170

Чем больше помнишь, тем больнее

"КОГДА я смотрю документальные фильмы о войне, - сказал нам писатель Виктор АСТАФЬЕВ, - то меня душат слезы. Я плачу, но иногда мне кажется, что это кто-то другой воевал, какой-то мальчишка со знакомым обликом, а не я..."Сегодня, в канун Дня Победы, мы попросили солдата, сполна хлебнувшего в окопах военного лиха, и писателя, создавшего вечные книги, Виктора Петровича Астафьева высказаться на волнующие нас темы.

СНАРЯД ДОРОЖЕ ЧЕЛОВЕКА

ВЕЛИКАЯ Отечественная война не была обусловлена какой-то исторической неизбежностью. Это была схватка двух страшных авантюристов - Гитлера и Сталина, которые настроили свои народы соответствующим образом. Наши историки многое исказили и подогнали под "историческую неизбежность" схватку фашизма с коммунизмом. Ведь человечество, напуганное Первой мировой войной, и не собиралось воевать.

Если бы немцы не напали на нас, то через год-полтора мы бы напали

на них и, кстати говоря, тоже получили бы в рыло. Немец есть немец - народ организованный, отлаженный, вся военная система у них давно разработана. А мы со своими партизанскими замашками... Да, до Берлина мы дошли, но как? Народ, Россию в костре сожгли, залили кровью. Воевать-то не умели, только в 1944 г. немножко навели порядок и стали учитывать расход патронов, снарядов, жизней... Но наличие горючего, снарядов, патронов всегда было на первом месте,

а наличие людей - на последнем. Даже для того чтобы протянуть связь, немцы всегда ходили по двое, а мы - по одному. А убьет бедного связиста - он и сдохнет с проводом в руке, и никто его не подберет.

БОГ ПОНОШЕНИЙ НЕ ПРИЕМЛЕТ

Я ДУМАЮ, что все наши сегодняшние беды - это последствия войны. Мы сломались в этой войне. Тов. Сталин и его подручные бросали нас в этот котел. Мы и не заметили, что стали побежденным народом. Посмотрите, как живут другие народы не под счастливой красной звездой, а под европейскими стягами! Наш народ вернулся с войны очень расстроенный, израненный. Много фронтовиков умерло в первые два года, ведь они пришли голодные, больные. После войны в городе

из еды иногда что-то появлялось, а деревни просто вымирали.

Конечно, Сталин - это никакой не полководец! Это ничтожнейший человек, сатана, насланный нам за наши грехи. А грехи большие! Люди пошли на поводу у коммунистов, подвергли поношению Господа и надругались над Церковью. Есть замечательная фраза: "Бог поношений не приемлет".

Черчилль и Рузвельт подкупили Сталина тем, что обещали ему не давать Германии, Японии и Финляндии военный бюджет. И в течение

30 лет побежденные нами восстанавливались - поднимали хозяйство, побеждали голод, спасали народ. А мы сразу ввязались в "холодную войну" и света не видели. Разве у нас была послевоенная жизнь? Да никакой!

БАБА С КОРОМЫСЛОМ ДВУХ НЕМЦЕВ ВОЗЬМЕТ

В ВОЙНУ я понял одно: если себя не спасешь, не убережешь, то никому другому ты не нужен. Потому и крепки такие союзы женатых фронтовиков, как у нас с Марией. Мы вместе 53-й год! А ведь мы даже не женились, и свадьбы у нас не было. Мы просто сошлись, вдвоем было легче. А многие сильные люди сломались. Может, не та баба попалась, а может, и сам мужик не тот. Ведь мужики на войне очень разболтались: и пить научились, и карманы выворачивать, и обманывать,

и ловчить. А все это с тех пор пошло, когда крестьян из деревень в бараки согнали и они стали жить сообща среди клопов, вшей, обмана, общей кухни и ругани. На войне весь этот срам только увеличился. До войны народ был лучше. Горе, беда, кровь, слезы лишь ненадолго объединили его. Если и была фронтовая дружба, то прежде всего основанная на том, что когда я помогу другу, то он поможет мне и, может, раненого вытащит.

...И все же немцы не могли нас завоевать.

Нас было 180 млн., а их - 85. Они бы до Урала дошли, а все равно потерпели бы поражение. Мы ведь какой народ - одна баба коромыслом ночью двух немцев могла убить. Чем дальше бы они углублялись в Россию, тем больше бы их перебили. Но они несли бы потери не в открытых боях, а их где-то разложили бы, где-то напоили, а где-то баба придушила бы.

...Сейчас "СС" марширует не только в Латвии. Те же Проханов, Баркашов, Макашов - это самые настоящие фашисты,

прикрывающиеся другими знаменами, под которыми и все наши зверства существовали. Но я думаю, что фашизм у нашего народа поддержку никогда не получит. Слово "азиат" еще со времен поля Куликова у нас ругательное, так и "фашист" еще очень долго будет ругательным словом.

Что нам может помочь? Вера. Надо прекращать пьянствовать и больше трудиться. В День Победы я всегда сижу дома, ни в каких митингах не участвую. У меня жена сама солдатка, наверное, придет

кто-то из знакомых. Я выпью рюмку, помяну фронтовиков. У меня хорошая память, а эта услуга к старости не очень полезна. Потому что чем больше помнишь, тем больнее.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно