Примерное время чтения: 7 минут
76

ВЫЙДЕТ ЛИ СРЕДНЯЯ АЗИЯ НА ТРОПУ РЫНКА? Узбекистан на распутье...

Критиковать действия правительства - дело неблагодарное, особенно если правительство среднеазиатское. Поэтому остается только гадать, почему узбекскому предпринимателю Рустаму УСМАНОВУ прощаются любые негативные высказывания в адрес правительства. Более того, он - президент единственного в республике частного банка ("Рустамбанк") и еще - зам. председателя республиканской комиссии по контролю над экономическими реформами, Указ о проведении которых недавно подписал Ислам Каримов.

- В чем заключается экономическая реформа Узбекистана? Говорят, что она ориентирована на турецкую модель.

- Наш президент с первых дней независимости республики стал ездить по разным странам. Побывал в Турции - рассказал о турецком варианте. Приехал из Германии - рассказал о немецкой модели. А наши местные журналисты, не поняв, что Каримов просто рассказывал об опыте этих стран, решили, что мы хотим пойти по пути Турции. На сегодняшний день в окружении президента имеются отдельные плохие исполнители, и они оказывают ему медвежью услугу. Осенью я проезжал по полям Андижанской, Ферганской и Наманганской областей. Идет дождь, дети собирают хлопок. Опять получается "процентомания". Я разговаривал с руководителями некоторых областей. Они говорят, что их заставляет Ташкент, Ничего подобного. Ислам Каримов сказал, чтобы областные власти не вмешивались в дела сельхозтружеников. От того, что закрыты предприятия, а люди работают на полях, экономика только проигрывает. От реализации этого дорогого хлопка не покроются убытки.

- В республике по-прежнему сохраняется административно-командная система управления. Как можно в таких условиях переходить к рынку?

- Я согласен, наша система авторитарна, но с человеческим лицом. Сегодня это единственная возможность сохранить политическую стабильность в республике. Мы не хотим Карабаха, не хотим Приднестровья. Пока в Узбекистане не созрели условия для перехода к рынку. Постепенно под старое здание экономики закладывается новый фундамент. Сколько бы ни говорили наши противники и друзья, что в Узбекистане нет демократии, ничего от этого не изменится. Сегодня у нас такая власть, которая нужна.

- Первое, что поражает москвича, приезжающего в Ташкент, - это отсутствие широкой сети коммерческих магазинов.

- Раньше все товары у нас распределялись через государственные структуры. И сидящие там люди неплохо грели руки на этом. Поэтому они сначала дали разрешение на частнопредпринимательскую деятельность, а потом запретили, поняв, что лишились легкой наживы. Сегодня по нашим законам я имею право открыть свой коммерческий магазин. Но одновременно действует телеграмма вице-премьера республики, запрещающая продавать отдельные группы товаров, производимых в республике. В Ташкенте еще есть какие-то магазины, а в районах, ссылаясь на эту телеграмму, их закрыли. Поэтому коммерческие магазины потеряли возможность легально торговать и ушли в подполье. Конечно, налоги никто не платит.

- А какие они сейчас?

- Очень высокие. В общей сложности предпринимателям приходится платить до 70% от прибыли. Но я знаю нелегальных коммерсантов, у которых ежемесячный оборот достигает миллиарда рублей. Многие из наших бизнесменов уходят делать бизнес в соседние республики, большинство из них работает в Москве. Мне очень жалко, что республика теряет этих людей, ведь на подготовку таких кадров сегодня нужно затратить немало средств. Но, может быть, подписанный недавно Указ Каримова стимулирует этих людей работать в республике. До 1 июля 1995 года отменены таможенные пошлины на импорт всех видов товаров, ввозимых в Узбекистан и наконец-то упразднены условия выдачи лицензий на торговлю.

- Много разговоров в последнее время ведется вокруг сум-купонов. В народе бытует мнение, что Узбекистан был вынужден перейти на свою валюту и что в этом виновата Россия. Говорят, что из-за этого в Узбекистане усилились антирусские настроения.

- Антирусских настроений в республике не может быть. Потому что наш народ по характеру своему интернационален. Какая бы нация ни была, узбек будет ее уважать, при условии, что это хороший сосед.

Наша республика где-то 50% своего национального дохода направляет на дотации, чтобы удержать цены на бензин, на хлеб и т. д. Поэтому какое-то время мы держались. После того как ввели свои деньги Кыргызстан и Туркменистан, вся рублевая масса хлынула к нам. Эти дензнаки являются обязательством Центрального банка России перед нами. Россия, выдав нам эти деньги, получила от нас товар. Поэтому она просто обязана была обменять эти деньги на новые. Или вернуть наш товар. Но, с другой стороны, те требования, которые предъявило российское правительство для создания рублевой зоны, я считаю справедливыми.

- Вы говорите по поводу золотого запаса?

- И по поводу золота, и по поводу того, что наш Центральный банк должен отчитываться перед Центральным банком России. Но курс 1 к 3, по которому Россия предлагает нам обменять деньги, я считаю незаконным, такого курса нет.

Покупательская способность узбекского рубля была 4 месяца назад намного выше русского. Сегодня Россия ведет нечестную игру. Она дает российские деньги 1993 г. Таджикистану, чтобы через эту республику подешевле выкачать наши ресурсы. Они хотят с помощью Таджикистана поставить азиатские республики на колени перед Россией. Нетрудно догадаться, к чему приведет разрыв связей между республиками. Уже сегодня некоторые наши предприятия работают 3 - 4 дня в неделю. Мы теряем в лице России поставщика сырья и рынок сбыта наших товаров. Но Россия не понимает, что и ее собственное положение усугубляется. Среднеазиатский регион - это 60 млн. людей. Это большой рынок для сбыта российских товаров, которые неконкурентоспособны на Западе. Но мы не будем стоять на коленях перед Россией, найдем себе других партнеров. Сегодня это Турция, завтра ими могут стать Китай и арабские страны. Но русскоязычное население в Узбекистане будет поставлено в условия, когда оно оторвется от России. Этого нельзя допускать, ведь в Казахстане 50% русскоязычного населения, в Узбекистане - 20%, в Таджикистане - 30%, в Кыргызстане - 40%. Если все эти люди захотят уехать из Средней Азии в Россию, вы представляете, сколько потребуется средств?

- Все-таки, как вам удалось легализовать свой капитал (если это, конечно, не коммерческая тайна)?

- В 1987 г. я одним из первых в Узбекистане открыл свой кооператив "Мечта", взяв в долг у соседа 500 рублей, чтобы внести их в уставный фонд. В первый год мы получили 18 тыс. прибыли, на следующий - 200 тыс. Потом, когда наш бюрократический аппарат начал массированную атаку на кооперативы, я переоформил свое предприятие в колхоз. Но все равно у меня постоянно были конфликты с банковской системой. Я вынужден был изучать инструкции Госбанка намного глубже, чем банковские служащие. В то время многие у нас делали деньги и уходили в подполье. А я все средства тратил на развитие собственного предприятия. Сегодня у меня более ста грузовых автомашин, целый парк легковых, несколько заводов по переработке сельхозпродукции. Поэтому, когда в прошлом году наше правительство предложило мне открыть банк, не было проблемы, где взять деньги. Я показал все свое имущество. Приехала аудиторская служба, проверила. Это и составило уставный фонд банка.

Сегодня уже я имею возможность помогать детским домам и домам престарелых. И самое главное, для своих сотрудников я создаю все условия для работы. В одном журнале я прочитал про себя такую фразу: "Капиталист Усманов создал коммунизм для своих сотрудников". Есть смысл ради этого работать.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно