Примерное время чтения: 5 минут
187

Большое сердце - это плохо

ИНСТИТУТ скорой помощи им. Склифосовского. Табличка-указатель: "Я. Б. Бранд". Кресло размера ХXXL развернулось в мою сторону...

Без рецепта

- ЯКОВ Бениаминович, а как вы в Склифе-то оказались?

- Интересный вопрос. Занимаюсь организацией отдела "Неотложная кардиохирургия". Будем работать в тесном сотрудничестве с Ренатом Акчуриным, я ведь выходец из его школы.

- На Западе плановые операции на сердце, например, то же шунтирование, уже стали рутинными. А у нас пока мало кто толком знает, что это вообще такое и зачем нужно...

- Да бросьте! Про операцию аортокоронарного шунтирования с некоторых пор знает вся наша страна. А рутиной это нельзя назвать по сути. Человек не может рутинно относиться к тому, что ему предстоит операция на сердце. Есть и определенная часть врачей, к счастью, уже не столь большая, которая считает, что лучше лечить сердце только консервативно - лекарствами. А ведь самые опасные - повторные инфаркты, когда сердечная мышца уже ослаблена, изменена. И в итоге получается, что, когда пациент приходит, хирургу часто остается сказать: извините... поздно...

- Будучи ассистентом на операции Б. Ельцина, вы - один из избранных - видели сердце президента "в разрезе"...

- Давно это было. Ничего не помню.

- Я так и думала. Хорошо, поговорим о сердцах простых смертных.

- Только не спрашивайте, не видел ли я в сердце душу. Не видел.

- Есть такое выражение - "человек с большим сердцем": добрый, значит, и благородный. А с точки зрения кардиохирурга?

- Ох, большое сердце - это плохо. "Кардиомегалия" называется. Для здоровья неполезно. Между прочим, часто эта проблема возникает у любителей пива.

- Кстати о здоровом образе жизни. Когда в передаче "Без рецепта" кто-нибудь из консультантов о вреде избыточного веса рассказывает, а тут - вы "во весь экран" сидите. Как выходите из положения?

- Конечно, отшучиваюсь, как могу, но вынужден соглашаться, потому что они правы. Кстати, я стараюсь худеть - уже скинул килограммов 30.

Кома

- НА ТЕЛЕВИДЕНИИ вы ведете ток-шоу на тему наркомании. Вы беспристрастный ведущий или у вас есть четкая позиция по этому поводу?

- Моя позиция достаточно жесткая: за употребление наркотиков надо наказывать. Помимо того что эти люди сами себя уничтожают, распространяют СПИД, они являются еще и распространителями наркотиков как идеологии. Это своего рода каста с особой психологией, которая воспринимает мир по-другому и вовлекает в этот мир и других. И нет наркотиков легких или тяжелых. Любой наркоман с любым стажем представляет собой социальную опасность для общества. И ему должна быть предоставлена свобода выбора: либо он отправляется в места не столь отдаленные, либо идет лечиться. Пусть даже принудительно.

- Под флагом борьбы с распространением СПИДа появились добрые люди - ходят, разовые шприцы наркоманам раздают. Как вы к этому относитесь?

- Я категорически против этой программы, о чем и сказал "Врачам без границ", которые распространяют брошюры, как надо колоться и куда лучше. Они уверяют, что распространяют эту литературу в среде "безнадежных" наркоманов. А мне эту книжку принесла мама 13-летнего мальчика. Но как только их пытаются критиковать, тут же начинаются крики о том, что в России "прижимают" деятельность ООН, под эгидой которой эти бригады работают: мол, они пытаются спасти людей, а им не дают.

- В Думе пытаются протолкнуть так называемую метадоновую программу - лечение героиновой зависимости замещением наркотика на лекарственный препарат метадон.

- Метадон - такой же наркотик, как и героин, только его производят фармацевтические фирмы, и "дозу" в данном случае можно получить в форме таблеток, а не инъекций. Конечно, сторонники этой программы основываются на выкладках наркологов, делают оговорку, что рецепты будут выписываться только людям, страдающим тяжелой степенью наркомании, и больным СПИДом. Но в России уследить за этим нереально на все 100%. Это лукавая попытка легализации наркотиков. Практически во всех странах отказались от метадона как заменителя героина по медицинским показаниям. Кстати, "ломка" от него гораздо тяжелее. Но, видимо, это кому-то и выгодно - "подсадить" Россию еще на один наркотик.

- Кто, по-вашему мнению, должен заниматься лечением наркомании - государство или частная медицина?

- Сегодня, по закону, лечить наркоманов может только государственное лечебное учреждение. А заниматься их реабилитацией - кто угодно, если есть на то лицензия. Пусть только кто-нибудь мне объяснит, в чем разница между первым и вторым. Любую инъекцию можно считать лечением. И реабилитацией. Мне кажется, что этим должно заниматься государство. Но боюсь, что у него нет на это ни сил, ни средств. Хотелось бы верить, что еще остается желание.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно