Примерное время чтения: 8 минут
117

60 ПРОЦЕНТОВ ИЗБИРАТЕЛЕЙ НЕ ХОТЯТ ВОЗВРАЩЕНИЯ В ПРОШЛОЕ. Кто станет президентом?

Аркадий МУРАШЕВ был, пожалуй, самым заметным молодым политиком времен раннего Ельцина и позднего Горбачева. Наблюдая его сегодня, можно предположить, что он глубоко законспирирован и ждет своего часа. Между тем, являясь депутатом Госдумы и ближайшим соратником Егора Гайдара, Аркадий Мурашев - активный участник политических интриг. Один из тех, кто готовит сценарии двух важнейших событий конца этого и середины следующего года - выборов в Думу и Президента России.

- Аркадий Николаевич, по некоторым признакам Россия миновала полосу потрясений. Что, на ваш взгляд, может нас ожидать, скажем, до 2000 года?

- Будущие четыре года и в экономическом, и в политическом, и в международном плане зависят в первую очередь от того, кто станет вторым Президентом России.

В этом смысле выборы 1991 года были неполноценными. О том, что Президент России мог стать главой супердержавы, догадывались немногие. Ядерная кнопка была у Горбачева. А в 1996 году весь мир, затаив дыхание, будет ждать, чей палец ляжет на эту самую кнопку. Уже сегодня, за год, я могу сказать, что ставки политических группировок чрезвычайно высоки. Речь-то идет о возможности формирования правительства, управления госсобственностью. Этот человек может стать по своим экономическим возможностям самым богатым в мире. И все это зависит от выборов. Так что претенденты и те, кто за ними стоит, не будут стесняться в средствах, чтобы оттеснить конкурента.

- Даже убить?

- Не исключено. Это событие будет носить настолько острый характер, что я уже сейчас содрогаюсь.

- Ваша точка зрения - предвидение кошмара - очень удобна для тех, кто хотел бы, чтобы выборы не состоялись вовсе.

- Здесь, я считаю, абсолютное ключевое значение имеет гражданская позиция Б. Ельцина. Если он хочет остаться в истории со знаком плюс, то должен эти выборы провести. А баллотироваться ли ему самому - это его личное дело.

По объективным причинам его команда прекрасно отдает себе отчет, что никакому преемнику Ельцина она будет не нужна. Поэтому, вероятно, сделает все, чтобы выборы перенести по срокам и лично Ельцин остался бы у руля.

- Итак, предположим, что Борис Николаевич не захочет создавать препятствия на пути естественного развития России. Какова тактика демократов в достижении заветной цели - получении "поста N 1"?

- Самое главное - это выборы президента. Поэтому наша стратегия состоит в том, что мы рассматриваем парламентские выборы как своего рода первичные выборы перед президентскими. По их итогам мы определим, кого будем поддерживать на президентских выборах, кто будет наш самый перспективный и приемлемый для людей кандидат, за кого они будут в наибольшей степени готовы проголосовать. Явлинский, например, может говорить, что он сейчас самый сильный. Есть основания предположить, что это серьезное утверждение. Но тем не менее он должен доказать это на парламентских выборах. Пока мы ему не проигрывали. Я имею в виду наш главный поток в демократическом движении, которое родилось в Межрегиональной депутатской группе, потом стало "ДемРоссией", потом - "Выбором России", связанным с Гайдаром.

- Увы, но демократы сами себе роют могилу. Смешно и грустно одновременно, когда вы выясняете между собой, кто из вас больший демократ, запутывая при этом своих сторонников.

- В этом плане наметились кое-какие сдвиги. И мы, и Явлинский готовы подписать соглашение. При лучшем результате на парламентских выборах другая сторона в тот же день смиряет свои претензии, "ложится" под единого лидера и следующие полгода работает на него с полной отдачей. Если это будет Явлинский, "Выбор России" переключается на Григория Алексеевича. Мы вместе начнем растить из него президента. Если наоборот, то мы потребуем выполнения соглашения и от него, и от его команды.

Соглашение скорее всего подпишем в сентябре после регистрации в Центризбиркоме всех избирательных объединений и окончания сбора подписей для включения в бюллетени для голосования. Я не думаю, что многие объединения будут способны набрать 200 тыс. подписей.

- А вы не боитесь, что Явлинский вас обманет? Кругом ему нашептывают, что он самый великий...

- Не думаю. И потом, это соглашение касается не только двоих: Гайдара и Явлинского. Это соглашение готов подписать и Борис Федоров, который пока тоже уверен в своей победе. Выполнение соглашения даст кандидата, который может рассматриваться как очень сильная фигура на президентских выборах.

- Но кроме тех людей, кого вы обозначили, есть и другие, которые тоже хотят... Какие возможны варианты?

- Известно, что для того, чтобы участвовать в первом туре президентских выборов, нужно собрать миллион подписей. Это очень сложная задача. Тем не менее "партия власти" на это способна. Либо Ельцин, либо Черномырдин. Но "партия власти" с нами соглашения не подпишет. Все переговоры, которые мы вели с ними по этому поводу, не приводят к какому-нибудь результату. Смешно рассчитывать на то, что Черномырдин скажет Явлинскому: "Ну все, я смиряю свои претензии, теперь Явлинский - мой будущий президент". Ясно, что у "партии власти" будет свой кандидат. Это будет либо Ельцин, либо его преемник.

- Кто это может быть?

- Пока кроме Ельцина речь идет еще о трех фигурах: Черномырдине, Рыбкине и Лужкове. Я к ним отношусь чрезвычайно почтительно. Мне кажется, что это серьезные и, самое главное, вполне приемлемые кандидаты для России. Если бы они подключились к нашему соглашению, я бы с удовольствием поддержал их на президентских выборах. Беда в том, что они этого соглашения не подпишут. С моей точки зрения, идеальным президентом был бы Сергей Адамович Ковалев. С премьер-министром Егором Гайдаром. Потому что он отстранился бы от власти и не стал бы ее никак использовать. Он был бы у нас президентом, как английская королева. Не все со мной согласятся, но по крайней мере на парламентских выборах популярность этих людей будет обозначена.

- А сможет ли сплотиться оппозиция?

- Думаю, возможности договориться у них даже меньше, чем у нас. Там существует два крыла: коммунистическое с разными оттенками - от большевизма Нины Андреевой и популизма Анпилова до вполне респектабельного социал-демократического Зюганова. И некоммунистическое крыло - националистическое. Они тесно смыкаются с коммунистами и также имеют огромный спектр - от уважаемого многими Солженицына до безумных Баркашова и Лимонова. У них много общего, но я не думаю, что они могут выставить единого кандидата.

- Видимо, не столь трудно обозначить круг этих претендентов.

- Мне кажется, что в оппозиции есть как минимум три фигуры, которые хотят идти самостоятельно, за которыми есть материальные и людские ресурсы, чтобы собрать подписи и выставляться. Во-первых, это единый кандидат от коммунистов - Геннадий Зюганов. Второй - Александр Руцкой, бывший вице-президент, обеспечивший себе на этом посту огромные материальные ресурсы. Он, видимо, будет поддержан такой националистически настроенной интеллигенцией, как А. Солженицын, Н. Михалков. И наконец - Владимир Вольфович, также обладающий колоссальными деньгами и возможностями для того, чтобы набрать подписи и участвовать в борьбе. Конечно, может "выплыть" какой-либо неожиданный "лебедь", но это маловероятно. Претендентов будет не больше шести.

- Предположим, что все, кого вы назвали, станут участниками первого тура выборов президента. А ваш прогноз насчет того, кто останется во втором туре?

- Есть общие закономерности, действующие на протяжении нескольких лет. И есть некоторые базисные пропорции в общественном мнении, которые не изменяются. Они подтверждаются на всех выборах: около 60% избирателей в том или ином виде не хотят возвращения назад, не хотят тоталитарного режима, в котором мы жили. Определенная их часть связана с демократами, условно говоря, половина. Какая-то часть - с властью и с центризмом. Тех, кто хочет реванша, возвращения либо в коммунистическое, либо в царское прошлое, - около 35-40%. Из них коммунисты имеют меньшую долю, чем некоммунистические националисты.

Маловероятно, что люди из первого лагеря будут голосовать за кандидата второго лагеря, и наоборот. Внутри 40 "оппозиционных" процентов они могут выбрать того, кто им милее: Руцкой или Жириновский. Внутри 60% тоже будут выбирать того, кто лучше, - Явлинского, Гайдара, Черномырдина или кого-то еще.

Из анализа всех предыдущих референдумов и выборов следует: во второй тур реально выйдет самый сильный кандидат от нас и самый сильный кандидат от них. Например, в паре Явлинский - Жириновский достаточно очевидно, что победит Явлинский. В паре Черномырдин - Зюганов скорее всего Черномырдин. Все эти возможные комбинации можно предсказывать, исходя из базового соотношения: 60% - 40%. Поэтому я не сомневаюсь в нашей победе. Более того, уже в первом туре президентских выборов у объединенного демократического кандидата есть все шансы обыграть "партию власти". Тогда во втором туре наш кандидат получит ее голоса, которые, естественно, будут отданы нам, а не непримиримой оппозиции.

Таков мой прогноз на этот ключевой отрезок времени. После него наступит полоса четырехлетней стабильности, где политические бури будут разыгрываться в отдельных регионах вокруг губернских выборов...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно