Примерное время чтения: 4 минуты
75

Как соловей губернатора съел

В ОДНОЙ губернии жил такой добрый губернатор, что подданные не могли нарадоваться счастливой судьбе. И честный, и курчавый, и заступник сиротам. Все в губернии стало цвести и благоухать. Чиновники перестали воровать, пьяницы пить, а девки стали так часто рожать, что генералы испугались: зачем-де Отечеству столько солдат.

И все шло восхитительно до той поры, пока в губернии не объявился заезжий брадобрей. Стал он брить и холить нового губернатора, да так славно, что волосы на щеках и бороде губернатора стали расти в три раза быстрее. Так что бриться ему теперь приходилось три раза в день. Нужно ли удивляться, что вскоре брадобрей стал Другом, да таким, что все прежние друзья разбежались, а один даже улетел на другую планету.

Как-то раз во время бритья брадобрей сказал, что есть-де люди, которые берутся построить новый губернский дворец. Губернатор вознегодовал: да как ты смеешь? Новый дворец! Когда еще не все сироты накормлены, не все вдовы утешены. Но брадобрей представил такие резоны, что отказать было невозможно. Во-первых, что построят не из казны, а из любви к губернии и что, во-вторых, за строительством будут наблюдать честные швейцарцы и честные евреи, так что и полушку украсть будет невозможно.

- Хорошо, но только маленький, - сказал губернатор, вспомнив о своем невысоком росте. И все губернские газеты написали о скромности губернатора.

И вот как-то раз, объезжая окрестности вверенных ему земель, губернатор услышал колокольный звон и увидел высокие палаты, а бежавший рядом брадобрей объявил, что это и есть новый дворец.

- Но я же велел маленький, - удивился губернатор.

- Ваше губернаторское степенство, - возразил брадобрей, - всякое маленькое со временем становится большим, а краткое - вечным...

Невозможно было не согласиться с этой глубокой мыслью.

И все было бы хорошо, если бы не одно свойство дворца. Чем выше возносились его башни, тем неуютнее чувствовал себя в нем губернатор. Ему стало казаться, что он становится ниже ростом. И однажды, когда он залез в огромную купальню, построенную знаменитым мастером Джакузи, ему сделалось так страшно, что он чуть не утонул. К счастью, стражники спасли его. А брадобрей так отчаянно намыливал испуганному губернатору щеки, так хвалил его отвагу, что тот успокоился и даже согласился разбить при дворце небольшой садик с "фонтаном слез", чтобы он напоминал ему о сиротах.

Сад удался на славу. Он так благоухал, что ароматы доносились даже до заграницы. Но вот беда: розы казались слишком большими, а ромашки такими высокими, что губернатору приходилось забираться на лестницу, чтобы погадать, "любит его народ или не любит".

Однажды в день рождения губернатора во дворец привезли заморского соловья. Он пел, как Паваротти. Губернатор, конечно же, был против, ибо любил - так гласила одна из народных легенд - слушать чириканье простых воробьев, за что жители его и полюбили. Но брадобрей, который к этому времени стал секретарем Большого совета, убедил губернатора, что соловьиное пение улучшит нравы дворца и поможет вступить в Союз Лучших Губерний Мира.

С тех пор прошел год, а может быть, и два. А губернатор так и не слышал соловьиного пения. Он боялся выходить в сад. Таким дремучим он ему казался. Жил он теперь в крохотной бриллиантовой шкатулке, подаренной ему губернатором далекой Якутии, и выходил из нее, только когда нужно было принять послов. Он стал таким маленьким, что его показывали иностранцам через увеличительное стекло.

Как-то раз (случилось это в десятую годовщину Великого губернаторства) губернатору приснилась Дюймовочка. Она была столь прелестна и мала, что он тотчас же влюбился. И как всякому влюбленному, ему захотелось услышать соловьиное пение. Тайно от всех он спустился из шкатулки по веревочной лестнице и отправился в сад.

- Соловушка-соловей, - позвал губернатор, - спой мне свою чудную песню.

Но вместо дивного пения раздался разбойничий свист, мелькнула страшная тень, и... губернатора не стало. Соловушка съел его, приняв за обычную букашку.

После гибели любимого губернатора народ плакал и требовал отдать брадобрея под суд, и его объявили в международный розыск. Но адвокаты убедили судей в "непреднамеренной доброжелательности" обвиняемого, и тот был отпущен. Говорят, что недавно он объявился в соседней губернии.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно