Примерное время чтения: 7 минут
126

Московская француженка

ИЗВЕСТНО множество примеров, когда русские артисты уезжали завоевывать Запад. Но уже давно, пожалуй, с дореволюционных времен, на русской сцене не появлялось иностранцев, мечтающих состояться именно в России. Камий Кайоль приехала из благополучной Франции, чтобы стать русской актрисой. Она играет в столичной "Табакерке". Играет психологично, сосредоточенно, трогательно.

- Я ОЧЕНЬ примитивно говорила по-русски, когда пришла поступать на курс к Олегу Павловичу Табакову, и весь вступительный материал читала по-французски: стихи Поля Верлена и отрывок из "Иванова". Единственное, что я сделала по-русски, - это песня "Пусть бегут неуклюже..." Потом Олег Павлович попросил меня что-нибудь станцевать. Я воскликнула: "Как? Без музыки?!" "Ничего, - ответил он, - я подпою".

- Рискнул принять вас без знания языка?

- Да, он любит рисковать и славится своим профессиональным чутьем. А сейчас прошло уже четыре года, и я себя считаю русской актрисой французского происхождения.

Когда я приехала в Москву, мне было восемнадцать лет, прожитых с папой-мамой совсем в другой жизни. Здесь живу в общей сложности десять лет, все мое профессиональное становление связано с Россией, с ее культурой, в которую я окунулась без остатка, существуя в тех же условиях, при тех же деньгах и неудобствах, что и все москвичи. У меня только паспорт другой.

- Вас посещает желание, высказанное некогда Маяковским: "Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли - Москва!"?

- Я вообще хотела бы только жить. И выбрать сложно: мне нравится и в Париже, и в Москве.

- А что не нравится здесь?

- ...Какое-то очень большое хамство, когда дело касается важных вещей. Например, попасть в нормальную больницу, если заболеешь, можно только по блату или за немалые деньги. Во Франции системы блата нет. Существует система страхования, и к больным относятся хорошо только за то, что они люди. Здесь за это надо платить.

- Работая в театре, вы с такой системой тоже сталкиваетесь?

- В нашем театре не так много актеров, поэтому между нами идет здоровая конкуренция. Я принципиально никому не завидую и решила для себя раз и навсегда, что живу своей жизнью, у меня своя дорога, и стараюсь делать хорошо то, что умею.

- На Западе не устают задаваться вопросом о загадке русской души. Вы, Камий, играете роли русского классического репертуара. Удалось ли вам разрешить эту тайну, приблизиться к ней?

- У меня нет такого отношения к русским. Я стала понимать и культуру, и особенности, и реакции... Здесь другой ментальный багаж, другое воспитание в отличие от моего, французского. А душа и человеческие чувства везде одинаковы и не зависят от места жительства, потому что это универсальные категории. Это характер у всех людей разный, а не душа. Мои родители (мама - врач-ортопед и отец - физик-атомщик) в молодости были хиппи, и я в детстве много разного повидала. Они приучили меня все принимать, поэтому шока я ни от чего не испытываю. Смотрю, понимаю, пробую: нравится - беру, не нравится - отказываюсь.

- Как родители отнеслись к вашему решению поехать в Россию?

- Я училась в Сорбонне на филологическом отделении, и родители устроили мне страшный скандал. Не из-за самой поездки в чужую страну, а из-за моего намерения оставить университет. Но я с пятнадцати лет знала, что буду не только актрисой, но актрисой на русской сцене, хотя по-русски совсем не говорила. Какое-то странное, но твердое убеждение. Конечно, без знания языка мне, в лучшем случае, "светили" роли француженок-гувернанток. Мне следовало постоянно заниматься языком, и я очень благодарна своим педагогам по речи из училища МХАТа. Но сначала пришлось перестраивать весь артикулярный аппарат, потому что русский язык намного богаче по своим звукам и возможностям произношения.

- Чувствуете ли вы особое к себе отношение, когда люди узнают, что вы француженка?

- Однажды я пошла в поликлинику. У меня спросили фамилию, я ответила: "Кайоль". Услышав это, врач закричала: "Боже мой! Бедненькая! Как можно с такой фамилией жить?! Скорее выходи замуж!.." А из-за моей внешности меня часто принимают за грузинку. Несколько лет назад я подрабатывала официанткой в ночном клубе. Никто не мог поверить, что француженка работает в России официанткой. И как-то раз компания восточных мужчин стала меня расспрашивать: "Ты откуда?" Говорю: "Из Франции". Они: "Из Фрунзе?" "Нет, - говорю, - из Парижа". Они так и не поверили...

- Чем, на ваш взгляд, русские мужчины отличаются от французских?

- Русские более инфантильны, избалованы своими мамами и дома часто напоминают инвалидов, которые ничего не могут. Пусть они на меня не обижаются, но мне кажется, русские женщины имеют больше оснований обижаться на мужчин. Во Франции с восемнадцати лет человек становится полностью самостоятельным, хочет он того или нет. Но это же лучше. Я жила с родителями до совершеннолетия и узнала, что это такое, теперь мне хочется узнать что-то другое. Это же моя жизнь, я ее делаю и хочу, чтобы она была интересной и разнообразной. И родители уважают это мое право.

- Камий, как вы себя чувствуете, когда говорят, что русские женщины самые красивые в мире?

- Они очень красивые, это правда! Я абсолютно с этим согласна. Стоит посмотреть вокруг - и можно со счету сбиться! Это удивительно. Во Франции женщины тоже красивы, но это выражается иначе - через шарм, обаяние... А русская красота идет изнутри. Природа дала. Но невозможно объяснить и что такое шарм. Наверное, это каким-то образом воспитывается, но совсем не ограничивается дорогой и красивой одеждой. Он складывается из множества различных деталей. И у французских мужчин он тоже есть. Кстати, что касается одежды, в Москве все раза в три дороже, чем в Париже. Я не говорю об именных бутиках, там, конечно, цены немыслимые, но и цены в обычных парижских магазинах гораздо ниже, чем в Москве. И вообще, одежде люди там уделяют меньше внимания. Носят то, что удобно, а костюмы с галстуками и строгие платья надевают, если того требует их профессиональная деятельность или на званый вечер. В остальное время - джинсы. К слову, продавцы в дорогих магазинах не станут с тобой разговаривать, если ты небогато одет. Такое есть и в Москве, и в Париже. Очень высокомерно себя ведут, как будто свое продают, и смотрят на покупателя так, чтобы он поскорее убрался.

- Можно провести эксперимент: оденьтесь похуже, зайдите в дорогой московский бутик и говорите только по-французски. Скорее всего вас обслужат по высшему классу.

- Мне бы не хотелось, чтобы ко мне относились хорошо только потому, что я иностранка. Даже когда в наш театр приходят посмотреть на француженку, играющую на русском языке, это похоже на поход в зоопарк. Наверное, я, как и любой человек, заслуживаю того, чтобы меня воспринимали по моим человеческим и профессиональным качествам. Одно из самых больших моих желаний - чтобы меня оценили как актрису. Поэтому каждая моя роль, каждый выход на сцену - это мое доказательство, аргумент на пути к этому признанию.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно