Примерное время чтения: 8 минут
167

ЗаДАЧКИ власти-2

Продолжение темы

К МИНИСТРУ природных ресурсов Юрию Трутневу обратился депутат Госдумы Сергей Абельцев. "На правом берегу реки Десны возведен поселок Мартемьяново-2, - писал он. - До сих пор остается загадкой, как получили разрешение на строительство в такой близости от воды. Ведь именно на высоком правом берегу располагаются родники, питающие реку. Строители нагнали массу тяжелой техники и начали планомерно и варварски вырубать деревья и кустарник, снимать дерн, срезать холмы. К самому берегу подвели бетонный забор, загородив подход к воде".

ВМЕСТЕ со специалистами департамента госконтроля Минприроды России по Центральному федеральному округу поехал разбираться и корреспондент "АиФ".

- Мартемьяново-то вот оно, - говорит экологический милиционер Олег и задумчиво смотрит за горизонт. - А где Мартемьяново-2 - черт его знает.

Экологическую милицию мы вызвали специально. "Форма - она и есть форма, - философски комментирует инспектор Минприроды Дмитрий Василенко. - Им тоже двери не открывают, но хоть разговаривают".

Старенькое Мартемьяново со всех сторон обросло коттеджными поселками, как опухолями. Все за бетонными заборами, почти все спускаются к воде. Которое из них Мартемьяново-2? Наугад подъезжаем к первым воротам. Откормленная овчарка лениво обнюхивает нас. "Да нет, это городок Дубодел", - крутит головой дед-сторож.

Объезжаем деревню с другой стороны - еще забор, надпись: "Предъявите пропуск". "Это кооператив "Исток", - объясняет охрана. Дальше минфиновские дачи. Битый час колесим по окрестностям - охрана пялится на нашу форму, но вторым Мартемьяновом себя не признает.

"А как ты его узнаешь? Землю берет одна фирма, экологическую экспертизу на строительство проходит другая, - говорит Дмитрий Тесовский, инспектор Минприроды. - Может, они уже и название сменили".

Частная собственность

НАШ караул устал. Милиция объявила, что у нее нет времени кататься впустую. "Выясните - зовите", - кивают на прощание - и только пыль из-под колес. Мы долго совещаемся и решаем возвращаться в Дубодел - по всем приметам это там.

Большинство участков, на которых стоят коттеджи, было выделено в 1990-1994 годах. А основные природоохранные документы, например Водный кодекс, были приняты в 1995 году. В общем, старая история: в свое время все делалось по закону, а потом законы поменялись. "У каждого куча документов, - говорит Тесовский. - Согласования выдавали архитектурная служба, СЭС, пожарники, лесхоз, экологическая служба района. Полная неразбериха - чье-нибудь разрешение обязательно найдется. А потом - это же ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ!"

Вот приезжали проверять коттеджи в Мякинино Одинцовского района. Инспекторы засекли их еще с воды, когда месяц назад плавали с проверкой ("АиФ" писал об этом в N 27). Подъехали, кругом глухой забор. Из-за него видно, что дома вплотную к воде, - явное нарушение. Только на участок проверку не пускают, замерить не дают. Работают одни турумбаи, где хозяин - не знают. А без замера даже акт составить нельзя.

- Факты налицо, - подводит итог Тесовский. - А виноват-то кто? С частником бороться очень сложно. У юрлица есть адрес, есть счет. А где ты частника будешь искать?

В Дубоделе нас явно поджидали: шлагбаум опустили. "Комендант сейчас подойдет", - докладывает сторож. В ожидании коменданта он развлекает нас светским разговором. Оказывается, в поселке живет Миша - "тот самый, который в баню ходит", а теперь губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов. Дом записан на его тещу. По соседству - зам. министра путей сообщения. Каждый коттедж стоит минимум 300 тыс. долл.

Наконец появляется комендант Михаил Михайлович. Осмотр начинаем с очистных. "На выпуске вода мутная, вон пленка сверху плавает. Пробы давно брали?" - спрашивает Василенко. "Да нам зачем брать? Тут деревенские очистные рядом - пробы регулярно берут. Если бы было что - мы бы знали", - оправдывается Михаил Михайлович. "Вы обязаны мониторинг регулярно проводить. Кому очистные принадлежат?" Михаил Михайлович пожимает плечами.

За крапивой прячется мусорная яма. Ее Минприроды тоже берет на заметку. Мы шагаем дальше вдоль берега через знакомые подмосковные заросли, мимо пруда с рыбаками - и вдруг... Между ближайшим к реке коттеджем и берегом все раскурочено. Речка, только что прятавшаяся в уютной зеленой траве, плещется у самых ног - берег срыт бульдозерами.

- Участок решили к воде продлить! - сердится Василенко.

Дальше наша делегация упирается в забор: с этой стороны Дубодела подхода к воде нет. За деревьями виднеется крыша - строение подозрительно близко к воде, но разве это определишь на глаз?

Подводим итог. Забор вплотную к урезу воды - раз, свалка - два, изуродованный берег - три и бесхозные очистные сооружения - четыре. "Надо акт составлять, - командует Тесовский. - А на кого? У вас есть удостоверение, что вы комендант?" "Нет, что вы, я на общественных началах", - улыбается Михаил Михайлович.

Звонок мэру

И ТУТ - о чудо! - появляется человек, готовый ответить за все. В будке сторожа поджидает кудлатый мужик.

- Устимчук Виталий Феодосиевич, - представляется он и переходит в наступление. - Какие у вас вопросы? Разрыто на берегу? Так, пишите: никаких работ там не велось, мусор был, я его убрал. Уже приезжала проверка - выписали штраф 15 тыс. руб., я заплатил. Вот документ. Какие еще вопросы? Дом вплотную к воде? Отвечаю - никаких домов там нет, это легковозводимые строения, законом не запрещены. Тут не подцепитесь. Еще какие проблемы?

- А вы, собственно, кто? - спрашиваем мы.

- Я - никто. Пишите "бедный колхозник".

- Здесь написано, что вы директор ООО "Триумвират", - замечает въедливый Тесовский, который тем временем изучает переданные ему "бедным колхозником" документы.

- Нет больше такого ООО, - отвечает Устимчук. - Раньше было. А теперь здесь одного хозяина нет - все дома выкуплены. Это коллектив индивидуальных застройщиков. Я знаю, как надо оформлять. Шесть таких городков построил! У меня здесь три адвоката живут - любой вопрос решим.

- Так давай сразу к Павлу Астахову обратимся - он мировой судья, - советует осмелевший Михаил Михайлович.

- А очистные у кого на балансе? - спрашивают инспекторы.

- Я городок оформил как часть деревни Мартемьяново.

- Значит, и за очистные, и за кучу мусора с Петровской сельской администрации надо спрашивать? - уточняем мы.

- С них. Сейчас я позвоню.

"Бедный колхозник" вытаскивает из кармана мобильный и набирает номер зам. главы администрации: "Васильич? Это Устимчук беспокоит. Тут какая-то непонятная проверка из Москвы, так ты без меня с ними не встречайся. Я приеду, привезу адвокатов, мы все вопросы решим".

Он снова поворачивается к инспекторам: "А какой это у вас министр? Трутнев? Такой молодой каратист? Ну это мы тоже решим: мой друг с ним вместе тренируется".

Мы едем в сельский округ. Зам. главы администрации, следуя рекомендациям, уже "испарился", однако мы составляем протокол. Ефремова вызывают в Москву, где ему придется держать ответ. Инспекторы довольны: "Во-первых, штраф за незаконные земляные работы 20-30 тыс. руб. Во-вторых, выясним, у кого на балансе очистные, - еще штраф 30-40 тыс. руб. или закрытие очистных. Это минимум".

А максимум? Будет ли Минприроды, как обещало, сносить незаконные коттеджи? "АиФ" продолжит следить за развитием ситуации.

Выявлять и сносить!

НА КАКОМ этапе сейчас находится война против незаконных коттеджей? Мы обратились в Министерство природных ресурсов РФ.

- О РЕЗУЛЬТАТАХ проверок можно будет говорить 10 сентября, - сообщил "АиФ" руководитель управления по связям с общественностью Ринат Гизатулин. - Однако уже сейчас известно, что в Подмосковье незаконно захвачено 1 395,7 гектара заповедных лесов. 1800 домов построено в водоохранной зоне. За первый месяц проверки Минприроды составило около 1000 актов о нарушении природоохранного законодательства.

Примерно сто дел уже передано в суды. В частности, прокуратура подала иск о сносе незаконных строений в поселке "Балтия". На 18 октября назначены предварительные слушания о незаконной продаже земли в усадьбе "Архангельское". МПР взяло под контроль музей-усадьбу Тютчева "Мураново". К нам обратился директор музея. Он неожиданно наткнулся в газете на объявление о продаже участков вокруг усадьбы. Потом к нему подъехали люди на черных джипах и объявили, что мурановские холмы - теперь частная собственность.

Судебное решение о принудительном сносе имеется пока только в отношении поселка Екатерининский на Истринском водохранилище и двух домов в деревне Глухово в Красногорском районе Подмосковья. Все зависит от волевого решения судов. Задача МПР - выявить нарушения и передать материалы в прокуратуру, а та обязана восстановить законность. Однако, похоже, служба судебных приставов пока не готова к исполнению ряда решений - нет практики. Они обратились в суд с просьбой разъяснить, каким образом сносить дома.

Проверки планируются не только в Московской области, но также в Ленинградской - в курортной зоне на берегу Финского залива - и в Сочи. На конец сентября назначены слушания в Госдуме с участием министра Ю. Трутнева.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно