Примерное время чтения: 9 минут
249

ДИАЛОГИ. Есть ли в России мафия?

Иосиф Кобзон - Станислав Говорухин

- Господа знатоки, ответьте: кому, кроме мафии и ГАИ, принадлежит власть в России?

И. Кобзон: Что такое мафия? Мафия - это и та, что свергла режим в 1917 году, и та, которая занимается наркобизнесом, и та, которая бездумно продает за рубеж наши природные ресурсы. Разве можно нелегально вывезти за границу сотни тысяч тонн нефти? Это невозможно. Значит, к мафии, которая вывозит, причастна та мафия, которая разрешает вывоз. Так кто из них главнее? А то, что вы подразумеваете под мафией, так это уличная преступность.

С. Говорухин: Сегодня борьба партий - это разборка между коммунистами - "кремлевскими" и стремящимися в Кремль. Отсюда и ужасающая преступность. Первая причина: государство не обращено лицом к человеку. Трудящийся человек всегда з загоне. Молодые люди на опыте родителей видят, что трудом прожить нельзя. И ничто, по существу, не мешает им вступить на криминальный путь. Вторая: государство в основном опирается на криминальные слои населения. И третья причина: грабительская приватизация, которую назвали реформами. Народное достояние делится между кучкой людей, бросившихся к этому пирогу. С преступностью можно бороться, только устраняя эти причины.

И наконец, о мафии. Это не мафия, когда каждого преступника мы знаем в лицо и у него на всех этажах власти есть покровители, Как это люди, стоящие у власти, на зарплату в 200 долларов построили дворцы по миллиону "баксов"! Ну и тычьте в них пальцем! Однако какой у общества должен быть исковерканный вкус, чтобы сказать, например, о Кобзоне: вот главный мафиози. Он более четверти века звезда первой величины и должен жить лучше меня. Хотя и я не должен бедствовать, как-никак 35 лет в кинематографе. Но у меня нет даже скромной дачки.

И. К.: Но дело не в летах. Недавно я возвратился из Самары, где выступал перед ранеными. И когда спрашиваешь у генералов: как же могло случиться, что русский стреляет в русского, грузин - в грузина, ответа нет - они же вне политики. Сегодня спрашивать не с кого, кроме Президента. Все "силовики" вне политики. И нас тоже "отодвигают" от политики. Мы гибнем духовно в большей мере, чем физически. Я родился на Украине, живу в России, еврей по национальности. И страдаю оттого, что, по сути, исчезает русская музыка и русское пение.

Сегодня бывшие атеисты ходят в церковь, ставят свечки для наработки имиджа, популярности. Но за всем этим - бездуховность. Раньше хоть были клубы, дома культуры, где все же теплилась жизнь. Сегодня все клубы либо приватизированы, либо занялись коммерцией.

Появились большие деньги, за ними и большая кровь. Почему власть не проведет показательные процессы?

- Итак, по вашим словам, мафии, как организованной преступности, в России нет?

С. Г.: Нет. Мафия - это тайная организация. А у нас ничего тайного нет. Уголовно- мафиозное государство начало формироваться до перестройки.

- Когда у власти были коммунисты, такой преступности не было?

С. Г.: Не согласен. И от профессионалов в силовых структурах тогда тоже освобождались, и система круговой поруки, взяточничества была. Болезнь прогрессирует.

И. К.: Я согласен. Кому нужно общество дебилов? Только режиму. Потому что такое общество ему подвластно. Мечта властей - подмять под себя народ, так проще им управлять.

С. Г.: С духовно искалеченным поколением делай, что хочешь. Новое поколение стараются оболванить и отуземить.

- Иосиф Давыдович, вы как-то сказали, что у фирм, которые выходят на современный рынок, должна быть "крыша". И тот, кто говорит, что у них ее нет, якобы просто лукавит...

И. К.: Значит, у него "крыша" поехала. "Крыша" - это защита, безопасность... Вместо борьбы с преступностью легче и проще создать "образы" из Кобзона, назвав его "мафиози". Я тоже интересовался, почему меня сознательно представляют таким. Что же выяснил? Первая причина - это связь с Квантришвили. Очень сожалею, что его уничтожили, лишили спортсменов солидного мецената, осиротили четверых детей. Он открывал детские спортивные школы, считая, что России нужны физически здоровые люди. Его убрали. Вторая причина - во время событий 1993 г. по просьбе мэра и руководителя ФСК Голушко я пришел в "Белый дом". Уже были видны какие-то компромиссы. Ну а потом все перешло в официальные руки Сосковца, Абдулатипова, Патриарха. Чем это кончилось, мы знаем. После Лефортова мы встретились с Александром Владимировичем. Я понимал, что наш разговор "на слуху" у тех, кому это интересно. Третья причина. Во время кампании против мэра Москвы, когда его стали сталкивать с Президентом, нужно было скомпрометировать кого-то из его окружения. Ну почему не "запачкать" Кобзона - советника мэра? Я не оправдываюсь. Но нынешний режим - мастер искать врагов.

С. Г.: Россию не уничтожить. И разворовать ее нельзя. И разрушить тоже. Ей можно перешибить духовный хребет. Ты разгадал этот дьявольский замысел. И те, кто пытается осуществить его, понимают, насколько серьезный противник стоит у них на пути. Мой тебе совет: не мечи бисер перед свиньями. Ты выше, сильнее их. Не обращай внимания на все это. Усиль охрану.

И. К.: Это не спасает. Вот, к примеру, последний мелкий укус. Мы летели в Испанию. Я пристегиваюсь. Дважды подходят стюардессы: "Предъявите еще раз ваш посадочный талон и паспорт". Я спрашиваю, кто их об этом просит. Стюардесса говорит: "Там товарищи из режима". - "Пусть они подойдут". Через пять минут полетели. Как будто намекают - уезжай по-хорошему. А я не уеду, не дождетесь.

Но вернемся к теме выборов. Я пошел в движение "Мое Отечество". Мне нравится Борис Громов: негромкий, честный генерал. Там замечательные люди: Шмелев, Шаталин.

- Однако вы не ответили на важный вопрос. В отношении "крыши".

И. К.: Если бы "крыша" была только у Кобзона, то с ним разобраться было бы легко. Но я не намерен безвременно покинуть этот мир. У меня те же структуры, которые есть у всех - сверху донизу. Это не боевики с оружием, а партнеры по транспортировке товаров, выяснению кое-каких долговых обязательств. Разве пойду я, как президент акционерного общества, к другому президенту спрашивать у него: "Почему ты не отдаешь 200 млн., которые должен моей организации?" Мне и не нужно этим заниматься. У него есть структуры, за спину которых он прячется. И чтобы он не разговаривал со мной с позиции силы, я вообще к нему не хожу. Есть и у меня партнеры, которые разговаривают с его партнерами. Это - бизнес. И это нормальное явление в России.

С. Г.: Это обыденное положение для нынешней России, но вообще это ненормально. Все оттого, что государство не может защитить граждан. Хуже всего простым людям. Им не разрешено носить оружие, хотя преступный мир вооружен до зубов. А то, что КГБ и МВД освободились от профессиональных работников, знающих свое дело, дало возможность всем фирмам иметь "КГБ в миниатюре".

- Иосиф Давыдович, что вас связывало с Япончиком?

И. К.: Ничего, кроме любопытства.

- Как вы думаете, зло, которое вокруг нас, оно в системе, в истории, в обстоятельствах или в нас самих?

И. К.: Коль мы граждане этой страны, то в нас самих.

- И как же нам бороться?

И. К.: Люди должны проявить гражданский долг и проголосовать. За кого хотят. А не сидеть у телевизоров, смотреть разборки в Думе, а потом говорить: "Кто только этих дураков избрал?" Если сегодня придут хотя бы 80% избирателей, будет ясна ситуация в обществе, и главное - кому отдано предпочтение.

- Когда вы придете в Думу и в повестке дня будет вопрос о снятии депутатской неприкосновенности, вы проголосуете "за" или "против"?

И. К.: Конечно, "за". Зачем честному человеку иммунитет?

С. Г.: В условиях ужесточающейся политической цензуры депутатская деятельность должна быть защищена. Но перед Уголовным кодексом все должны быть равны.

- Все-таки должны представители интеллигенции идти во власть? Или им лучше сохранять свою совесть подальше от грязной политики?

С. Г.: Большинство артистов - в партиях власти. И похоже, они ею мобилизованы. А присутствующие здесь двое мобилизованы своей совестью. И мы, кстати, в партиях, оппозиционных этой власти. Вспомните: кем был инициирован расстрел парламента? "Где армия, которая защитит нас от этой проклятой конституции?" - говорила одна артистка. Для того чтобы установилась новая конституция, не жалко было из танков расстрелять людей. А гибель десятков тысяч жизней в Чечне тем более оправдана, как "вполне конституционный акт". Знаете, я бы артистам, только потому, что они любимы народом, политику не доверял.

И. К.: Сейчас многие партии для привлекательности пригласили артистов. Они вспоминают о нас только перед выборами или референдумами.

- Но ведь интеллигенция сама покорилась и поддалась. Хотя запросто могла бы и не идти на эти встречи, и не входить в эти блоки, партии. В тюрьму не посадят, пытать не будут. Зато появится самоуважение к себе.

С. Г.: Учтите, приглашают артистов, далеких от политики. Кобзона никто не приглашает. Он сам с Громовым придет, чтобы хоть что-то изменить.

- Можно ли считать так, что сейчас разумнее доверять каким-то "крышам", чем властям?

С. Г.: Сегодня на власть ни в чем нельзя положиться. Предадут, ограбят. Поверить им, что они тебя защитят от наемного убийцы или от хулигана на улице, невозможно. Они ни воевать не умеют, ни мира заключить не могут. Поэтому каждый сегодня устраивается сам, надеется только на себя и на своих друзей. И именно поэтому мы идем в Думу. Решительные меры надо принимать сегодня.

И. К.: Я согласен.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно