Примерное время чтения: 6 минут
247

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Социализм как высшая стадия капитализма?

Долгие годы на всех нас лежала тяжкая обязанность мыслить одинаково. Перво-наперво - в глобальных вопросах, касающихся столбовой дороги развития человечества. Худо было ученому, кто дерзал намечать иные дорожки. Но все же такие находились. Один - из них ведущий научный сотрудник Института Африки АН СССР Ю. КОБИЩАНОВ, более тридцати лет назад поставивший под сомнение знаменитую "пятичленку" - общепринятую схему развития человечества, включавшую первобытнообщинный, рабовладельческий строй, феодализм, капитализм, коммунизм.

Дело специалистов оценить - насколько верны его взгляды. Свою задачу вижу в другом - познакомить читателя с примером научного инакомыслия, возникшего не сейчас, в пору нарастающего духовного раскрепощения, а в те времена, когда оно было сопряжено с немалым риском.

Юрий Михайлович, насколько знаю, вы еще с хрущевских времен, с середины пятидесятых, атакуете "пятичленку". Что вам в ней не нравится?

- Не устраивает меня в этой схеме то, что она, по моему глубокому убеждению, не соответствует жизни. Я считаю, что на самом деле имеются лишь три формации: первобытнообщинная, феодальная и капиталистическая.

А социализм и коммунизм?

- Я считаю социализм - разумеется, не казарменный - одной из стадий капитализма, более высокой, чем империалистическая стадия. Что касается коммунизма, то так далеко я не заглядываю.

Если же обратиться к более ранним временам, то весь огромный исторический период от зарождения классов до развития капитализма представляет собой, по моему мнению, одну стадию развития человечества - большую феодальную формацию.

- Куда делось рабовладельчество?

- Как самостоятельная формация рабовладельчество никогда и нигде не существовало.

Рабовладельческой формации не было даже в Древнем Риме, поскольку рабы там не составляли основную часть трудящегося класса. Ее составляли крестьяне, которые производили жизненно необходимые продукты, а также ремесленники.

По самой своей природе рабский труд не может быть господствующим ввиду полной незаинтересованности труженика в результатах своего труда. Он может только играть подсобную роль.

- Как вы полагаете, каким образом у нас утвердилось представление о рабовладельчестве как самостоятельной формации?

- Думаю, немалую роль тут играл пресловутый социальный заказ. Сталин (так же, как Гитлер и Муссолини) испытывал к истории своеобразное интимное чувство, искал в ней ориентиров на будущее. В сущности сталинский режим являл собой сочетание рабовладения (ГУЛАГ), крепостничества (колхозы) и капитализма (некоторое допущение рыночных отношений). Таким же представлялось Сталину и будущее. Потому-то великой мечте тирана соответствовала теория, по которой в древности якобы господствовал рабовладельческий способ производства, а в средневековье крестьяне были прикреплены к земле.

- Какова, по-вашему, продолжительность большой феодальной формации?

- В сущности, по крупным историческим меркам, она сохраняется доныне. Не прошло и пятисот лет с тех пор, как в одной небольшой части мира, а именно в Западной Европе, началось развитие капитализма. Причем шло оно весьма неравномерно, то и дело происходил возврат в докапиталистическую эпоху, как, например, в Италии, Испании, Германии. Характерно, что именно в этих странах Западной Европы, а также в Восточной Европе и России в XX веке на смену полуфеодальным монархиям после революций и гражданских войн пришли тоталитарные режимы.

Всего за несколько веков капитализм подчинил себе весь мир, но далеко не везде ему удалось проникнуть достаточно глубоко в недра докапиталистических обществ. В качестве примера могу привести Ближний Восток, страны Персидского залива.

- А как можно представить с точки зрения вашей теории новейшую историю нашей страны?

- Сталинский "социализм", как я уже говорил, сочетал в себе элементы феодализма, рабства и капитализма. Кстати, подобные формы отношений (я называю их тупиковыми) уже были известны истории, это крепостная мануфактура, плантационное рабство Нового Света, островов Индийского океана, пиратские республики Антильских островов и Мадагаскара XVIII века и т. д.

"Внеэкономическое" принуждение - отличительная черта феодализма - при Сталине достигло такого развития, какого не знала всемирная история. Никогда и нигде не было таких мощных "псевдорыночных" структур, и нигде они не существовали так долго, как в Советском Союзе.

- Чем отличается рабство новейшей истории от древнего рабства или, допустим, плантационного рабства Америки?

- Главное отличие от древних времен - более строгий экономический расчет в использовании раба. Особенно этот расчет характерен для немцев периода гитлеровской Германии. Этот экономический подход с какого-то момента заимствовали у немцев и сталинские опричники.

А что немцы у нас переняли, так это использование уголовников своей собственной, "хорошей", национальности в качестве помощников администрации лагеря, для подавления политзаключенных, расово "неполноценных" и т. д.

Еще одно новшество новейшей истории - интеллектуальное рабство, заключенные так называемых "шарашек". До этого никто прежде не додумался. Тут мы опять были пионерами. И снова немцы заимствовали у нас изобретение: у них тоже возникли "шарашки", хотя их было гораздо меньше - они не очень доверяли интеллектуальным способностям рабов-инородцев.

Главное отличие рабства сталинско-гитлеровского периода невиданные дотоле его масштабы. Никогда в американских колониях Англии, Испании, Франции, не говоря уже о Древнем Риме или Древней Греции, не было таких масс рабов, как, допустим, в сталинских лагерях.

- Вы сказали, что в вашем представлении социализм это высокая стадия капитализма.

- Под социализмом я понимаю социальную политику передовых западных стран, Японии, арабских стран Персидского залива. Существующая здесь высокая стадия капитализма делает возможным ряд социальных преобразований, направленных на защиту обездоленных.

Можно трактовать это как социализм, хотя, конечно, не в том смысле, как мы это трактовали долгие годы.

- Откровенно говоря, не очень я доверяю всем этим "пятичленкам" и "трехчленкам". Все мы свидетели: наш народ, другие народы стали жертвой величайшего злоупотребления гуманитарной наукой. Теорию, недостаточно проверенную и апробированную, сырую сделали орудием практической политики. Результат известен.

- Я могу согласиться с одним: какой бы хорошей ни была научная теория, прилагать ее к практике надо с осторожностью. Наука есть отражение жизни, но она все же имеет дело с абстрактными категориями. И невозможно, наверное, перенести научные построения на реальную жизнь.

О. МОРОЗ, публицист

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно