133

Богдану Титомиру стыдно за нашу эстраду

ЕЩЕ пять лет назад Богдан ТИТОМИР собирал стадионы и эпатировал публику своими выходками и нарядами. Его имя не сходило со страниц прессы, а сам он то и дело нагло появлялся на экране телевизора и отпускал шокирующие реплики. Сегодня Титомир не ищет славы, он мечтает о простом обывательском счастье - завести семью, ребенка и время от времени продюсировать молодые коллективы.

- Богдан, у тебя вся жизнь проходит на каких-то съемных квартирах, или, как ты выражаешься, "базах". Когда наконец ты купишь свою, обрастешь имуществом, заведешь семью?

- Я по складу характера путешественник, кочевник, странник... А база необходима, это фундамент, здесь происходит творческий процесс (рядом бритоголовые парни играют в карты). Вокруг меня, конечно, много нужных, да и (смотрит на одного из присутствующих) ненужных людей. Но они тоже здесь, на всякий случай. Если что, отстреливаться-то надо от врагов культурной "рейволюции". На базе люди появляются продвинутые, вот сейчас Философа увезли...

- Куда? В психушку?

- Ну, если джип Кобзончика (Андрея Кобзона, сына знаменитого певца) похож на реанимационную машину...

- Это у Кобзона кличка Философ?

- Нет, это Кобзя увез Философа. У Философа бывают такие высказывания, которые можно обпеть и положить на музыку. Его умные мысли я перефразирую, и получаются безумные тексты (в это время рядом как раз звучит одна из песен Титомира. Он комментирует: "Эта песенка про "новых русских"...).

- Ты к "новым русским" вообще как относишься?

- Я к ним не отношусь (ха-ха). Но среди моих приятелей и знакомых полно "новых русских". Они, конечно, все на пафосе, на своих прибамбасах, в основном трудные в общении. Но приходится общаться, потому что друзей и товарищей не выбирают. Я же не виноват, что многие мои друзья детства и кореша вдруг в один момент разбогатели и стали наглыми

постными рожами. Зато с ними легче делать дела. А так ведь надо подписывать контракты и попадать в зависимость от бумаг.

- У тебя были контракты?

- С Лисовским. Больше я ничего никогда не подписывал.

- Как только Лисовский перестал заниматься твоей персоной, ты сразу пропал...

- Да, мое изображение исчезло с телевизионных экранов, эфиров стало меньше. Я вообще никогда не платил за эфиры, потому что меня это подламывает. Бандитам никогда не платил,

гаишникам и за эфиры не башлял - вот мои негласные принципы. Всегда умудрялся лавировать, не доходило до часа расплаты. Вот такие пироги.

- Неужели гаишникам не платил ни разу?

- Когда я стал знаменитым артистом, они до меня стали добарываться: "Деньги давай, ты чего, бедный, что ли?". У меня была отличная отмазка: "Парни, денег как грязи, но - на полном безнале. Хотите - верьте, хотите - нет". Открываю кошелек - там пусто, зато кредитных карточек

полно. Говорю: "Вот видите, какая жизнь у артиста: нала вообще на руки не дают. Хотите кредитную карточку? Можете погрызть или лизнуть, может, упадет на счет чего-нибудь". Все - видят, что лавэ нет, дергаться бесполезно, да еще и языком, как помелом, мелю, слова не вставишь, и даже документов не спрашивают. Говорят: "Езжай, потом сочтемся". Через полгода встречаешь того же самого капитана, и он говорит: "А помнишь?" Я: "Ха, конечно же, да, старикан. Ты же знаешь, я на полном безнале". Он: "Ты мне уже рассказывал эту историю". Я: "Так я еще раз расскажу". Он: "Ну ладно, вали".

- Говорят, на Канарах вы с Сергеем Мазаевым ("Моральный кодекс") побили местных официантов...

- Да, мы там зажигали... Все произошло в центральном ресторане на берегу моря, где восседали российские артисты, их директора и особо приближенные люди, человек эдак тридцать. У меня были яркокрасные штаны и такая же футболка. Испанский "тореадор" увидел знакомый цвет и стал кидаться в мою сторону, я пытался остановить его жестами "фак офф". Он стал выкрикивать в наш адрес ругательства, из-за стола выскочил Мазаев и смел его одним ударом на песок, а потом я опрокинул на него стол со всеми причиндалами. Под конец Мазай напрыгнул на него сверху и применил удушающий болевой прием. Официант не знал, что нужно стучать по земле рукой, взял и укусил Сергея в очень интимное место, тот взвыл и придушил его еще сильнее. Официант, видно, подумал, что ему сейчас кранты, и уже в предсмертных судорогах укусил Мазая второй раз. Но в его ротовой полости не оказалось достаточного количества микробов, и мазаевские раны не пришлось обкалывать уколами от бешенства.

Богдан, это ведь жестоко.

- Со стороны это было очень весело. Прикинь, стол, артисты сидят за столом, выпивают, закуривают, занюхивают это веселье свежим воздухом. И в итоге такая сцена... Все закончилось тем, что нас с Мазаем хотели депортировать и поставить в компьютер на долгое время. Но адвокаты уладили этот вопрос в течен и е трех-четырех дней. А нам с Мазаем пришлось переселяться в другие гостиницы, он поехал в трехзвездочную, а мне подфартило,

я уехал в пяти. Перед выездом мы решили устроить прощальную вечеринку, private party у меня в номере. Но так как на балконе оказалось мало места, пришлось выкинуть диван...

- Богдан, а как у тебя с наркотиками?

- Не-не, всс, никаких наркотиков, здоровый образ жизни, секс только с любимой девушкой... Создавать семью, рожать детей... - Ты же всегда был скандальным персонажем.

- Мне надоела популярность, она мне больше не нужна. Собираюсь переходить

на "тренерскую" работу - уже продюсирую несколько проектов: "Белый орел", например. Это, конечно, рассчитано на средний музыкальный уровень и ниже. Мазай взялся за промоушн моего свежего альбома, говорит, что эту пластинку сейчас можно круто втюхать. Мазай вот новую музычку мочит, а так в основном - шняга, фэйк, подделка, дешевка. Мне стыдно за нашу эстраду. Старые звезды выдыхаются и из последних сил пыхтят, все из пальца высасывают. Короче, общее настроение такое - "Фридрихштадтпалас", 73-й год. В массе своей публика серая, не хочет, чтобы ее воспитывали.

- Интересно, в какой же из твоих песен содержится воспитательный фактор?

- Культура эстрады подразумевает в себе многое. Текст, конечно, важен, но он занимает не главенствующую позицию. Тут важен имидж, что ты делаешь, как ты делаешь, движение, которое вокруг тебя происходит.

- Говорят, ты жуткий модник. У тебя, наверное, скопилось огромное

количество нарядов?

- Было очень много, а сейчас все разбросано по Москве в разных местах, у разных людей. Я, как Карлсон, - в меру воспитанный, в меру упитанный, в самом расцвете сил, стопроцентный мужчина. А Карлсон же Малышу оставлял по наследству свои кишманы, почему бы и мне своим друганам не оставить то, что я уже не ношу. Не из-за того, что мне шмотка не нравится, просто появляются более актуальные вещи. Я же не капуста, чтобы все сразу надевать на себя. Мне предлагали открыть музей и туда все складывать, я ответил, что готов стоять восковой фигурой в Музее мадам Тюссо, но кишки свои вывешивать напоказ и на этом наживаться - это не для меня.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно