Примерное время чтения: 7 минут
215

ТЕЛЕВИДЕНИЕ. Скандалы на ТВ: деньги, амбиции, власть

Государственное телевидение нашей страны в очередной раз продемонстрировало сходство с айсбергом. Верхушка, видная всем, - программа передач на неделю. Скрытая от глаз мощная подводная часть - структуры и подразделения, экономические механизмы и политическая подоплека. И любая попытка протаранить этот айсберг наскоком имеет все шансы разделить судьбу "Титаника".

НАВЕРНОЕ, первой крупной ошибкой реформаторов стало стремление исходить в работе из логики айсберга, а не из логики необходимых перемен. Переговоры о составе акционеров будущего Общественного российского телевидения, дележ паев, роль и место собственно вещательных структур в будущем акционерном обществе происходили и обсуждались в более чем кулуарной атмосфере. Почему состав акционеров оказался именно таким? Как решалось, что те, а не иные коммерческие структуры войдут в состав учредителей? Почему из 51% акций, закрепленных за государством, 36% пришлись на долю Госкомимущества, именно 9% - компании "Останкино" и по 3% - на ИТАР-ТАСС и телевизионный технический центр?

ЩУПАЛЬЦА ФИНАНСОВОГО СПРУТА?

НО судить об этом уже поздно. Сейчас решается вопрос о начале вещания этой структуры, какой бы она ни была, с 1 апреля. Многие средства массовой информации с подачи депутатов Думы (и в частности председателя ее Комитета по труду и социальной поддержке Сергея Калашникова) рисуют переход первого канала в новый статус, как создание личного телевидения главы "ЛогоВАЗа" всемогущего Бориса Березовского.

Приводятся при этом такие, скажем, доводы. Финансовое положение "АВВы" - другого детища Березовского - явно неблестяще, и он спешит прибрать к рукам ТВ, чтобы делать большие деньги на рекламе и грядущей предвыборной кампании. В Совет директоров ОРТ входят помимо него в основном "свадебные генералы" - руководители крупных коммерческих структур, у которых не будет времени серьезно заниматься телевидением. А глава "Рен-ТВ" Ирэна Лесневская и председатель подкомитета Думы по ТВ и РВ Кирилл Игнатьев, также входящие в руководство ОРТ, - люди, связанные с Березовским давними деловыми отношениями.

Может, это и соответствует действительности. Но не очень понятно, чем в таком случае отличается Березовский от того же Бойко ("Национальный кредит") или Ходорковского ("Менатеп"), тоже членов Совета директоров? Большие деньги всегда будут в центре внимания бизнесменов, вне зависимости от положения их фирм в данный момент. А что касается самих денег... В свое время, когда шла борьба за передачу 4-го канала телекомпании НТВ, противники этого решения приводили ровно тот же довод: у "МОСТа", дескать, плохо с деньгами, и он спешит прибрать к рукам канал, чтобы грести их лопатой. Судя по качеству вещания НТВ с самых первых дней, однако, вложения "МОСТа" оказались весьма значительными. А сегодня и сам банк, и телекомпания являются в своих отраслях почти символами успешной работы. Так что даже не важно, соответствовали ли действительности тогдашние догадки. Суть в том, что аргументом против они быть не могут - хороший результат-то налицо.

"ОСТАНКИНО" - ПРОТИВ!

КОНФЛИКТ вокруг ОРТ явно развивается сейчас в сфере эмоций, накаленных до предела гибелью Влада Листьева. И основным их генератором на данный момент выступает коллектив самого "Останкино". Вряд ли речь может идти о беспокойстве монополиста, теряющего свое положение. Достаточно взглянуть в ту же программу передач, чтобы убедиться: едва ли не больше половины программ первого канала производятся сегодня уже не самим "Останкино", а разнообразными частными телекомпаниями, которые, кстати, очень часто арендуют помещения и технику "Останкино", нанимают специалистов "Останкино", а потом свою же продукцию "Останкино" и продают. Казалось бы, куда как выгоднее в этой ситуации взвалить хотя бы бремя покупки на ОРТ. Тем более что долг "Останкино" Минсвязи сегодня составляет 290 миллиардов рублей, поддержание хотя бы пятичасового вещания по первому каналу на этот год обойдется в 100 млрд. 375 млн. рублей, а денег таких нет, и взять негде. Вот пусть бы и болела голова у богатых бизнесменов-акционеров...

Но есть еще и высокие слова о Первом Национальном Канале, о национальной культуре и гордости, о правах производителей национальных программ и долге распространения национального кинематографа. Слова, конечно, правильные, но имеющие небольшое отношение к деятельности "Останкино" последних лет. И если ОРТ, по мнению коллектива телекомпании, всему этому угрожает, то как же все это спасти? Списать долги и дальше работать, ничего не платя и продолжая внутри каждой редакции распадаться на маленькие телекомпаньицы?

А еще есть реальная боязнь огромного коллектива остаться не у дел, лишившись работы, а для некоторых и богатой кормушки "черных" доходов от рекламы. Скорее всего именно это и толкнуло останкинцев на митинговые страсти, завершившиеся отставкой Александра Яковлева с поста председателя. В последовавшей за этим резолюции собрания трудового коллектива именно на Яковлева возложена вина за бедственное положение "Останкино" и создание "неправильного" ОРТ. В этой связи коллектив заявил о выходе телекомпании из состава учредителей ОРТ и единогласно (750 человек) потребовал приостановить действие президентского указа.

Однако на парламентских слушаниях 21 марта эту резолюцию озвучил не Григорий Шевелев (заместитель председателя "Останкино"), выступавший от имени руководства компании ввиду отсутствия собственно председателя. Он как раз занял позицию более осторожную, заметив, что кризис в "Останкино" начался лет 5 - 7 назад, как раз с дробления на маленькие частные компании. И что с его точки зрения "Останкино" сегодня следует заключить генеральное соглашение с ОРТ, которое предоставило бы телекомпании возможность вещать на иных, нежели у всех прочих вещателей, правах - в течение некоторого времени, разумеется. Что должно произойти за это время с "Останкино", остается не очень понятным. Но, видимо, что-то хорошее и важное, что решит все проблемы.

ПЕРЕТЯГИВАНИЕ КАНАЛА

ДНЕМ раньше заявила о выходе из состава учредителей ОРТ и Ассоциация независимых телепроизводителей, основу которой составляют АТВ, "Рен-ТВ" и "ВиД". Но в отличие от "Останкино", независимые телекомпании не усматривают в этом никакого протеста. Напротив, все они скорее за указ Президента. И хотя, по словам руководителя "ВиДа" Александра Любимова, можно, конечно, предъявлять претензии и к составу акционеров, и к кулуарности процесса акционирования, телевидение должно работать. Просто все частные производители достаточно уверены в качестве своих программ и полагают, что смогут продавать их ОРТ и не входя в состав акционеров. (Ассоциация имела в ОРТ 3% акций.) Давить же своими пакетами акций на принятие того или иного решения в создавшейся конфликтной ситуации они не намерены.

Именно деловой принцип покупки хороших программ у производителей, вне зависимости от того, являются ли они акционерами, независимые телевизионщики считают основным. Процесс этот, по словам Любимова, уже должен быть в разгаре. И обещает нормальное вещание с 1 апреля.

Но начнется ли оно под новой шапкой ОРТ - пока не ясно. Депутаты намерены вынести вопрос на заседание Думы в ближайшие дни, и вполне вероятно, что их решение окажется не в пользу президентского указа. Возможно, что и Президент будет настаивать на своем указе: он, по некоторым данным, настроен весьма решительно. Работает и ОРТ - его Совет директоров только что назначил на вакантное после гибели Листьева место генерального директора Сергея Благоволина, до этого - руководителя аналитической службы ОРТ. (Кстати, после того как занять этот пост отказался Эдуард Сагалаев, на него активно прочили Ирэну Лесневскую, что служило лишним аргументом в пользу акционирования "по Березовскому". Результат, как видите, оказался иным.) Вопрос с рекламой по-прежнему не решен, но находится в стадии проработки и в очередной раз, видимо, будет рассматриваться на Совете директоров ОРТ в момент подписания этого номера газеты. На пост руководителя Федеральной службы по ТВ и РВ назначен опытный телевизионщик Валентин Лазуткин, что вызвало одобрение практически всех конфликтующих сторон, но дела пока ничуть не изменило. А в "Останкино" по- прежнему нет председателя, и немного растерянный секретарь в его приемной затруднилась ответить на вопрос, чья же, собственно, это теперь приемная: "Наверное, пока ничья".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно