Примерное время чтения: 4 минуты
72

ПРЕДСКАЗАНИЕ. Памятники Сталину ставить легче, чем разрушать

Из книжных развалов Латинского квартала на меня неожиданно глянул каменный Сталин - памятник ему стал иллюстрацией на обложке романа, который так и озаглавлен - "Памятник". Имя автора - Эльза Триале - хорошо известно среднему и старшему поколению читателей.

КОГДА в конце 50-х - начале 60-х гг. чуть приподнялся "железный занавес", Триоле, наряду с Хемингуэем и Ремарком, была среди тех первых западных авторов, которые позволили нам заглянуть в неведомый до том поры "буржуазный" мир. Весьма популярный тогда цикл "Нейлоновый век" (романы "Розы в кредит" и "Луна-парк") привлекал не столько даже литературными достоинствами, сколько деталями выглянувших "из-за занавеса" быта, стиля жизни, психологии западных людей.

Замужество за выдающимся писателем Луи Арагоном, членство их обоих во французской компартии, особая любовь к советской литературе (в частности, к Маяковскому, которого она блестяще перевела на французский язык), российское происхождение (Эльза - родная сестра Лили Брик), творчество, посвященное французскому Сопротивлению, - все это и послужило "пропуском" романам Триоле на строго охранявшиеся советские книжные прилавки.

Однако вскоре на имена Триоле и Арагона было наложено строгое табу. Причиной стало их резкое осуждение оккупации Чехословакии советскими войсками в 1968 г. (хотя уже до этого стали возникать трения между СССР и частью левой французской интеллигенции, к которой принадлежали оба писателя, в том числе - в связи с выходом романа "Памятник", написанного Триоле по свежим следам XX съезда в конце 1956 - начале 1957 г.)..

Как вспоминала сама писательница, для того, чтобы понять истоки романа, надо вернуться к марту 1953 г. Луй Арагон, возглавлявший тогда редакцию еженедельника "Леттр Франсез", попросил Пикассо написать несколько слов в траурный номер в связи со смертью Сталина. Но вместо статьи буквально за час до выхода газеты пришел нарисованный портрет Сталина: для Пикассо было естественнее рисовать, чем писать. В газете портрет занял всю середину первой полосы.

Рисунок был выполнен углем, крупными штрихами. Молодой Сталин с круглым лицом, большими глазами, гладкими, чуть ниспадающими усами, сильной и открытой шеей... Хороший портрет, но, как вспоминала Триоле, выглядело все так, будто напечатали фотографию "вождя" в коротких штанишках: уж очень велик был контраст с распространенным в то время образом человека, воплощавшего "мудрость" и "гуманность", человека, выигравшего войну.

Последствия не заставили себя ждать. Секретариат ФКП опубликовал на первой полосе "Юманите" порицание Арагону, потребовав от него напечатать в "Леттр Франсез" письма "возмущенных читателей" - практика, скопированная у КПСС.

ИМЕННО это "портретное дело", столь показательное для взаимоотношений между политикой и искусством, стало внутренним мотивом Триоле при написании "Памятника". А непосредственным поводом и сюжетом книги послужила услышанная ею в Чехословакии история пражского скульптора Отакара Швеца - автора гигантского памятника Сталину, несколько лет возвышавшегося над Влтавой. Выполнив монумент по ;заказу государства, скульптор покончил с собой: он понял, как своим творением обезобразил город-красавец. Все деньги, полученные за работу в виде премий и гонораров, он завещал слепым - людям, которые - к счастью! - никогда не увидят монументального уродства. Этот скульптор и стал прототипом главного героя романа, действие которого писательница поместила в одну из стран "народной демократии".

Поражает не только печальная история творца, но и то, что многие придуманные писательницей факты через несколько лет... стали реальностью! Прежде всего это касается сноса статуи. Триоле предсказала, что памятник будет разрушен - причем с большими трудностями. Каково же было удивление писательницы, когда летом 1962 г., в период десталинизации, находясь в Чехословакии с Арагоном, она услышала от тогдашнего президента Новотного рассказ о технических проблемах, связанных со сносом бетонной глыбы: взрыв должен был. быть таким мощным, что мог пострадать знаменитый пражский Старый город. Так же, как и в романе, памятник уничтожали по частям.

ПОСЛЕ успешно проведенной операции - новое открытие. Под постаментом обнаружилось огромное пустое пространство, служившее пристанищем для спекулянтов, бандитов, проституток, бездомных и прочих обитателей пражского "дна". Как оказалось, Триоле, не зная обо всем этом, воспроизвела и эту деталь, описав похождения главного героя в подземельях большого города.

Виталий ДЫМАРСКИЙ, соб. корр. РИА "Новости", специально для "АиФ"

Париж

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно