Примерное время чтения: 4 минуты
88

Хочу взять сироту

У нас с мужем нет детей. Хотим взять сиротку из детдома, но люди говорят, что там очереди, да и платить надо. Не знаем, справимся ли со всем этим. А дом без детей - сам как сирота.

И г у ш к и н ы из Костромской области

ЗАМЕСТИТЕЛЬ министра образования России Елена ЧЕПУРНЫХ разъясняет ситуацию с сиротами:

- Существует несколько мифов по поводу усыновления детей-сирот. Один из них - что возле каждого детдома стоит толпа людей, а проклятые чиновники не отдают им бедных детей. Как-то раз я выступала в Госдуме по поправкам к Семейному кодексу. Так даже там депутаты мне кричали, что мы якобы берем по 8 тыс. долл. за каждого ребенка! Другие возмущались, что мы раздаем генетический фонд нации, третьи - что сироты идут на органы для богатых людей, четвертые - что буквально все горят желанием усыновить ребенка. Я попросила поднять руку тех депутатов, кто хочет взять малыша из детдома, сказав им: "Клянусь, что завтра же принесу сюда (или приведу) вам ребят".

Сейчас в наших детских домах находится 13 тысяч ребят.

Есть несколько форм усыновления. Можно, если сомневаетесь, стать для одного-двух детей патронажными воспитателями. Для этого надо иметь жилье и доброе сердце. Вас подготовят, дадут ребенка, и он будет жить в вашей семье. А органы опеки будут платить вам нормальную зарплату да еще давать деньги на содержание ребенка. Таких приемных семей у нас немало. Человек, ставший патронажным воспитателем, и проявляет сострадание, и в то же время имеет работу, зарплату. Очень демократично. Привык к ребенку - можешь усыновить его, не потянул такую лямку - можешь отказаться.

Тайна вредит

ЖЕСТКОЕ соблюдение тайны усыновления приводит к тому, что, отдав ребенка в семью (при усыновлении), мы о нем потом больше ничего не знаем. Может, ему в этой семье еще хуже, чем в детском доме? И бывают факты насилия, издевательств.

Часто у нас на усыновление идут только при имитации беременности, тщательно скрывают момент взятия ребенка из детдома. Иногда даже переезжают жить на другое место. Считают, самое главное - чтоб никто не знал. Но почему? Что плохого в том, если ребенку (естественно, не младенцу) с самого начала сказать: "Ты нам не родной, но ты наш, тебе повезло, что мы тебя выбрали, мы тебя любим"?! Поверьте, если бы наши люди не скрывали, что они воспитывают приемного ребенка, это было бы на пользу всем. И уважение к ним, и забота о них со стороны окружающих резко бы возросли. И о фактах насилия к детям мы скорее узнавали бы и быстрее реагировали.

Еще одно предубеждение - что нормальных детей мы продаем за границу. Когда на одного и того же ребенка претендуют две семьи - отечественная и зарубежная, - мы отдаем своей. А если никто из наших не хочет брать ребенка, тем более больного? Мы всегда рады отдать его туда, где ему будет лучше. Я совсем не придерживаюсь такой точки зрения, которую услышала недавно в Думе от представителя одной из фракций: "Пусть лучше жрет отруби в Тюмени, чем отдадим его в Канаду!" Или: "Пусть лучше умрет здесь, чем будет богатеть там". Для меня это чудовищно. Мне нравится в законодательстве других стран (в США, например) то, что они усыновителям "прощают" до 5 тыс. долл., которые люди должны были бы заплатить в качестве налога на прибыль. Они стимулируют благотворительность, и поэтому там так много семей, взявших на воспитание сирот.

Но и наших семей, усыновивших детей, много. Хотя они не имеют таких льгот, как за рубежом, но делают это от чистого сердца - без всякой корысти.

ЧТО ДЛЯ ВАС ВЕРА?

Моника СЕЛЕШ, теннисистка:

- На меня с воплем кинулся фанатик с ножом: "Умри, сука!.." Я была на грани жизни и смерти. Нож остановился в 2 миллиметрах от артерии. Считаю, что меня спас Бог! После этого спасения, исцеления и возвращения в спорт мое убеждение, что все в силах Божьих, ничем не может быть поколебимо.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно