Примерное время чтения: 8 минут
163

ДАМА В ДУМЕ. Н. Гундарева - актриса и политик

Никогда бы не заподозрил Наталью ГУНДАРЕВУ в том, что она станет заниматься политикой. Однако факт есть факт - она теперь не просто актриса, но и депутат Государственной Думы от общественного движения "Женщины России". К таким решениям не приходят случайно, к ним так или иначе подталкивает прожитая жизнь. Этот разговор - о пути от "Сладкой женщины" (один из первых фильмов Гундаревой) до "Женщин России".

- Кресло в Государственной Думе - это для вас новая роль, потребность в дополнительной самореализации или просто тяжкая повинность, некая дань народной любви к вам?

- Ни то, ни другое, ни третье. И никакой выгоды я с этого иметь не буду - я не знаю ни одного человека, который бы начал заниматься политикой и стал от этого счастливее. Занявшись политикой, человек попадает в круг очень пристального внимания - независимо от того, актер он или нет. Это делает жизнь невозможной, потому что от тебя ждут того, чего еще никому не удавалось, - жизни не просто честной, а фактически по заповедям - то есть снять с себя рубашку и отдать. А человек, который рубашку купил, а не своровал, совсем не должен отдавать ее другому. Но требуют от него именно этого. Кроме того, я понимаю, что моя "думская" деятельность скажется и на основной моей работе, и на отношении ко мне некоторых людей. Но, понимаете, очень хорошо сидеть на кухне и ругать правительство, которое тобой руководит, - так жить проще. И очень трудно принять на себя ответственность за то, что происходит.

- Но вам-то, актрисе, это зачем? Старый принцип: если не я, то кто же?

- Не самый плохой принцип. Если каждый человек, ни на кого не надеясь, сам поливает газон у дома и подметает тротуар - тогда во всей стране чисто. Я понимаю, что в каких-то вещах я не компетентна, но иногда мне кажется, что компетентные люди как раз не видят многих элементарных вещей.

- У вас есть своя политическая позиция?

- Нам все время кажется, что политика - это что-то там, над нами, и к нам не имеет никакого отношения. Но это не так - мы сами делаем свою жизнь. Начав заниматься политикой, я в первую очередь попыталась определить - чего не хватает моим родителям? Что мне мешает жить нормально? В первую очередь - несоблюдение законов, всеобщая безнаказанность. Я уезжаю на дачу и думаю, что могут обокрасть квартиру, и никто мне ничего не вернет. Находясь дома, я боюсь, что обворуют дачу. А ведь есть множество примеров, как с этим бороться. Вот в Финляндии не закрывают двери дома. Потому что в средние века человеку, пойманному на краже, отрубали кисть руки. Еще пример. В тот период, когда Гитлер пришел к власти, мой знакомый работал в Германии. И на улицах тогда царила безнаказанность. Так, представьте себе, Гитлер объявил, что всех, кто ездит в транспорте без билета, будут расстреливать. Все подумали - шутка. Но акция была проведена, и людей расстреляли. Так немцы до сих пор без билетов не ездят. Я понимаю, что это невероятно жестоко. Я не жестокий человек и не предлагаю полстраны пересажать в лагеря - но если не понимают люди?! Нужно же что-то делать!

- Рональд Рейган, занявшись политикой, оставил актерскую профессию. Наш бывший министр культуры Губенко - когда он снимался последний раз, когда снял свой последний фильм? Другой бывший министр - Соломин - снял кино, которое мог снять только бывший министр культуры. Видели? Вроде бы про "Слово о полку Игореве", но главную мысль, точнее, главную боль картины можно выразить так: культура всегда была костью в горле у политики. И вот - вы...

- Простите, а почему нужно отбирать у человека право быть заинтересованным другой профессией больше, чем той, с которой начал? Это мы, зрители, можем сожалеть, что Коля Губенко не снимает кино. А он, может быть, с ним так нахлебался, что больше не хочет. Почему мы не хотим оставить за ним право выбора - пусть сам распоряжается своей судьбой.

- Да он ею и распоряжается. А что касается ограничений, вы не находите, что актер, режиссер - профессии достаточно привилегированные? И если вы получаете, к примеру, известности и народной любви больше, чем я, то и отдавать приходится больше.

- Понимаете, я всегда считала, что человек - свободное существо. И он должен заниматься тем, чем хочет, разумеется, если это не во вред окружающим. Что касается моего депутатства - я просто хочу понять, смогу я что-то изменить в этой жизни или нет. Мне от этой Думы ничего не нужно - дача у меня есть, машина есть, известности и народной любви, как вы сами только что заметили, тоже хватает. Просто для того, чтобы понять, например, что, брать интервью - не ваша работа, нужно как минимум попробовать его взять. И- если я пойму, что не могу ничего сделать, я просто передам свой голос в Думе другому. И буду просто играть, как раньше. Я без работы не останусь.

- В последнее время актеры как-то судорожно бросились писать сценарии, снимать кино, занялись бизнесом - и все, как правило, в ущерб собственной профессии. Как вы объясните этот массовый "исход"?

- Можно, конечно, думать, что мы все такие духовные и питаемся лепестками розы, но это не так. Семейному человеку прожить на актерскую зарплату невозможно. Я народная артистка и получаю 194 тысячи в месяц - это высшая ставка. Но я могу заработать на съемках, на концертах. Я привыкла много работать. Всего, что я имею, я добилась сама. И у меня нет страха, что завтра мне не на что будет сделать прическу. Я сама стригу себе волосы, сама делаю маникюр. Я умею вязать. Но далеко не каждый актер может жить так, как я, по самым разным причинам.

И потом, профессия стала непрестижной. Мы сейчас смеемся над "застойными" выступлениями актеров в Кремле - но это было престижно, и все стремились туда попасть, хотя за это ничего не платили. А сейчас актеров заставляют выпендриваться за большие деньги эти новые богатые, которые "тоже хочут". Они не платят, они "башляют" долларами. В глазах самих актеров это сильно понижает смысл и назначение профессии - но это самый верный способ заработать. Мы-то, мое поколение, еще проскочили, нас знают и все-таки относятся, как к белым людям. А молодых артистов оценивают, как "сюсек" в "Метрополе". Никто не хочет относиться к ним серьезно. Ведь до смешного доходит: дает спонсор деньги и говорит: "Ты только найди мне артистку, чтобы у нее были большие сиськи". И это разговор о профессии?

- Все ваши героини - очень разные, но их объединяет некое интуитивное знание того, для чего они живут, что им нужно делать. В общем, наверное, то, что называется женской мудростью. Обладаете ли вы этим качеством?

- Я надеюсь, что раз уж это удалось, что-то подобное во мне есть.

- Многие ваши коллеги считают иначе.

- Они просто боятся в этом признаться. В человеке много всего намешано, и "материал" для роли актер все-таки вытаскивает из себя. Жаль, что театр и кинематограф черпают из нас лишь то, что лежит на поверхности. Наверное, и впрямь трудно, глядя на меня, поручить мне роль какой-нибудь растерянной, неустроенной, мучительно ищущей выхода женщины. Проще предложить такую роль другой актрисе - Нееловой, например. А меня все считают человеком устойчивым. И свои силы я черпаю из уверенности людей в том, что я сильная.

- У вас много друзей?

- Нет. Мало. И они не актеры. Вот Сережа Шакуров - мы с ним 20 лет работаем, но не дружим, как я говорю, со скотским серьезом - чтобы все праздники и отпуска непременно вместе. Это дружба, основанная на сотворчестве.

- Что бы вы пожелали читателям "АиФ"?

- Пожелать могу только то, чего желаю себе. Я перед сном каждый раз говорю: "Господи, сохрани меня и дай мне терпения".

Беседовал Владимир МАРТЫНОВ.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно