Примерное время чтения: 8 минут
136

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. "Я хотел бы жить и умереть... банкиром"

"Я хотел бы жить и умереть... банкиром", - признался нашему корреспонденту Н. ЖЕЛНОРОВОЙ бывший министр финансов России, депутат Госдумы Борис ФЕДОРОВ.

- Борис Григорьевич, уже 7 месяцев, как вы вышли из правительства. Вы вернулись бы сейчас туда?

- Если бы убрали господ Геращенко и Заверюху.

О ВОЗМОЖНОСТЯХ

- Окажись вы снова министром финансов, какие бы самые главные шаги сделали?

- Я бы прошелся железной рукой - отменил сотни постановлений о дополнительных расходах, привилегиях, всяких льготах, которые даны регионам. Была бы проведена резкая атака на государственный сектор, уволены 100 директоров самых крупных предприятий. Привлечение иностранных инвесторов шло бы совсем в другой форме. Например, по фабрике "Красный Октябрь" печатаются в газете условия приватизации, дается месяц на представление предложений - и готово. Для борьбы с преступностью не нужно никаких новых указов, законов. Но первые действия были бы направлены, естественно, против коррупции.

- Положим, приносят вам документы на членов правительства - одного, другого. Дальше что?

- Надо выгнать. Если бы я был премьер-министром, то от нынешнего правительства осталось бы процентов 10 - 15, не больше. А все остальные просто ушли бы.

- Ушли бы со статьей?

- Я думаю, не надо мстить. Надо, чтобы прокуратура и следственные органы просто работали. А чем они занимались в прошлом году? По статье в "Комсомольской правде" искали мой дом в Вашингтоне. А надо было проанализировать все СП в нефтегазовой сфере и посмотреть состав акционеров.

- Ну а дом-то нашли?

- А его там и не было.

- Значит, он в другом месте?

- Господи, как надоели эти подозрения! В первый же день мы навели бы такого шороху, что у вас в "АиФ" не хватило бы места все это описать. В стране существует достаточно различных служб. Так что и с коррупцией, и с гаишниками-взяточниками было бы покончено.

- Маниловщина какая-то: нашему теляти да волка поймати.

- А почему бы и нет? Контрразведка, уверен, с удовольствием в течение двух дней поймает 100 милиционеров-вымогателей. Все это будет записано на пленку. Потом на Красной площади мы сорвем с них погоны, и им будет запрещено служить на государственной службе. Думаю, что после этого другим будет сложно брать взятки. Могу предложить еще десятки оригинальных схем, которые при этом будут законны.

О ПРЕМЬЕРЕ

- Ваше отношение к премьеру все время меняется. То вы его чехвостите, то считаете чуть ли не единственным кандидатом в президенты.

- Если откровенно, то он никогда в реформы не верил, так же как и в демократию. Смотрите, если у нас в оппозиции и демократы, и коммунисты, и националисты, то кто же у нас в правительстве?

Черномырдин имеет реальные шансы занять пост Президента. Если бы выборы проходили в ближайшее время, сомневаюсь, чтобы кто-то смог ему противостоять. Но при этом он до последнего момента будет оставаться в тени, и вы никогда не разгадаете подлинную тактику, потому что он опытный партийный работник. Если бы я десять лет был в партии, может, я бы тоже таким стал. Но я там состоял всего десять месяцев.

Так что в данном случае это не симпатия или антипатия. Я готов идти на разумные компромиссы и даже могу быть с ним в правительстве, но при этом я должен иметь возможность что-то сделать. Когда я чувствую, что дошел до стенки и не могу больше ничего сделать, то отхожу в сторону. Думаю, это лучше, чем обманывать себя и других.

О ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРАХ

- Вы утверждаете, что надо выбрать кого-то сильного и на него ставить всем, и упрекаете демократов в том, что они расползлись по углам и каждый норовит выставить своего кандидата. А вдруг кто-то из них окажется способным управленцем?

- Мало ли кто на что способен! Может, есть сто человек, которые будут лучше, чем Ельцин, чем Гайдар и другие. Но есть у них шансы или нет?! Все остальное уже не имеет значения.

- К вопросу о шансах. Вы сказали, пусть народ выберет того, кто может пройти. В декабре "прошел" г-н Жириновский.

- И выберет, если мы не будем пропагандировать иные идеи. Я считаю, что надо провести массовый опрос, в котором примут участие не две тысячи человек, а два миллиона. В городах десяти регионов можно устроить общественные пункты голосования, куда любой человек может прийти, показав паспорт, зарегистрироваться и выбрать из 10 - 20 кандидатов одного. И тогда политики узнают реальное мнение народа. Если выяснится, что, например, Явлинский имеет более реальные шансы, чем Гайдар или Шахрай, то остальным надо помогать Явлинскому. Для того чтобы победить, надо идти к народу, надо с ним разговаривать.

- Кое-кто это уже и начал делать, не дожидаясь, пока московские конкуренты ринутся в бой.

- Пока наши тусуются в Москве, грызутся между собой и если ездят, то за границу (как и я езжу), они теряют время. Хотя пора задуматься о том, что нас ждет в следующие пять-семь лет и смогут ли эти кандидаты довести наше государство хотя бы до среднего уровня. Возможен ли с этим человеком прорыв в будущее? Поэтому каждый претендент должен обнародовать свою программу: что он будет делать в первые 100 дней, что сделает за 4 года.

О СИЛЬНОЙ РУКЕ

- А что сделаете вы?

- В первые три месяца будет решена проблема с Чечней.

- Так. И Чечни самой не будет?

- В цивилизованном государстве, если в одной из провинций в течение 2 - 3 лет идет вооруженный мятеж, федеральные власти не имеют права сидеть и притворяться, что ничего не происходит.

- И что же они должны делать?

- Они должны использовать конституционные методы подавления мятежа.

- Какие?

- Посмотрите на опыт других стран. Если государство боится в одной из своих провинций подавить мятеж, этому государству грош цена. Как только в Москве появится человек, который сможет этому положить конец, народ к нему отнесется сверхположительно.

- А независимость, суверенитет? Это же скандал на весь мир.

- Независимость? Хорошо. Меняйте Конституцию, выводите Чечню из состава Российской Федерации, делайте нормальную границу. Это вопрос российской государственности.

ОБ ОШИБКАХ

- У нас богатая страна, но много бедных. Когда начались реформы, пошла приватизация, каждый ожидал, что все-таки станет хоть немного богаче, поскольку собственность от бюрократического аппарата перейдет к людям. Почему эта карта не была по-настоящему разыграна?

- Эти триллионы рублей ушли в виде кредита в СНГ. Поставки наличности, нефти, газа, хлеба. Мы всем помогали. Если посчитать, то с 1 января 1992 г. можно было сэкономить, как минимум, 10 миллиардов долларов. Пусти мы эти миллиарды на капиталовложения в российскую экономику, они бы дали довольно сильный толчок. Особенно до инфляции. Сейчас доллар на мировом рынке, конечно, резко обесценился. Мы проворонили тот миг, когда из-за развала Союза могли ускорить собственное развитие, сократить любые виды дотаций суверенным и другим государствам, взимать процентов 80 от мировых цен по всем видам продуктов, которые мы поставляем за рубеж.

- Вы всегда такой умный уже после "содеянного"? Помните выражение: "Если бы я всегда был такой умный, как моя жена потом"?

- Не было бы путча 1991 г. - не было бы либерализации цен. После путча люди сразу стали как-то смелее. В 1992 г. все мы, молодые министры, рассматривали себя как наемных работников. В том смысле, что есть такие великие люди, как Ельцин, другие большие демократы, а мы делаем чисто техническую работу. Потом среди нас появились жертвы: одного, другого из правительства выбросили. В результате из команды почти никого не осталось. Нужно все это оценить и не предаваться пораженческим настроениям, а, поняв свои ошибки, идти вперед. Для России потеря еще трех лет может стать откатом назад лет на десять.

О ДОВЕРИИ

- У вас появилась идея выбора претендентов на президентское кресло путем сбора писем людей в поддержку. Это какой-то совершенно оригинальный путь. Учитывая недоверие к политикам, я не думаю, что кто-то соберет в свою поддержку 100 тыс. писем.

- Да, это выглядит как наивная игра, но если бы мне пришло 100 тыс. писем, я бы считал это действительно проявлением доверия. Оно гораздо выше, чем доверие съезда или партии.

Нужно расшевелить людей. Мы все варимся в этой каше, устали от суеты, но все равно нужно узнавать мнение простых людей, пытаться им что-то объяснить.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно