Примерное время чтения: 4 минуты
214

Марина Юденич - очарование мистики

ЕСЛИ и выпадает современному писателю редкое счастье прославиться стремительно и у вдруг, то можно с уверенностью сказать, что этот счастливый билетик писательской лотереи выпал Марине Юденич, первые книги которой, изданные в России, весьма пресыщенная ныне российская читательская публика буквально смела с прилавков. Ажиотажу во многом способствовали и журналисты, наделившие ее творения эпитетами "загадочные", "мистические", "колдовские", "булгаковские" и одновременно "анти-булгаковские".

Марина Юденич вошла в русскую литературу с короткой, но захватывающей лихо закрученным сюжетом и загадочной концовкой, оставляющей читателю очень широкое поле для толкования, повестью "Гость" и, похоже, собирается остаться в ней надолго. Только что в рамках совместного проекта два крупнейших российских издательства "ACT" и "Эксим" выпустили в свет второй ее роман "Я отворил пред тобою дверь...". Психологическая проза - так определяют критики жанр этих книг и осторожно добавляют: "С элементами мистики".

В современной российской прозе сильна тенденция сиюминутности -персонажи, факты и ситуации из жизни переносятся прямо в книгу. В романах Юденич этого нет: вы не найдете там скандалов, о которых недавно прочли в газете, рухнувших банков, проворовавшихся чиновников... Ее сюжеты гораздо более узнаваемы, чем шелуха сиюминутности, - это то, что переживает каждый человек вне зависимости от времени и места, но в чем далеко не каждый готов признаться даже самому себе. Любовь и ненависть, обида и месть, предательство и воздаяние, Бог и дьявол - понятия вечные потому, что представляют собой непреходящий интерес для человека.

Что касается мистики - это выношенное и выстраданное мироощущение писательницы, которая осмеливается говорить о вещах, отнесенных к категории запредельных, а потому традиционно не подлежащих обсуждению и серьезному анализу. "Мистика, - говорит Марина Юденич, - это то, вокруг и прежде всего внутри нас, чему мы еще не умеем дать объяснения". И на ее мнение можно положиться: Юденич изучала психологию в России и во Франции, брала уроки у известных европейских психоаналитиков, осваивала современные психотехники, путешествовала по африканским дебрям, наблюдая тамошних шаманов и колдунов. У нее свой взгляд на допустимое и недопустимое вмешательство в человеческую психику, который, возможно, расходится с современной наукой. Многое легло в основу романа "Я отворил пред тобою дверь...". Вынесенная в заглавие строка из Апокалипсиса отнюдь не случайна и определяет многое - роман производит впечатление вещи нерукотворной, где все взаимосвязано: средневековье и современность, испанская инквизиция и израильская клиника пластической хирургии, венценосный герцог, зловещий психоаналитик, одержимый ученый и фанатик-террорист...

НО ГЛАВНОЕ - женщины, которые любили. Любили так сильно, что разделяющие века не помешали их судьбам сплестись в причудливый клубок. Это история искупления, история выбора между местью и прощением, который во все века и времена встает перед человеком.

Вскоре увидит свет и третий роман Марины Юденич - "Сент-Женевьев де Буа". Знаменитое русское кладбище под Парижем упомянуто здесь не всуе - на страницах романа также загадочно переплетется день нынешний и далекое уже прошлое. Петербург, встречающий роковой 1917-й, кровавые расправы "рыцарей революции" в 1920-м, современный Париж и горячие степи юга России. Загадочная встреча на кладбище превратит жизнь благополучного и вполне порядочного российского предпринимателя, оказавшегося, к несчастью для себя, внуком чекиста, обагрившего руки кровью многочисленных жертв, в зловещую фантасмагорию, заставив в итоге понять, что за все надо платить...

В ПЛАНАХ Марины Юденич - четвертый роман "Исчадие рая". Здесь уже не будет мистики в привычном ее понимании: ни переклички веков, ни пришельцев из прошлого, но страшный разлад в сознании благополучной девочки из очень благополучной семьи приведет к целой серии трагедий, которые окажутся много страшнее любого мистического сюжета.

В литературе, как и в бизнесе, есть свои ниши, свой спрос и предложения. На мой взгляд, до сих пор ниша действительно глубоко психологической прозы, традиционной для русской культуры, почти пустовала. Теперь читатель получает качественную пищу для души и, осмелюсь сказать, для духа. Тем более что язык всех трех произведений уже сам по себе заслуживает того, чтобы текст попал в руки истинным ценителям слова. Согласитесь, в наше время такое бывает нечасто.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно