Примерное время чтения: 4 минуты
129

Вирусы в погонах

ВИРУСЫ конго-крымской геморрагической лихорадки из-за своих высоких поражающих факторов давно входят в арсеналы биологической войны. Как считает президент движения "За химическую безопасность" доктор химических наук Лев Федоров, не исключено, что в Ростовской области произошла утечка биооружия. По его мнению, люди в станице заразились через специальную пыль, которая является разносчиком смертоносных вирусов.

Но откуда она взялась в Обливской? Как уверяют специалисты Министерства обороны РФ, в Ростовской области нет воинских частей радиационной, химической и биологической защиты. Правда, кроме военных вирусами занимаются и пять эпидемиологических гражданских институтов. Два из них, в Саратове и Волгограде, примыкают к зоне эпидемии, а один и вовсе находится в Ростове. Сейчас, конечно, трудно установить, кто выпустил вирусного джинна из пробирки. Работники ФСБ, что работают сейчас в станице, держат результаты расследования в строжайшей тайне.

Однако кое-что все же удалось узнать. Следователи особенно тщательно отрабатывают так называемый чеченский след. По оперативным данным, посланцы известных чеченских полевых командиров Арби Бараева и Эмира Хаттаба пытались установить контакты с работниками ряда секретных биолабораторий. Особенно настойчиво они искали подходы к Екатеринбургскому центру военно-технических проблем биологической защиты и вирусологическому центру в подмосковном Сергиевом Посаде. Были также зафиксированы попытки неких предпринимателей из Грозного заполучить спецотраву якобы против колорадского жука. Мол, он в Чечне такой стойкий, что его обычные ядохимикаты уже не берут.

Кстати, именно в Обливской милиционеры остановили грузовик и конфисковали у чеченцев несколько бутылок с подобной жидкостью. Одна из них разбилась, когда милиционер ехал вместе с дочерью в машине. Наверное, не случайно, что дочь станичного стража порядка Валя Фрейман, наглотавшись паров смертоносной отравы, одной из первых заболела конго-крымской геморрагической лихорадкой.

Вместо засекреченной "пятнашки"

В СССР работы над биологическим оружием всегда проходили под плотной завесой секретности. Вот почему появившееся 6 апреля 1999 г. в "Нью-Йорк таймс" интервью с бывшим советским военным ученым Канатяном Алибековым сразу вызвало сенсацию. В нем утверждается, что советские войска неоднократно применяли биологическое оружие в Афганистане, опыляя вирусом сапа позиции душманов. Алибеков рассказал о том, как военные ученые пытались превратить ВИЧ, вызывающий СПИД, в смертоносное наступательное оружие. Он подтвердил имеющиеся у ЦРУ США данные о том, что Москве удалось овладеть технологией перестановки генов, сделав, таким образом, болезнетворные микробы еще более устойчивыми к факторам окружающей среды и менее поддающимися лечению.

Мой знакомый военный специалист по биозащите не стал опровергать своего бывшего коллегу. Он указал лишь на то, что в марте 1992 г. Россия провозгласила отказ от биологических программ наступательного характера. Тогда же было расформировано суперсекретное 15-е управление, занимавшееся этими проблемами. Теперь в военном ведомстве вместо мощной и многочисленной "пятнашки" действует Управление по биологической защите Минобороны РФ. Его возглавляет генерал-лейтенант медицинской службы Валентин Евстигнеев - один из крупнейших специалистов по всем видам чумы. Под его началом служат 30 офицеров, лишь 8 из них биологи. Остальные - инженеры.

"Шпионам вход воспрещен!"

ТАКУЮ надпись вполне можно было бы сделать на фасаде НИИ микробиологии Минобороны РФ. Именно в этом секретном научном центре военные ученые работают со спецвирусами. Здесь хранится государственная коллекция микроорганизмов, являющихся потенциальными агентами биологического оружия. Говорят, тут только штаммов сибирской язвы более 100 образцов.

По данным Главного военного разведывательного управления Генштаба ВС РФ, за рубежом выявлено 37 возбудителей различных заболеваний, в том числе и вирусы гемморагических лихорадок - марбурга, эбола, ласса, а также аргентинской, боливийской и конго-крымской. В военное время они способны доставляться на нашу территорию не только с помощью бомб и снарядов, но и крылатыми ракетами "Томагавк". В мирный период диверсанты могут использовать биооружие в качестве аэрозолей и жидкостей.

Специалисты института разрабатывают средства медицинской защиты от биологического оружия. А в филиале центра в Сергиевом Посаде - вакцины от различных вирусов. Вот только от конго-крымской лихорадки эффективной вакцины пока не создано. Поэтому в станице Обливской люди пытаются уберечься от страшной болезни дедовскими способами: водкой и чесноком.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно