Примерное время чтения: 6 минут
69

Милошевич - друг России?

57-летний президент СРЮ Слободан МИЛОШЕВИЧ окончил юридический факультет Белградского университета и достаточно рано начал свою карьеру. В двадцать пять он уже возглавлял пропагандистскую службу в Белграде, в 28 стал руководителем одной из самых крупных промышленных компаний Югославии - "Техногаса", а затем - президентом Белградского объединенного банка. В течение трех лет руководил отделением банка в США - отсюда его прекрасное английское произношение и знание рыночной экономики.

В 87-м на внеочередном пленуме ЦК стал председателем президиума ЦК Союза коммунистов Сербии.

За кулисами официоза

У МИЛОШЕВИЧА не только захватывающая карьера. Нестандартны его семейные обстоятельства. Отец - черногорец, несостоявшийся священник, учитель Закона Божьего. Мать - сербка, яростно преданная коммунистической идее школьная учительница. Родители развелись, когда Слобо был еще ребенком, и его воспитывала мать. Семью преследовал злой рок: отец застрелился, когда Слободан учился в университете, мать повесилась, когда он был уже большим начальником. Вдобавок застрелился его родной дядя, генерал. Среди причин называли алкоголь.

Из-за пережитых потрясений характер Слободана весьма специфичен. По мнению депутатов Госдумы, имеющих с ним личные встречи, он холоден, практически лишен эмоций, не верит ни в какие идеалы, для него не проблема пойти на контакт с заклятым врагом и разорвать отношения с давним другом. Никогда не повышает голоса и тем более не кричит, не строит страшных гримас гнева. Очень закрыт, всегда сторонился общества, и его нормальное, без публики, состояние - "пугающая задумчивость".

Прекрасный оратор, он еще в социалистической Югославии выделялся тем, что единственный из партийных функционеров говорил без бумажки. Его речь состоит из коротких фраз, он использует простые и понятные народу слова, говорит медленно, придавая значение каждому слову.

Со своей женой Мирьяной Слободан познакомился еще в школе. Она из известной семьи, так называемой "красной элиты". Мира - доктор философских наук, преподает социологию в

Белградском университете, основатель социалистической партии "Югославские левые", автор многочисленных книг и пишущий журналист.

Считается, что именно она "сделала из Слобо человека". Во всяком случае о том, что Мира влияет на мужа, говорят открыто. К ней прислушиваются.

У Милошевича двое детей - сын Марко и дочь Мария. Более знаменит сын. Плейбой, владелец самого большого в Югославии ночного клуба, любящий погонять на спортивных автомобилях ("Сколько разбил? Не знаю, на пятнадцатой сбился со счета"), пострелять из пистолета, а лучше - автомата. В свободное от любви и адреналиновых приключений время он закрывает папины финансовые тылы.

Взлет

ИДЕАЛЫ интернационализма никогда не были близки многочисленным национальностям и конфессиям Югославии, враждовавшим между собой. И в Сербии недовольные голоса раздавались всегда - на ее территории разместились самые грязные производства.

Финансировалась она в последнюю очередь, имела слаборазвитое сельское хозяйство. Основные зарубежные инвестиции шли в прозападно ориентированные Хорватию, Словению, Боснию.

Однако официальной идеологией СФРЮ оставалось единство народов, и любые попытки национального протеста подавлялись. До 86-го года и Милошевич был верен заветам коммунистического интернационала, яростно боролся с любыми проявлениями национализма. Но он очень рано понял, как резко меняется ситуация. Первым из руководства Сербии Милошевич перестал осуждать шовинистические высказывания и акции. И в апреле 87-го года история показала, что он не ошибся в своей стратегии. В Косово начались волнения местных сербов против притесняющих их албанцев. Милошевич приехал нормализовать ситуацию. Его уже ждала многотысячная толпа. Назревал конфликт, милиция применила дубинки, народ ответил булыжниками. Милошевич не побоялся выйти к людям и, проговорив с ними до 6 утра, произнес знаменитую фразу: "Албанские националисты должны осознать раз и навсегда: больше никто и никогда не посмеет вас бить".

И награда нашла героя - его только что не понесли из Косово до Белграда на руках. Сербам нужен был освободитель, и они его получили. Национальный вопрос из запретного стал самым обсуждаемым. На волне национальной идеи Милошевич получил безусловную поддержку, сербским лидером в таких условиях мог быть только он - он, вышедший в народ, "защитивший сербов от злодеев".

Косовский узел

МИЛОШЕВИЧ был одержим идеей Великой Сербии, и первым его шагом стало установление контроля над Косово и Воеводиной. В результате его целеустремленной борьбы в 89-м году сербский парламент принял поправки к конституции, фактически отменившие автономию края. Это решение сегодня называют бомбой замедленного действия, которая должна была рано или поздно взорваться. Сам же Милошевич говорил тогда и продолжает говорить сегодня: "Косово никогда не будет в руках албанских сепаратистов и националистов".

Откуда такая уверенность, если в крае проживает 90% албанцев и лишь 10% сербов?

Поэтому-то косовский конфликт в принципе неразрешим: с одной стороны - это историческая родина сербов, и они относятся к своим правам на край очень чувствительно. С другой - албанцев уже никуда не денешь, они давно прижились и тоже по праву считают Косово своей родиной.

Рекордсмен выживаемости

ГЛАВНЫЙ секрет Милошевича - в умении приспосабливаться. Его не зря называют "новым Тито". Слобо лучше всех усвоил наследие маршала, политическое долголетие которого держалось на реализме и гибкости - для него не было догм, принципиальных идей, ради которых надо было жертвовать всем остальным.

Расхожее мнение западных аналитиков: единственное соображение, которому верен Милошевич, - это то, что не нужно быть верным ничему. У него нет раз и навсегда обозначенной позиции, он исповедует те идеи, которые актуальны. Из образцового коммуниста он превратился в националиста и носился с идеей Великой Сербии. Потом, уловив ностальгию, развернулся - стал социалистом, проповедующим антинационалистические взгляды, стал возрождать союз братских республик (пока только двух - Сербии и Черногории).

Он, когда это потребовалось из тактических соображений, бросил боснийских сербов во главе с Радованом Караджичем, и, смешно сказать, Сербия ввела блокаду Сербской Краины. Это стало пощечиной для российских националистов, о которой они уже забыли.

Сегодня Слобо вновь оказался прав. Когда ввел в Косово 40-тысячную армию, бронетехнику и приступил к планомерной зачистке. Стало очевидно - это война. Но такой поддержки, как сегодня, у Милошевича не было, может быть, даже в 87-м. Нация сплотилась. Его враги стали его соратниками. Что еще нужно для полного счастья?

Для полного - российские зенитные комплексы С-300. В Югославии возмущены (!) словами Ельцина, что военной помощи Россия оказывать не будет. На прошлой неделе вице-премьер Вук Драшкович собрал пресс-конференцию только для того, чтобы обвинить Россию в том, что она - такая-сякая! - не хочет помогать сербам оружием. Им не нужна наша тушенка, наши миротворческие инициативы. Им нужны наши ракеты.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно