Примерное время чтения: 5 минут
149

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА. Телевидение - вторая реальность

Телевидение часто называют четвертой властью и второй реальностью. Насчет власти не поспоришь. А вот что касается второй реальности... Пожалуй, да. Только телевизионная реальность состоит с нашей, первой, в весьма специфических взаимоотношениях. И больше всего напоминает зеркало. Отражение ведь тоже вполне реально в тот момент, когда мы его видим. И очень даже может на нас повлиять. Например, подсказать, что с такой опухшей и небритой рожей, в рубашке с засаленным воротничком из дому лучше не выходить.

Застойный анекдот: бабуся является в телеателье с просьбой заменить ей телевизор. Мастер любопытствует, в чем беда.

- Да вот, милок, какую программу не включу - то Политбюро, то Брежнев.

- Ну, мать! Это ж не в телевизоре, этот программе передач дело!

- Да ну?! Ну а ее-то никак заменить нельзя?

- Скажете тоже, бабуля. Ее Госкомитет по телевидению утверждает!

- Ну а может, комитет этот самый заменить? - упорствует старушка.

- Бабушка, им как раз Политбюро с Брежневым и командуют!

- А ну как, если заменить...

- Ну, бабушка!!!

ВОТ и сбылась бабушкина мечта; все заменили. А толку? Когда-нибудь, наверное, найдется великий ученый, который исчерпывающе опишет механизм действия телевидения: такой же ясный и непреложный, как закон физики - уж если оторвалось яблоко от яблони, то падает недалеко и непременно вниз с ускорением 9,8. Но пока не родился великий ученый, закон ищется методом тыка.

Раньше у телевидения была четко определенная функция средства массовой информации, укрепляющего господствующую идеологию. В телевидение запихивались деньги, завернутые в бумаги с идеологическими установками. На выходе ожидалось прославление и увековечивание. А народ у экранов подыхал со смеху, глядя на косноязычного, роботообразного вождя, и, зевая, выключал трансляции заседаний.

Теперь денег стало меньше (гораздо), идеологии - тоже (немного). Все попытки до сих пор государственного телевидения выполнить "госзаказ", как и прежде, кончаются крахом: прославление "Выбора России" ведет к победе жириновцев, трансляции парламентских дебатов будят ненависть к парламентаризму, а интервью лидеров вызывают пересуды об их способностях и пристрастиях. Вывод очевиден: с таким прямолинейным подходим проваливается сама функция агитатора. Но штука в том, что телевидение уже и само по себе утратило эту функцию. Распавшись сперва на отдельные каналы, потом на телекомпании и теперь уже, кажется, на независимые друг от друга передачи, оно изо всех сил старается понять, для чего же оно нам нужно. И авторы каждой передачи в меру своих умственных способностей и материальных возможностей нащупывают все тот же ускользающий закон.

Между прочим, кое-какие его частные проявления уже нащупаны, по крайней мере, на западном ТВ. (Водяные мельницы тоже ведь заработали до открытия соответственных физических законов насчет жидкостей и колес.) И две основные функции западного телевидения видны невооруженным глазом: это информация и развлечение.

Вспомните-ка две аббревиатуры, чье воцарение на нашем экране вызвало наибольший восторг. Правильно, CNN и MTV. A почему? Потому что Си-эн-эн информирует о событиях не с точки зрения их идеологической важности, а с точки зрения информационной ценности для большинства. А Эм-ти-ви развлекает не силами певцов, заплативших за место в эфире, а теми, кого сегодня больше всего слушают. Иными словами, лучше всего получается то, что сделано с учетом интересов большинства.

Это и рекламы касается: умеет телевидение убеждать. Как бы ни относились мы к Лене Голубкову, но нельзя не признать: рекламная кампания "МММ" гениальна. Потому что эффективна. Слишком много наших соотечественников узнали себя в телеперсонажах. Обидно, конечно, но тут уж претензии не к ТВ. Неча на зеркало пенять...

Уловив и отразив черты и интересы большинства, отыскав подходящие формы воздействия (только не в лоб!), телевидение способно стать мощным инструментом для манипуляции обществом, баюкая его мыльными операми или будоража рекламой, направляя движение и стравливая пары. Оно может посредственного политика превратить в лидера. И наоборот. (Интересно, долго бы просуществовал у нас культ личности Сталина, если бы люди каждый день лицезрели по телевидению изрытое оспой лицо отца народов, его низенькую сухорукую фигуру?)

Но и возможности ТВ небезграничны. И сколько ни замазывай отражение в зеркале пудрой и румянами, оригинал краше не станет. А если зеркало с упорством маньяка берется отражать только наши кровоточащие язвы и прыщи на носу, то зачем нам такое зеркало?

И разобраться надо в первую очередь с состоянием общества и его интересами. Не потому ли, кстати, на том же Западе люди стали реже смотреть телевизор? Зачем, в самом деле, каждые полчаса в зеркало заглядывать, если и так знаешь, что по большому счету дела у тебя идут неплохо. И прическа в норме, и костюм, и синяков под глазами нет.

Мы так и глядим - а иногда и плюем то и дело - в экран-зеркало, сами толком не зная, что же хотим увидеть. И телевизионщики глядят на дело рук своих. И чешут перед экраном в затылке: что ж это за закон такой, проклятущий? И отражение чешет. Совсем вроде бы такое же. А все-таки немножко другое. Они- то чешут правой рукой, а отражение - левой. Закон физики.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно