Примерное время чтения: 6 минут
137

В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ В РОССИИ ПОГИБЛА ПОЧТИ ОДНА ДЕСЯТАЯ НАСЕЛЕНИЯ. И пойдет брат на брата?

"Да мне все равно, пусть хоть черта 16 июня изберут!" - сказал один приятель. "Если ты не займешься политикой, политика займется тобой", - процитировал в ответ ему другой мудрость древних греков. А я сидела и вспоминала семью, с которой познакомилась недавно...

ДАНИЛОВИЧИ

ЖИЛИ-БЫЛИ три брата. У каждого из них были, впрочем, есть и сейчас, жены, дети, потом пошли, а теперь уже подросли внуки. Аркадий, старший брат, всю жизнь проработал в КБ на закрытом заводе, "пахал на оборонку", как он говорит. Юрий, средний, был профессиональным военным, уволился из рядов Вооруженных сил в звании капитана. Младший брат, Валерий, был до недавнего времени учителем литературы в школе, пять лет назад его с почетом на пенсию проводили...

Фамилия братьев Севастьяновы, а по отчеству величают Даниловичами. Вместе с женами, детьми, внуками, двоюродными братьями и сестрами в семье человек 25. Квартиры братьев, конечно, не очень-то были рассчитаны на такое количество народа, но семью это никогда не смущало: в тесноте, да не в обиде. Первый тост, печальный или радостный, всегда говорил Данилович-старший, Аркадий. Он же на всех праздниках всегда первым запевал песню: "Хас-Булат удалой! Бедна сакля твоя..." Голосом обладал отличным, в унисон ему подхватывали жены, басами вторили братья, хорошая получалась песня. Дождавшись, пока взрослые замолчат, молодые врубали магнитофон, начинались танцы. Братья шли на лестничную площадку курить и "говорить за жизнь", их жены на кухне мыли посуду и судачили "о своем, о женском". Словом, все, как у всех...

Шесть лет назад эта большая семья распалась...

ТЫ МНЕ БОЛЬШЕ НЕ БРАТ...

ПЕРВЫЙ спор у них вышел на той же лестничной площадке, где курили, чуть было не подрались. Аркадий недолюбливал Горбачева с самого начала перестройки: партию развалил, теперь за Союз взялся. "Я закоренелый коммунист, - бил себя кулаком в грудь Аркадий, - им и останусь! Была держава, а теперь на нас нападай, кто хочет!.." - "Слушай, ты в своей оборонке совсем свихнулся, - сказал ему Юрий. - Да кому мы нужны?! Нас, если кто и завоюет, не обрадуется - вон как твои коммунисты все развалили за 70 лет..." - "Мои?! - взвился Аркадий, - ты ж сам членом партии был! Где сейчас твой партбилет?" - "Да валяется где-то в шифоньере..." - Юрий не успел договорить фразу, как Данилович-старший схватил его за грудки, а Валерий бросился разнимать братьев...

Весь этот конфликт можно было бы объяснить одним: перебрали. Но и трезвые, когда встречались, они продолжали свои споры о политике. Однажды Юрий позвонил Валерию и сказал: "У Аркашки, похоже, крыша поехала". - "Почему ты так решил?" - "Его супружница звонила моей и жаловалась: с митингов не вылезает, притащил домой красный флаг - на балконе вывешивает. Недавно они в метро ехали, рядом мужик какой-то сидит, спокойно читает газету. А Аркашка к нему привязался: "Вы зачем "Труд" читаете, надо "Советскую Россию", только там правду пишут..." Позвонил бы ты ему, вразумил. Меня он слушать не хочет, трубку бросает, говорит, что я - враг народа. Неужели он не понимает, что коммунисты..." Дальше Валерий полчаса слушал "политическую платформу" Юрия. Когда позвонил Аркадию, тот не дал и слова вставить: "С Юркой все ясно. А ты-то за кого? Ты на митинг пойди, послушай, что народ говорит. Небось уже в вашей школе Ленина отменили? Ничего, мы еще свое возьмем..."

Путч 91-года обрадовал в семье только Аркадия. Он звонил Валерию и кричал в трубку: "Ну, что я говорил?! Передай Юрке, он еще увидит..." Путч закончился быстро, и на следующий день, из разговора жен по телефону, Аркадий Данилович понял, что Валерий и Юрий были в рядах защитников "Белого дома"... Он выхватил трубку у своей и закричал жене Валерия: "И твой тоже стал демократом хреновым?! Все!! Они мне с Юркой оба больше не братья и знать их не хочу, так и передай!..."

НЕ ВОДИТЕ ДЕТЕЙ В МАВЗОЛЕЙ...

НА СЕГОДНЯШНИЙ день "политический расклад" у братьев Севостьяновых таков: Аркадий Данилович - как был, так и остался "закоренелым коммунистом". Счастлив, когда видит по телевизору Зюганова и Умалатову, остальных выключает. Братьев в свою "веру" обратить больше не пытается - предпочитает с ними вовсе не общаться. Самое большое его расстройство - 19-летний внук Александр, который живет вместе с дедом и бабушкой. Парень устроился работать на фирму, получает хорошие деньги - "зелеными" - и на все выпады деда отвечает одно: "Вернутся твои коммунисты, они мне "баксы" платить не будут..." Аркадий только сетует: "Помнишь, как я тебя в детстве в Мавзолей водил?" - "Помню, - отвечает внук, - мне потом эта страсть ночью снилась..."

Политические убеждения Юрия Даниловича претерпели некоторые изменения. После "расстрела "Белого дома" его симпатии к Ельцину испарились. Но свято место пусто не бывает, и, поразмыслив немного, Юрий отдал их Жириновскому. В те самые выборы, когда Владимир Вольфович собрал неожиданно большой процент голосов, Юрий гордился, что в этой массе есть и его голос: "Видал, как попер? Этот не будет болтать, за дело возьмется, Аркашкиных анпиловых быстро приструнит!" На этой почве Юрий и Валерий тогда разругались: "Кого ты поддерживаешь?! - кричал Валерий. - Ты про Веденкина читал? Все его "соколы" такие же..." - "Читать меньше надо, - парировал Юрий, - это твои демократы народ пугают!" В трубке раздались короткие гудки, и Валерий Данилович до сих пор не знает, то ли разговор прервался, то ли Юрий трубку бросил...

Валерий Данилович - ельцинист. Считает, пусть (Ельцин закончит то, что начал. Длинно перечисляет все то хорошее, что появилось при Ельцине. Про негативное говорит со вздохом: "Хорошо, что сейчас, перед выборами, он серьезно за чеченский вопрос взялся, может, война закончится. А то в разных спорах мне и крыть нечем, зачем он ее развязал..."

Жены, дети, среднее и младшее поколение Севостьяновых абсолютно аполитичны...

...Недавно, после шестилетнего перерыва, Севостьяновы снова собрались вместе: на свадьбу одной из племянниц. Праздновали в кафе, потому что братья решительно заявили, что в дом к друг другу они - ни ногой. На свадьбе братья сидели порознь, через жен уговорились: о политике ни слова. "Разрешенные" темы были такими: о даче, о лете, о спорте, о погоде... С этих тем ни разу не сбились, даже когда выпили, а если нечего было сказать - молчали и курили...

К метро их жены шли вместе, а Даниловичи по отдельности. В темноте обходили какую-то стройку - бетонные блоки, как будто баррикады. Появись настоящие, Даниловичи встанут по разные стороны... И пойдет брат на брата?..

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно