97

Чикатило в Африке не приживается

"ПРЕСТУПНОСТЬ не имеет национальности". Этот безусловно правильный постулат средства массовой информации, кажется, уже вбили нам в головы. Тем не менее это не означает, что понятия "нация" и "преступность" вовсе не связаны между собой.

ВМИРЕ нет народов, полностью свободных от криминала. Другое дело, что в разных странах существуют разные представления о том, что является преступным деянием, а что нет.

Кого-то, возможно, удивит тот факт, что, по данным ООН, Швеция занимает одно из первых мест в мире по количеству преступлений на тысячу жителей. Но в этой стране наличие алкоголя в крови у водителя уже считается преступлением, и оно обязательно подлежит регистрации. А, скажем, в закавказских республиках, если исходить из официальных данных, уровень преступности весьма низок, поскольку там издавна практикуется компромисс между преступником и потерпевшим, преступником и правоохранительными органами, что, к сожалению, переносится и на российскую почву.

ГЕНЕТИКА И КРИМИНАЛ

ЕСЛИ генетика оказывает определенное влияние на профессиональный выбор человека, то это, по-видимому, относится и к специализации в криминальной сфере. Здесь также существуют национальные, региональные и даже семейные традиции. Более того, преступный бизнес зачастую является продолжением бизнеса вполне легального.

Возьмем цыган. Вот что пишет известный исследователь их быта и искусства Николай Деметер: "Разные группы цыган, попадавших в Россию, специализировались в определенном ремесле - кузнечество, ювелирное дело, изготовление и лужение котлов, профессиональное нищенство, искусство пения и пляски. Особенно были распространены торговля лошадьми у мужчин и гадание у женщин". Из вполне легальных профессий цыган проистекали криминальные. Где торговля лошадьми - там конокрадство, где гадание - там мошенничество. И в целом структура преступности у цыган сохраняется до сих пор. Конокрадство исчезло, но добавилась торговля наркотиками и самопальной водкой. Если раньше цыгане для попрошайничества воровали по деревням детей, то теперь нанимают инвалидов.

А вот еще один пример, тоже нам близкий. Экономическим криминалом занимаются все криминальные национальные группы и сообщества. Но в финансово-кредитной сфере самые интеллектуально изощренные преступления присущи лицам еврейской национальности. Причина в том, что на протяжении веков евреям в европейских странах запрещались практически все виды деятельности, кроме ростовщичества.

Поэтому с конца ХVII в., когда банковская система начала по-настоящему развиваться, эта ниша человеческой деятельности уже была занята евреями. И закон они чаще всего преступают именно в этой сфере. В то же время исторически сложилось так, что евреи редко совершают убийства и другие преступления, связанные с насилием над личностью. Вероятно, это объясняется тем, что на протяжении столетий они жестко придерживались канонов своей религии - иудаизма, одна из первых заповедей которого - "не убий".

Но есть нации и даже расы, у которых определенных видов преступности просто не существует. Например, среди африканцев почти не встречаются серийные насильники и убийцы, подобные Чикатило.

Исследования ООН показали, что, несмотря на разный уровень социально-экономического устройства, такие страны, как Швейцария, Болгария, Непал, Саудовская Аравия, Япония, имеют самый низкий уровень преступности. Причина в том, что в этих странах существует высокий социальный контроль общества и государства за поведением людей. Например, в Японии - семейный контроль, в Саудовской Аравии - религиозный, в Швейцарии - кантональный, то есть контроль властей областей (кантонов) за исполнением законов.

УГОЛОВЩИНА В ОДЕЖДАХ НАЦИОНАЛИЗМА

В СССР, как в стране с тоталитарным режимом правления, преступность искореняли самыми жестокими методами сначала после Гражданской войны, затем - после Отечественной. Возможность нарушать закон имело только само государство. Когда советская власть рухнула, оказалось, что преступность в России и других странах СНГ, как болезнь, была попросту загнана внутрь и в благоприятных условиях снова вышла наружу.

С конца восьмидесятых годов "нормальная" уголовщина в СССР стала рядиться в одежды национализма, чутко уловив настроения "народных масс", стремившихся освободиться от коммунистической диктатуры. По данным правоохранительных органов, с обычной уголовщины начинались, по существу, все национальные конфликты в СССР.

События в Сумгаите и Фергане 1989 г. начинались с бытовых драк и разбойных нападений. Если бы те, первые, преступления были вовремя раскрыты, преступники наказаны, конфликтов и сопровождавшего их разгула преступности можно было бы избежать. Но тогда преступники обрели национальность, завопив "наших бьют". И получили поддержку законопослушных граждан. В результате национальных конфликтов беженцы в больших количествах выплеснулись в Россию, и прежде всего в Москву, став питательной средой для первых национально-мафиозных формирований.

По информации МВД, в России в настоящее время насчитывается до 8 тыс. преступных группировок. Но из них только 70 основаны исключительно на этнической принадлежности. В основном это кавказские группировки. Следует признать, что они самые сильные, наиболее труднораскрываемые, поскольку базируются на круговой поруке, основанной на кровном родстве, которое до сих пор многое значит для любого кавказца, вне зависимости от национальности.

Но и в Москве, и в России в целом эти формирования сохраняют "гражданскую" специализацию своей нации. Скажем, если азербайджанцы более всего активны в торговле, то и в криминальном бизнесе их преступные группировки заняты прежде всего тем, что контролируют вещевые и продовольственные рынки. Законопослушные армяне держат в руках автосервис. А их "шаловливые" собратья занимаются скупкой и перепродажей краденых автомашин, перебиванием номеров и пр.

Грузинское преступное сообщество контролирует ресторанный и игорный бизнес. Кроме того, они имеют в своем составе наибольшее число коронованных "воров в законе". И это тоже имеет свои исторические корни. Грузия и в прошлом очень часто давала России военачальников, политических лидеров и крупномасштабных преступников. Последнее, случалось, совпадало.

Тем не менее преступность нацменов буквально тонет в море славянской. По данным Независимого центра национальных объединений и межнационального сотрудничества, из 3 млн. преступлений, совершенных в России в прошлом году, только 28 тыс. приходится на долю граждан из стран СНГ. А что же русские? Около 60% всех преступлений, совершаемых ими, бытовые, в основном на почве пьянки.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно