Примерное время чтения: 7 минут
147

Хитроумное одурачивание

СПИСОК участников предвыборной гонки закрыт, и теперь вовсю разворачивается борьба кандидатов за наши голоса. Точнее - за наши мозги. Чтобы помочь нам с вами сделать "правильный" выбор, охотники за мандатами постараются хорошенько эти мозги запудрить.

В КАЧЕСТВЕ самого ходового средства по-прежнему применяется компромат. Но компромат компромату рознь. Скажем, лучше сказать, что соперник за казенный счет построил дачу, купил "Мерседес" (жеребца, квартиру и т. д.), чем обвинить его в краже 100 млн. долларов. Почему? Да потому, что дачу и "Мерседес" может представить каждый, а 100 млн. для рядового избирателя - это так много, что даже вообразить не получается.

В основном компромат распространяется через прессу и ТВ. Успешно осваивается и новый "сливной бачок" - Интернет. Но самым эффективным способом вбрасывания компромата некоторые специалисты считают... слухи. Делается это так: в общественный транспорт подсаживаются два "пассажира" и начинают перемывать косточки одному из кандидатов. За пару дней сплетни облетают весь город, обрастая самыми невероятными подробностями. Профессионалы называют это "технологией вируса".

Технологии грязные и тонкие

ПОМИМО компромата есть много других способов манипулирования нашим сознанием. Руководитель консалтинговой группы "Управление PR" Максим Григорьев, изучающий методы противодействия контрпропаганде, насчитывает десятки ее разновидностей.

К грубым формам, например, относится "раздражающая агитация". Это когда на лобовое стекло вашего автомобиля намертво приклеивают листовку с призывом голосовать за кандидата N. Или звонят домой в три часа ночи с той же просьбой. По идее, после такой "агитации" вы должны возненавидеть несчастного N.

Родственный прием из области подтасовок - когда от имени кандидата вас приглашают к нему на "чаепитие с раздачей подарков" в какой-нибудь ДК на окраине города. Потом вы будете чертыхаться и проклинать "обманщика". Еще один способ "дезинформации" - распространение "листовок кандидата" о том, что он снимает свою кандидатуру.

Но эти пиаровские штучки - мелочи по сравнению с массовой психологической обработкой населения. Взять хотя бы такую невинную на первый взгляд штуку, как рейтинг. Определяя лидера в предвыборном марафоне, опрос общественного мнения его тем самым создает. Все же хотят голосовать за сильного и никто - за слабака. А с рейтингами можно проделывать некоторые "невинные" шалости. Например, приезжает в провинцию шабашка социологов и для начала дает правдивую картину предпочтений в области. А перед самыми выборами чуть-чуть, на 3-4%, завышает рейтинг нанявшего их кандидата. После такой подмены его популярность и в самом деле растет.

Если все-таки верить социологическим опросам, только 6% наших сограждан читают предвыборные программы. Остальные делают выбор по принципу "нравится - не нравится". Но в том-то и дело, что нравится или не нравится им не кандидат как таковой, а его образ. Избиратели голосуют за брэнд, торговую марку. Путин - это "сильная рука", Примаков - "стабильность", Зюганов - "прекрасное прошлое". Именно это дает возможность манипулировать общественным мнением.

Самой простой манипуляцией является наклеивание ярлыков. "Дерьмократы", "коммуно-фашисты", "киндер-сюрприз", "семья" - яркие, запоминающиеся словечки надолго прилепляются к тем или иным политикам, формируя вполне однозначный образ. Остроумно поступили противники А. Буркова на губернаторских выборах в Екатеринбурге, скрестив его фамилию с фамилией Баркашов. И вышло, что все, кто его поддерживает, - "буркошовцы". Мрачная аналогия оказалась поистине убийственной. Но случаются и проколы. Так, во время предвыборной кампании в Красноярском крае А. Лебедя назвали "птеродактилем", а его электорат - "зоофилами". Не помогло - противники не учли, что далеко не всем избирателям знакомо слово "зоофил", а кто такой птеродактиль, вообще помнят единицы.

Увязывание политика с какими-либо негативными образами - один из самых эффективных способов его опорочить. В том же Питере для контрагитации вовсю использовали бомжей. Вооружившись поллитрой водки, они обходили квартиры и просили внести по 100 руб. в фонд поддержки "нашего кандидата N". "Арбузной коркой", на которой поскользнулся известный шоумен С. Лисовский, стали листовки от имени "голубых", призывающих проголосовать за "дорогого Сереженьку".

Нередко того или иного политика "привязывают" к якобы исходящей от него угрозе. В 1996 г. в ходу были антизюгановские листовки, на которых вождь КПРФ со зверским лицом предлагал "купить еды в последний раз". Эффективны и спекуляции на тему здоровья политика. Так, А. Коржаков, сводя счеты с Б. Березовским, намекнул на "недолеченную" хроническую гонорею у последнего.

Особый пиаровский шик - применение многозначных намеков, допускающих любые толкования. К примеру, когда о каком-то кандидате говорят: "Ну вы же понимаете, на какие деньги он построил себе дачу..." В этой фразе нет никакого криминала, к суду за нее не привлечешь - но мысль избирателя будет работать в нужном направлении.

Впрочем, если ваши противники имеют дело с не самой подготовленной аудиторией, они могут обойтись и более грубым обманом. Рассказывают случай из кампании 1996 г., когда в одной из армейских частей командир выстроил на плацу солдат и сказал: "Так, кто голосует за Ельцина, ставит галочку против его фамилии. Кто против - ставит против его фамилии крестик. Всем понятно?" Откуда было знать солдатам, что какой знак ни поставь - все равно это будет голос "за"?

Иммунитетом по компромату

ВПРОЧЕМ, преувеличивать влияние грязных технологий на умы и психику избирателя тоже не стоит.

- Взаимоотношения народа с властью у нас исчерпываются двустишием: "За кого ни голосуй, все равно получишь ...!" - невесело пошутил психолог А. Абель. - Говоря языком психологии, мы имеем дело с недостаточной эмоциональной значимостью для большинства населения успехов и неудач политиков. Люди считают, что "все они одним миром мазаны", "кто бы ни пришел, все равно будут воровать". Из-за этого поражение любимой футбольной команды воспринимается у нас куда горше, чем провал на выборах "своего" блока или кандидата.

Отсюда и растущее равнодушие к информационным войнам. По мере того как компромат становится привычным, избиратель приобретает к нему иммунитет. По словам Д. Шушакова, психотерапевта из Новокузнецка, количество избирателей, на решение которых можно повлиять предвыборными технологиями, снизилось с начала 90-х гг. на 40-60%. Теперь доверчивых осталось не более 15-20%.

Еще один миф - будто наш выбор целиком и полностью зависит от количества телерекламы. Перед первым туром выборов Б. Ельцин получил 53% рекламного времени, а Г. Зюганов - только 18. В итоге первый набрал всего 35% голосов, а второй - целых 32! Чем черт не шутит: имей тогда Ельцин еще больше рекламного времени, у нас, возможно, был бы сейчас другой президент... Психологи считают, что политическая реклама в большом количестве работает не на пользу, а во вред.

Есть и такое мнение: чем назойливее и грязнее политики ведут свою кампанию, тем меньше людей придет к избирательным урнам. А это уже нешуточная угроза. При явке от 40 до 60% в электорате будут преобладать пенсионеры с их в основном левыми предпочтениями. В том же случае, если к урнам придет менее 40%, исход выборов может испугать даже Анпилова и Баркашова. Так что, господа политики, не пилите сук, на котором сидите. Ведь в противном случае (не дай Бог!) даже повеситься будет не на чем.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно