правил - до драки доходило. И для противодействия царящему "бандитизму" разработали комплекс приемов. Постепенно из мото террор и антитеррор перешли в авто, и стало очень важно подготовить гонщика к контактной борьбе.

- Но правилами контактная борьба запрещена.

- Она запрещена, но существует, причем неопытному взгляду и незаметна вовсе. Помню, очень тяжело приходилось Николаю Больших: ижевские гонщики ему просто пощады не давали. При любой возможности въезжали в бок, вышибали с трассы. Поэтому мы готовили специальные приемы под названием "автомобильный антитеррор". На пальцах об этом сложно рассказывать, но эффект был. Стоит учесть, что помимо профессиональной подготовки водителя очень важен психологический фактор.

- Можете рассказать об этом на примере?

- Конечно. У Больших постоянно были конфликты с гонщиком Козловым. Причем Больших по своей натуре интеллигент, а тот достаточно грубый человек. Профессиональный уровень у них был примерно одинаковый. Поэтому, готовя к старту, я знал, что будет грубая борьба и победит тот, кто окажется сильнее духом. На старте говорю Николаю: "Когда будешь за Козловым, слегка стукни его в бампер. Я хочу, чтобы он попал в маленький стресс и стал совершать ошибки". Коля долго отнекивался, но согласился. После заезда бежит Козлов: крик, мат. Стоим и молчим. На следующем заезде повторяем прием, причем после всех нелестных эпитетов в свой адрес Больших пошел на это с большей охотой. Опять на площадке ругань. Но Козлов был уже деморализован: в третьем заезде Больших легко выиграл соревнования.

- А зрители не создают проблем?

- Бывает. Особенно это было заметно незадолго до отделения Эстонии. Фанаты прекрасно знали трассу и траектории машин. Проходят эстонские гонщики, и зрители точно на траекторию нашей машины выкатывают громадный камень. На критической скорости объехать такое препятствие очень сложно и под силу только классному гонщику. Много печальных инцидентов было на ралли "Белые ночи" в Приозерске. Этот город представляет собой аналог московского 101-го километра - много народу с криминальным прошлым. Местный контингент нашел себе дикое развлечение: кидал камни в спортсменов. Страшные люди. Поэтому теперь гонка простилась с Приозерском и переместилась в Карелию. Очень много было проблем в Румынии.

- В хоккейных командах четко распределены роли игроков: есть лидеры и полицейские. Если противник тронет лидера, то к нему применяют жесткие репрессии. Есть ли такое в автоспорте?

- Такого нет, и слава богу, что нет. Мы всегда говорим так: автомобиль со скоростью 60 км/ч можно сравнить с пистолетом Макарова, 100 - автоматом Калашникова, машину со скоростью 150 км/ч можно приравнять к гранатомету, а 200 км/ч - вообще страшное дело. Поэтому на таких скоростях играть в подобные игры откровенно опасно. Я всегда ратую за человеческую культуру. Не только на спортивной трассе, но и на обычной дороге. Если вас догнали, не прижимайте чужую машину и не обдавайте грязью, просто пропустите.

- Мы говорим об автоспорте еще советского периода. Но с наступлением свободных экономических отношений государство практически перестало финансировать спортсменов. Что стало с ними, чем они теперь занимаются?

- По-разному. Один заслуженный мастер спорта сел на автопоезд и таким образом зарабатывает себе на жизнь. Некоторые открыли автошколы, другие организовали сервисы. Причем вырученные деньги тратят на спорт. Многие гоняли машины из Европы.

- Опасное занятие. Помогало ли профессиональное мастерство при общении с бандитами?

- Когда как. Со мной однажды был неприятный случай при возвращении из Финляндии. Ехали с семьями на микроавтобусе. Уже от Выборга за нами увязалась машина. С хорошим двигателем, а мы к тому же изрядно нагружены. Они нас догнали, показали автомат и предложили остановиться. Останавливаться совсем не хотелось, поэтому решил попробовать свое мастерство. Хотя я и сейчас не уверен, что правильно поступил. Сделал вид, что останавливаюсь, и, когда та машина притормозила, нажал на газ и пошел посередине дороги, не давая себя обгонять. Так мы гнали примерно километров 50. Потом они, видимо, сообщили своим компаньонам по рации, и нам попытались перегородить дорогу. Бить машину не хотелось, и удалось объехать препятствие по обочине. Затем вышли на шоссе, и преследователи исчезли.

- На этом и закончилось?

- Если бы. После Питера история повторилась. Там уже боролся с двумя машинами. Спас нас туман. Такой хороший, густой. Мы в него нырнули и на максимальной скорости ехали, держа под колесами только прерывистую линию разметки.

- Какое у вас впечатление от водителей криминалитета?

- Это хорошие водители, я давно за ними наблюдаю. Правда, они постоянно нарушают правила и двигаются на максимальной скорости. Но в результате этого произошел естественный отбор: слабые разбились, а сильные остались. Начинали они на мотоциклах. Потом, в конце восьмидесятых, пересели на "шестерки", затем последовали "восьмерки" с затемненными стеклами, и немного позднее их сместили БМВ и "мерседесы". А теперь вообще не разберешь.

- На ваших курсах обучаются разные люди. Причем одни полученные знания и навыки применяют в благих целях, а другие - наоборот.

- Я много думал на эту тему. Конечно, я не могу требовать справку, что ты не бандит. И подписку относительно того, что человек обязуется не заниматься криминальной деятельностью, мы не требуем. Поэтому берем всех. Но мы намеренно убрали из программы приемы "антитеррора", поскольку их можно применять и в виде нападения: блокировки, приемы наблюдения и т. д. Но машина - все равно вещь очень опасная. Не многие знают, что с помощью "полицейского разворота" можно сбить четверых человек. Именно нейтрализовать их, сломав колени. Сейчас на базовых курсах мы обучаем только обычным приемам вождения. "Антитеррор" существует только в программе, рассчитанной на спецслужбы.

- Что можно рекомендовать людям, которых преследует машина?

- Существует много простейших приемов для того, чтобы определить, едет эта машина за вами или просто движется в попутном направлении. К примеру: остановиться в безопасном месте или встать посередине развилки. Но обольщаться такими приемами не стоит. Сейчас как бандиты, так и спецслужбы оснащены радиосвязью. Вас могут вести несколько машин.

Второй момент - необходимо критически относиться к собственной персоне и задуматься о том, стоит ли вас преследовать. Другое дело, если человек везет ценности: он должен хорошо знать свой маршрут, оценить все опасные места и иметь один или несколько резервных путей. Это прекрасно знают инкассаторы.

Следующее: не вводите преступников в искушение, не останавливайтесь на дороге, особенно в глухих местах. Необходимо ехать. Может быть, не очень быстро, но ехать по оживленным местам. Лучше по левому ряду, чтобы под дверь никто не мог заехать.

- Чак Норрис, будучи многократным чемпионом мира по кикбоксингу, как-то признался, что если на улице к нему приставят пистолет, то он без раздумий отдаст свой бумажник.

- Абсолютно с ним согласен. Я езжу на дачу на большом черном джипе и имею с собой карабин "Сайга" (с разрешением, конечно). Если ко мне подойдут вооруженные люди и предложат отдать джип, то отдам его без особых сожалений. С "Сайгой" в придачу. Даже спортсмену-профессионалу стоит сто раз подумать, прежде чем предпринимать агрессивные действия, а обычный водитель просто к ним не готов. Бороться с профессионалами не стоит. Поэтому бессмысленно в рамках интервью устраивать "ликбез" по антитеррору: приемы необходимо отрабатывать. Услышанные и не совсем верно понятые, они, кроме вреда, ничего не принесут.

- Обучение на ваших курсах достаточно дорого, и не каждый может себе позволить заплатить 200$ за недельное обучение.

- Цена связана со стоимостью аренды помещений, автодрома. Дорого обходится оборудование. Поэтому наши преподаватели - люди далеко не богатые. Здесь собрались те, кто действительно любит машины. Работа для них - это и хобби и средство к существованию. От работы получаешь колоссальное удовольствие. Особенно приятно в конце подготовки, когда люди подходят и благодарят. Тем не менее мы изыскиваем средства для удешевления стоимости: студенты и ветераны горячих точек получают 50% скидки. Особое внимание уделяем ребятам - инвалидам, они обучаются бесплатно Их было много после прошлой войны на Кавказе. Сейчас, к сожалению, ждем новых. В результате подготовки молодой парень без руки или ноги не оказывается оторванным от жизни и вполне может прокормить себя и свою семью.

- Остап Бендер сказал: "Автомобиль - не роскошь, а средство передвижения". Что для вас автомобиль?

- Это мои ноги. Хороший водитель чувствует себя за рулем увереннее, чем когда он идет пешком. Так и я: книжки свои пишу за рулем и разговариваю с собой там же. Машину считаю одушевленным существом и иногда с ней ведем задушевные разговоры.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно