Примерное время чтения: 7 минут
117

СЕРИАЛ В ГАЗЕТЕ. Владимир ВОЙНОВИЧ. Новые русские (05.12.1995)

(Продолжение, Начало в NN 44, 45, 46, 48)

ЗАМОЧИТЬ ПРЕЗИДЕНТА

НАШИ знакомцы Фил и Гога толкают перед собой пустые тележки, и Гога рисует американцу ближайшую перспективу:

- Поселитесь на Майами-бич, Клаву перевербуете. Она в свою очередь завербует вас, вы оба будете получать по две зарплаты от вашего ЦРУ и нашего ФСБ. Приглашаете меня консультантом...

- Стоп! - Фил остановился у табло с надписью: "Нью-Йорк".

- Вам это место нравится больше других? - полюбопытствовал Гога.

- Мне оно нравится не больше, - объяснил американец, - но я приехал от Нью-Йорк, и здесь написано "Нью-Йорк".

- Боже! - ужаснулся Гога. - Какое невежество! Чему вас только в ЦРУ учат? Неужели вам не объяснили, что в России, если снаружи написано одно, внутри будет обязательно что- то другое. Я бы на вашем месте стал туда (показывает на табло "Куала-Лумпур") или туда (там написано "Амман"), или туда (написано "Варшава").

- Гога, - подбежал запыхавшийся Виталий, - минутку. - Схватил Гогу за локоть, зашептал, зыркая по сторонам:

- Слушай, а сколько он возьмет, чтобы замочить нашего президента?

- Кого? - Гога вырвал руку и отстранился. - Нашего любимого президента?

- Да не вашего, а нашего. Я же тебе сказал... Алика.

- А-а! - облегченно выдохнул Гога. -А я-то подумал... А что, мешает?

- Я ж тебе говорю. Как только он куда денется, шурин займет его место, а я -место шурина.

- Понятно, - кивнул Гога. - Это зависит... У него телохранители есть?

- Только три.

- А шофер?

- Не держит. "Ягуар" водит сам.

- Хорошо, - сказал Гога. - Прикинем. Охрана три человека. Их тоже надо мочить. Или купить. Или купить, а потом мочить, потому что живых свидетелей мистер Филипп не любит. Если аккуратно прокалькулировать, тысяч в сто пятьдесят УЛОЖИМСЯ.

- Сто пятьдесят тысяч рублей? - спросил Виталий, но, встретив насмешливый взгляд Гоги, смутился.

- Друг мой, твой вопрос даже на дешевую хохму не тянет. За рубли мистер Филипп даже чихнуть постесняется.

- Но сто пятьдесят тысяч зеленых, это ты знаешь...

- А что ж ты думал? Думаешь, просто уничтожить президента? Нужна большая подготовка. Исследовать, где живет. Установить подслушки в "Ягуаре". Приборы ночного видения перед домом. Подключиться к телефону. Выяснить, когда из дому, когда обратно. Хорошо, если есть любовница. Если нет, подобрать, подсунуть, завлечь на дачу и ее замочить - тоже расход. Конечно, ты можешь рассмотреть вариант подешевле. Найти киллера из Вильнюса или Риги. Он тебе и за тыщу баксов пришьет кого угодно из-за угла.

- Именно, - поддержал Виталий.

- Но это же будет не работа, а живодерня. Лужи крови, отпечатки пальцев, следы сапог, брошенное в панике оружие и записная книжка с телефонами и адресами. А мистер Филипп - профессор. Он человека убирает незаметно, труп расчленяет, растворяет в серной кислоте, и все это в белых лайковых перчатках.

- Но все-таки, знаешь, полторы сотни тысяч...

- Профессора и в медицине стоят недешево, - заметил Акулов. - Даже какую-нибудь грыжу в клинических условиях удалить - и то... пойди спроси, сколько с тебя возьмут... А тут... Слушай, - явилась ему новая мысль, - а что тебе дался этот президент? Если у твоего шурина охраны нет, его можно растворить за полцены.

- Да ты что! - ахнул Виталий. - Шурина? Ну, ты даешь! Ну, ты циник! Как же ты мог про меня такое подумать? Я ж тебе говорю, он мне как брат. Всегда вместе: праздник, рыбалка, баня... Он, между прочим, ты знаешь, такой заводной мужик, анекдоты травит... - Подумал. - Да у меня и денег таких-то нет. Тысяч сорок, больше не наскребу.

- Вон я вижу своего чемодана! - прервал их дискуссию Фил и со всех ног кинулся к транспортеру, над которым табло "Хельсинки".

АМЕРИКАНЦЫ НЕ ПАХНУТ

В ГРУППЕ встречающих человек с бородкой ведет инструктаж.

- Игнат, прошу вас держаться весело и открыто. Американцы, когда встречаются, всегда кричат друг другу: "Привет! Как дела?" и очень широко улыбаются.

- А если настроение плохое? - спрашивает Игнат.

- Не бывает. У них хорошие жилищные условия, здоровая пища. Они с утра делают джогинг, душ, грейпфрут, чашка кофе без кофеина, и настроение всегда отличное.

- Как это отличное? А если, допустим, почки болят?

- Тогда он идет к врачу, его сразу на стол, наркоз, больную почку вынули, искусственную поставили, и он опять улыбается. Причем не просто так, а для тренировки лицевых мышц и показа зубов. Зубы у них у всех, между прочим, тоже искусственные.

- Как это? - не поверил Игнат.

- Американец, как только у него молочные зубы сменились взрослыми, идет к дантисту, свои гнилые - долой, фарфоровые вставляет и улыбается. Есть чего показать. Не то что у нас. Полон рот железа себе наколотит и ходит стучит зубьями, словно сенокосилка.

- Но все-таки я думаю, - сказал Игнат, - мы ждем вроде как будущего члена семьи, и встретить его надо по-родственному, по-простому, сердечно.

- С этой самой сердечностью, вздохнул бородатый, - советую не спешить. Никакого панибратства. Он ведь не женился, а только собирается.

- Тогда, - предложил Игнат, - действуем так. Я просто жму ему руку...

- Нет, не жмете руку, - занервничал бородатый. - А вот так вместе со мной машете и кричите: "Привет! Как дела?"

- Согласен, - уступил Игнат, однако решил взять реванш по другому пункту. -Но Клавдия делает книксен и протягивает руку для поцелуя.

- Ни в коем случае, - закричал бородатый. - Американки говорят, что они не хуже мужчин, и отношение к ним, как к слабому полу, их возмущает. Каждого, кто пытается целовать руки, пропускать вперед, уступать место, подавать пальто, они называют мужская шовинистическая свинья и могут залепить по морде.

- Вот молодцы! - одобрил Игнат. - А у нас в метро не успеешь сесть, уже тебе бубнят, как не стыдно, женщина стоит, а ты...

- Другое дело гигиена, - продолжал бородатый. - Ей придается очень большое значение. Душ - по два раза на дню. Утром и после работы. Подмышки обязательно опрыскиваются дезодорантом, а зубы, хотя и искусственные, чистятся после каждой еды, причем не только щеткой, но обязательно ниткой.

- Ниткой?

- Специальной шелковой для чистки зубов. Нитку между зубами протягиваете и каждый зуб отдельно туда-сюда, как будто на скрипке играете. После нитки полость рта обрабатывается специальной жидкостью, что полностью устраняет всякие запахи. Если вы подходите к человеку и от него ничем не пахнет, значит, американец. У них вообще, если сказать правду, ничто не имеет запаха. Хлеб, молоко, кофе, цветы, даже, извините, туалеты... туда, понимаете, входя, нос по привычке зажмешь, а отпустишь, и опять-таки совершенно ну никакой вони...

Продолжение следует.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно