Примерное время чтения: 5 минут
169

Амнистия!

О ПРИБЛИЖАЮЩЕЙСЯ амнистии еженедельнику "Аргументы и факты" рассказывает заместитель министра юстиции, государственный советник юстиции I класса Юрий КАЛИНИН, когда-то начавший свою карьеру на производстве в колонии простым слесарем, а в последние годы занимавший должность начальника Главного управления исполнения наказаний (ГУИН).

- Амнистия, о которой так много говорят в последнее время, действительно не за горами?

- Я думаю, она будет объявлена уже нынешней весной, в апреле или мае.

- Сколько человек предполагается освободить?

- Первый проект предусматривал амнистировать 120 тыс. Но последовали замечания суда, прокуратуры, Минобороны. И число это сократилось до 94 тыс. Если же говорить о реальной цифре, я думаю, на свободу выйдут тысяч восемьдесят заключенных, поскольку из числа намеченных к амнистии будут исключены нарушители режима и те, кто не попадет под освобождение по другим формальным признакам.

- Кто подпадет под нее наверняка?

- В первую очередь - несовершеннолетние, женщины и мужчины преклонного возраста, участники Великой Отечественной войны. Сейчас в колониях и тюрьмах содержится 762 тыс. заключенных. И число это вполне можно сократить. Кроме того, считаю, что лица, совершившие непредумышленные преступления, например связанные с ДТП, вообще не должны попадать за колючую проволоку, а отбывать наказание на специальных поселениях.

- А как вы относитесь к хрестоматийному высказыванию сыщика Жеглова: "Вор должен сидеть в тюрьме"?

- Вор-профессионал и бандит-рецидивист - несомненно. А вот человеку, случайно оступившемуся в жизни, совершенно не обязательно до суда "париться на нарах" в изоляторах, которые сегодня катастрофически переполнены.

- И много таких сегодня?

- По нашим данным, из общего числа содержащихся в изоляторах к лишению свободы приговаривается судом примерно 36% подследственных. Остальные освобождаются по альтернативным видам наказания, реабилитирующим основаниям и т. д. Так какой же смысл было сажать этих людей под замок и отрывать от обычных условий жизни, от семьи, работы?

- А что на этот счет думают следователи, для которых самый лучший подследственный - это тот, кто сидит за решеткой?

- Как вам ни покажется странным, они тоже за сокращение. Недавно на совещании в МВД это подтвердили руководители Главка уголовного розыска. Дело в том, что суды становятся все более самостоятельными и независимыми, и "лепить дела" методом выбитых показаний становится себе дороже.

- Какое количество подследственных, по вашему мнению, можно было бы выпустить из СИЗО?

- Из находящихся там сегодня 280 тыс. человек без ущерба для следствия можно было бы выпустить на свободу 70-80 тыс. Помимо заботы о нравственном здоровье общества и соблюдения прав человека, это еще и вопрос экономики. Нравится это кому-то или не нравится, но мы должны учитывать тот факт, что существующая тюремная система нашему государству не по карману.

- Сколько приговоренных к высшей мере наказания сейчас ожидает в России решения своей участи?

- Более 1000 человек.

- Как вы относитесь к отмене смертной казни?

- Я считаю, что ее надо отменять. И не тянуть с определенным решением, иначе к самому суровому приговору мы своевольно добавляем чудовищную моральную пытку ожиданием.

- Где вы разместите такое количество людей, если им заменять смертный приговор пожизненным заключением? Ведь их нужно будет содержать в особых условиях.

- Мы перепрофилируем одно из наших подразделений в Пермской области, где мы можем свободно разместить 800 человек. Есть и другие подходящие точки.

- Среди амнистированных будут самые разные люди. И законопослушные граждане вполне резонно опасаются всплеска преступности, даже вспоминают холодное лето

53-го года...

- И совершенно напрасно. Страна уже не та, да и цели амнистии иные. Опыт 1996 г. свидетельствует: рецидив среди освобожденных был минимальным, на уровне 1,6%.

- И все же куда хлынет многотысячный поток амнистированных?

- Как показывает тот же опыт, подавляющее большинство отправятся туда, где жили до ареста. Даже несмотря на то, что многие за время заключения утратили связь со своими семьями, родными и близкими.

- Следует ли ожидать наплыва амнистированных в Москву, как на перевалочный пункт?

- Скорее, следует ожидать оттока из столицы тех иногородних, кто покинет переполненные следственные изоляторы.

- Люди не столько боятся криминального всплеска, которому и "плескаться" вроде бы уж сильнее некуда, сколько встречи с целым букетом "зековских болезней", и в первую очередь - с туберкулезом.

- Тюрьма в силу своей изолированности и перенаселенности является не источником, а лишь индикатором болезни. Угроза эпидемии туберкулеза - общенациональная проблема. По мнению специалистов Минздрава, вышедшие на свободу люди никак не могут повлиять на ухудшение общей ситуации. К тому же никто не собирается выпускать невылеченных людей прямо на улицы. Мы уже сейчас договариваемся с больницами, диспансерами, другими медучреждениями, куда будут направляться амнистированные больные.

- А как быть с неамнистированными? Ведь уровень заболеваемости в местах лишения свободы в 28 раз превышает общероссийский.

- Мы планируем закупить современное диагностическое и лечебное оборудование, необходимые медикаменты и продукты питания. На эти цели правительство выделило нам квоту в 18 млн. долл. из долга, который Индия собирается вернуть России. Обещают помочь ВОЗ и некоторые международные фонды. Недавно бригада наших сотрудников во главе с начальником ГУИНа генералом Владимиром Ялуниным вернулась из США, где провела обнадеживающие переговоры с г-ном Соросом. Даже Хиллари Клинтон занималась нашим вопросом. Впрочем, деньги, и немалые, мы можем зарабатывать и сами, по-умному и с выгодой распоряжаясь нашими производственными возможностями. Экономические расчеты и наработки у нас есть, готовится необходимая законодательная база.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно