Примерное время чтения: 4 минуты
154

Как объявляли войну

С ДОКТОРОМ Эриком ЗОММЕРОМ мы незадолго до его смерти встречались не раз. Он охотно рассказывал о себе, о своем шефе - министре иностранных дел Германии Иоахиме фон Риббентропе.

Но в российскую историю переводчик Зоммер вошел прежде всего как человек, устами которого Германия по-русски объявила войну Советскому Союзу.

-В ТУ НОЧЬ меня разбудила мать, сообщив, что меня требует к телефону шеф. Он уведомил меня о том, что через четверть часа приедет служебная машина и что я должен одеться в форму министерства. Было около трех часов ночи.

Когда я вошел в кабинет шефа, он был очень озабоченным. "Этого нам еще только не хватало - войны с Советским Союзом", - сказал он, а затем дал указание связаться с советским посольством. У телефона оказался секретарьпереводчик Бережков.

Я попросил его передать послу Деканозову, что Риббентроп ожидает посла в министерстве.

- Деканозов в тот момент уже понял, в чем дело?

- Наверно, да. Дипломатам предстояло ехать не на своей машине, а на машине, присланной министерством Германии. Этот факт, малопонятный для непосвященных, был явным знаком того, что дело очень серьезное.

Риббентроп принял Деканозова и Бережкова перед письменным столом в кабинете Бисмарка. Деканозов сначала попытался

передать срочное сообщение из Кремля, но Риббентроп прервал его и подал знак начальнику своей канцелярии Шмидту. Тот начал читать вслух меморандум германского правительства с бесконечным перечислением пограничных инцидентов, перелетов пограничных зон и так далее. Гитлер пытался придать своему нападению вынужденный характер.

- В литературе встречается версия о том, что Риббентроп перед этим выпил "для храбрости". Это правда?

- Это совершенная ерунда.

Он просто волновался, хотя и держал себя в руках. Деканозов слушал чтение меморандума молча. Я вместе с моим непосредственным начальником доктором Штраком стоял за ним, наблюдая, как краснеют его лицо и шея, как нервно сжимаются кулаки. Помню, единственной фразой, которую он произнес, была: "Я очень сожалею". Затем он и Бережков направились к выходу.

- Парадокс истории: Риббентроп и Деканозов - два совершенно разных, но весьма одиозных персонажа -

оказались непосредственно причастными к началу самой страшной в истории человечества войны. И оба впоследствии были приговорены к смертной казни: первый по приговору Нюрнбергского трибунала, второй - по "делу Берии".

- Действительно, они были совершенно разными людьми. Риббентроп в чем-то казался мне симпатичным. Но в то же время это был типичный карьерист, тщеславный и не очень деловой. Например, во время переговоров в середине 1940 г. он оказался

абсолютно несведущим в вопросе о демаркационной линии между Восточной Пруссией и Литвой, которая была занята советскими войсками.

Деканозов был близким другом Сталина и имел большой опыт по части службы в НКВД. В нем была кавказская хитрость, способность находить выход в самых трудных ситуациях.

Хорошо помню, как уже после объявления войны сопровождал его до болгаро-турецкой границы. Я носил тогда зеленоватую форму. Деканозов подробно расспрашивал

меня о ней. Намного позднее я узнал, что после этого Деканозов настоял, чтобы и в СССР ввели служебную форму для дипломатов.

Одним из его любимых выражений было: "Весьма сожалею..." И больше всего во время нашего путешествия меня поразила брошенная им фраза: "Весьма сожалею, что наши вожди, Гитлер и Сталин, лично не встретились. Тогда бы вся история человечества приняла другой ход".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно