Примерное время чтения: 7 минут
154

ИНСТИТУТ ЧЕЛОВЕКА. Ходят слухи по домам

Борис Ельцин решил закончить свою политическую карьеру и уйти в монастырь. Хиллари Клинтон, оказывается, мужчина. А из Москвы до Питера можно долететь на вертолете по подземному тоннелю. Интересно? Ну еще бы! Новости-то какие! Но вообще-то, не новости это вовсе, а только слухи.

ЕСЛИ произошло что-то интересное и значительное, узнать об этом хочется, а информации никакой или очень мало, что все мы начинаем делать? Правильно, собирать сведения из всех возможных и невозможных источников, а если и их не хватает, то домысливать. Так было после взрыва в Чернобыле, когда выяснилось, что не вся официальная информация правдива и полна, поползли слухи. Диапазон интерпретаций случившегося был чрезвычайно широк: от того, что ничего не произошло в принципе, до взрыва летающей тарелки.

Любая критическая и тревожная ситуация порождает всевозможные разнотолки, и, поскольку, заинтересованы в получении информации многие, их "передатчиками" становятся огромные массы населения.

ВЕЧНО ИСПОРЧЕННЫЙ ТЕЛЕФОН

СЛУХИ были, есть и будут до тех пор, пока люди будут воспринимать информацию по-разному, а это закон нашей психики, и изменить его практически невозможно. Собственно то, что хотел сказать человек, поймет процентов 15 - 20 его слушателей. Остальные или поймут частично, или не поймут вообще, или так, как говорящему и в голову не приходило подумать! Зачастую человек слышит не то, что ему говорят, а то, что он хочет услышать. Ведь мы не только воспринимаем информацию, но еще оцениваем и интерпретируем, причем каждый делает это по-своему. Тут играет роль и характер, и способность проецировать какие-то ситуации на себя, просто сиюминутное состояние. Классический эксперимент: на экране дается слаборазличимое изображение прямоугольника. Один человек, глядя на него, видит кирпич, а другой - буханку хлеба. Так вот, этот последний просто пришел на эксперимент голодным.

Наш жизненный опыт тоже влияет на то, как мы реагируем на какой-то слух. Например, по телевидению объявили, что денежной реформы не будет. Что думает россиянин: "Ага, не обманете, если у нас говорят, что денежной реформы не будет, значит, реформе быть! Я это знаю, потому что так уже было". И он начинает делиться этой полученной и понятой по-своему информацией. Причем, если первому собеседнику он честно сказал, что вот было передано то-то, а я сделал из этого такие выводы, то дальше по свету пойдут гулять только его выводы, дополненные еще и тем, что раз реформе быть, надо бежать менять деньги. Чрезвычайно полезная вещь этот последний совет: мало того, что человеку "заполнили информационную нишу", ему еще и ориентир дали, как при этом себя вести. Даже если информация и последовавшие за ней действия неверны, они приносят внутреннее успокоение, поскольку состояние неопределенности переносится людьми чрезвычайно тяжело.

А еще слухи - вещь совершенно необходимая для... самореализации отдельно взятого гражданина. Это как же может быть приятно придти и с порога заявить коллегам прямо по Высоцкому: "А вы знаете, Мамыкина снимают за разврат его, за пьянство и дебош". Или: "Вы слышали, вчера траншею рыли, так откопали две коньячные струи". Рты раскрыты, всеобщее изумление, вы - центр внимания. "Какой интересный человек, все-то он знает..."; и ваш статус в определенной социальной группе поднимается до недосягаемой высоты.

СПЛЕТНЯ И СЛУХ

СЛУХ - это искреннее искажение информации (человек что-то услышал, как- то по-своему (!) понял и передал дальше, не желая никого вводить в заблуждение). Сплетня же - сознательное и злостное придумывание или перевирание фактов. О красавице сплетничают завистницы: "Да у нее нос кривой и груди силиконовые". О политике могут запустить сплетню: "а он двоеженец", доказывай потом, что это не так, часть-то людей уже поверила.

Как правило, под любыми слухами есть какая-то основа, что называется, "нет дыма без огня". Сплетни же могут возникать относительно событий, которых и в помине не было. Если "огонек" все же есть, он раздувается до размеров пожара. Сплетни - это всегда негатив и очернение, в то время как слухи могут быть и положительными. Как в том анекдоте: "Правда ли, что профессор выиграл "Запорожец"? " "Да, только не выиграл, а проиграл, и не "Запорожец", а "Волгу", и не профессор, а его сын". Хотя правильно пел еще Высоцкий: "К хорошим слухам люди не привыкли, говорят, что это выдумки и ложь".

Можно понять интерес к слухам о каких-то изменениях в государстве, поскольку от событий, которых они касаются, все мы зависим. Но почему нас так волнует частная жизнь людей, будь то знаменитости или просто соседи? Зачем это надо? Ведь оттого, что мы узнаем какие-то подробности из личной жизни Пугачевой или Михалкова, нам не станет ни теплее, ни холоднее, и никаких действий за этим не последует. Однако интерес существует, и психологи объясняют его одной из форм познания себя. Мы не всегда об этом задумываемся, но вопрос "Кто я такой?" сидит практически в каждом из нас. Человек как бы ищет свое место на большой шкале, где есть некрасивые и красавцы, умные и глупые, талантливые бездарные. Нам интересно знать, что есть на самом низком и самом высоком уровнях этой шкалы, как ведут себя люди, что в их представлениях норма, а что нет, и где на этой шкале я. Мы просто хотим понять себя, сравнивая с другими, через других.

ПАЛКА О ДВУХ КОНЦАХ

И ВСЕ-ТАКИ слухи возникают не от хорошей жизни, а от недостатка информации, нестабильности, и сами по себе могут приводить к еще большей неразберихе. Но если слух приводит к серьезным последствиям, надо, чтобы распространители его отвечали за это. Человек может быть осужден, оштрафован, он должен знать, что слух может быть опасен в социальном плане, что в обществе это осуждается. Здесь, правда, палка о двух концах: ведь бабушки у подъезда, которых все считают главными производителями слухов и сплетен, - лишь малая толика тех, кто принимает участие в этом вселенском действе. Взять органы власти. В некоторых случаях, чтобы проверить отношение к чему-то в обществе (например, к денежной реформе), они сами могут давать информацию, которая в форме слухов неофициальным путем будет распространяться. А люди-то ведут себя в соответствии с психологическими законами, и они запросто могут побежать в банки и начать обмен денег. Я не сажал сорняк, но я вскапывал землю и поливал ее, а потом удивляюсь, откуда трава, а ведь условия для ее появления созданы. Так же и со слухами.

Вообще же, по мнению психологов, ненормально, если в обществе не появляются слухи. Ведь недостаток информации будет всегда, людей интересует такое огромное количество вещей, о котором рассказать все просто невозможно, и, наконец, никогда мы не сможем понимать друг друга одинаково. А пока... "ходят сплетни, что не будет больше слухов, ходят слухи, будто сплетни запретят".

Благодарим за помощь в подготовке материала А. Л. Журавлева, заведующего лабораторией социальной психологии Института психологии.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно