Примерное время чтения: 7 минут
110

Карточный МАЭСТРО

ЛЮДИ выбирают самые разнообразные профессии. Или профессии выбирают людей. Один - прирожденный повар, другой - водитель, третий - писатель. А бывает так, что человек - шулер, как говорится, от Бога. Призвание у него такое.

Одессит Анатолий Барбакару много лет зарабатывал на жизнь игрой в карты. Пять лет находился в розыске. Отсидел почти два года. Сделал пластическую операцию, "завязал" и теперь работает на одесском телевидении. А еще пишет книги. Его новое произведение, которое так и называется: "Я - шулер", недавно вышло в издательстве "ЭКСМО". Предлагаем вашему вниманию отрывки из интервью с бывшим профессиональным картежником.

О терминологии

- "Шулер" - это не то слово, которое имеет хождение среди картежников. Мы говорим "игровой", "исполнитель". После отсидки я устроился работать в общество "Знание". Пел под гитару. В Одессе появились афиши: "Автор-исполнитель Анатолий Барбакару". Мои жулики шутили: "О, исполнитель! Теперь ты официально признан, на всех заборах так и написано".

О классификации

- По уровню исполнителей условно можно разделить на талантливых и бездарных. Я, кстати, себя причисляю ко второй категории. Дело тут не в мастерстве, не в ловкости рук. Просто крутой исполнитель - это тот, кто всегда при деньгах, всегда в выигрыше. У него солидный, "породистый" внешний вид. Одежда, манеры, речь. Вторая категория - как советские инженеры. И антураж у них попроще (вот как у меня - внешность босяцкая), и живут они от фраера до фраера, как от получки до получки. Фраера, лохи - это те, кого мы обыгрываем. Они, кстати, тоже делятся на крутых и пропащих. Крутой фраер расстается с деньгами легко, с ним приятно иметь дело. Это были люди из числа артистов, бизнесменов-"цеховиков". А другие - они как наркоманы, для них сыграть - как укол себе сделать. Такой последнее с себя снимет. Строго говоря, это уже болезнь.

О территории

- Играть в поездах, на вокзалах - это низшая категория. Высоким уровнем считались игровые точки где-нибудь на квартире. Такие места делились на так называемые катраны, где собирались непосредственно сами исполнители - решить какую-нибудь внутреннюю проблему, помериться силами с гастролером из другого города. И собственно игровые дома для фраеров, где мы их ощипывали. Кормушки, золотое дно. Попасть на такую престижную игровую точку, где собирались крутые лохи, - дело непростое. И даже если попал - надо там еще удержаться.

Но иногда бывает интересно поиграть и просто где-нибудь в парке. Мой коллега во время съемок фильма "Место встречи изменить нельзя", в нашем парке Шевченко, слегка пощипал Высоцкого с Конкиным.

А особый одесский колорит - игра на пляжах. У меня в книге большинство описанных эпизодов происходит именно на пляжах.

О деньгах

- Выигрывались огромные суммы. Правда, и тратились моментально. Ели мы всегда только в ресторанах. Женщинам своим делали очень дорогие подарки. Вообще у многих исполнителей деньги просто не держались. Был такой парень - Чуб. Он однажды выиграл миллион - это в 80-е годы! Правда, наличными получил только 250 тысяч, была такая практика: когда сумма фантастически большая, проигравший отдавал сразу сколько мог - и стороны считались "в расчете". Так вот этот Чуб, при таких-то выигрышах, кончил черт знает как. Весь в долгах, жена от него ушла, так он у нее и ее нового мужа жил где-то в углу на раскладушке, как Васисуалий Лоханкин.

Мой учитель, кто меня ввел в эту профессию, вот уж кто был аферюга от Бога, выиграл 800 тысяч рублей. Играл на Кавказе, где-то в горах. Расплатились с ним в основном драгоценностями, ювелирными изделиями. Уезжал он оттуда не без проблем. Сопровождавшим его бандитам пришлось двоих горцев сбросить в пропасть.

О бандитах

- Раньше у бандитов было меньше простора для деятельности, чем сейчас. И "крыть" картежников, то есть обеспечивать их охрану и вытряхивать деньги из должников, - это для них было важной статьей дохода. Особенно что касается получения денег. Ведь репутация исполнителя зависит не столько от того, какой он мастер по трюкам, а от того, платит ли он, когда проигрывает, и - самое главное - как с ним рассчитываются проигравшие. Это очень важно! Если ты не можешь получить денег с должника - тебя не будут уважать.

Сейчас акценты сместились. Раньше проблемой было найти и заманить перспективного лоха, а уж деньги-то с него вытряхивали. А сейчас иной раз такой проигравший попадется, что ему проще тебя убить, чем с тобой рассчитываться. Дешевле обойдется.

О картах

- Сейчас, когда я завязал, карты в руки не беру вообще. А зачем? Если только с барышней время провести... Так я ей лучше пару баек расскажу.

А вообще бывают и такие "денежные" карточные игры: кто дальше карту бросит. Смысл? А очень простой смысл, проще некуда: кто дальше всех кинет, тот и забрал деньги. Между прочим, некоторые кидали аж на 70 метров! Обычную бумажную карту. Кстати, пластиковые карты исполнители не любят: с ними труднее "работать" - то есть метить в процессе игры.

О том, как метят карты, я рассказывать не буду. Не потому, что это секрет, а потому, что об этом можно целый том написать - полно всяких хитрых способов. Я вообще левой рукой "вижу" карты. То есть не вижу, а чувствую, даже не знаю, как это сказать, чтобы понятно было. Ну вот держу карту в левой руке и знаю, какая она.

О совести

- Иной раз становилось на душе погано. Ведь как ни крути, а я причинял людям горе. Один случай расскажу: как-то на пляже играли двое. Один - Вася Освенцим. Прозвище такое, потому что действительно во время войны побывал в этом концлагере. А его противник, по иронии судьбы, в то же время полицаем у немцев служил. Я стоял за спиной у Васи и его карты мог видеть - Вася мне доверял. Так полицай и давай слать мне сигналы, чтобы я ему помог Васю обыграть, вошел в долю. Обыграть Васю, узника Освенцима! Так мне противно стало, я плюнул и ушел. Потом на душе долго муторно было.

О другой работе

Конечно, официально я нигде не числился. Но статья за тунеядство здорово мешала, поэтому иногда приходилось где-то работать для видимости. Так, однажды все одесские жулики дружно строили школу. А в другой раз мы поехали в колхоз собирать яблоки. Зарплату нам должны были выдать натурой - тонн 5 яблок. Предполагалось, что мы отвезем их в Сибирь, продадим и наварим неплохие деньги. Но один мой коллега не поделил девушку с колхозным бригадиром, вплоть до мордобоя. И нам ничего вообще не заплатили. Так что можно считать, что я 2 месяца бескорыстно пахал на государство.

О творческих планах

- Не знаю, о чем еще буду писать. Честно говоря, мне пока куда интереснее иметь приключения, чем их описывать. И хотя с картами я завязал, приключений все равно хватает...

Обо всем этом, только более подробно, вы узнаете, прочитав книгу Анатолия Барбакару. А также о том, насколько котируются профессиональные картежники в блатном мире, как одесситы обыграли на 40 тысяч Акопяна-старшего, чем тюремная карточная игра отличается от "вольной", какой из городов России самый "игровой", и еще массу интересных и колоритных подробностей мира карточных шулеров.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно