108

О ФАВОРИТАХ И АУТСАЙДЕРАХ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ГОНКИ. Июль девяносто шестого

Продолжаем печатать материал Гавриила ПОПОВА, в котором анализируются итоги президентских выборов

СРЕДИ кандидатов в президенты надо выделить шестерку "аутсайдеров" и тройку "фаворитов" - Лебедя, Явлинского, Жириновского.

"АУТСАЙДЕРЫ"

ШЕСТЕРО - Брынцалов, Власов, Горбачев, Тулеев, Федоров и Шаккум - имеют один общий знаменатель: ни один из них не собрал более 1 млн. голосов в ходе выборов.

У нас такая система формирования избирательного бюллетеня, что один и тот же миллион человек может выдвинуть хоть сотню кандидатов.

Необходимы изменения. Один избиратель должен иметь право поддержать включение в список только одного кандидата. Все кандидаты, набравшие более 1 млн. сторонников, образуют список, который представляется в Думу и Совет Федерации. И тот, кто при тайном голосовании или в Думе, или в Совете Федерации набрал не менее 1/5 голосов, попадает в список кандидатов в президенты. При таком "сите" кандидатами в президенты окажутся действительно те, кто имеет реальные шансы.

Среди шести "аутсайдеров" надо выделить М. С. Горбачева. Он правильно увидел необходимость формирования демократической оппозиции. Далее он правильно предположил, что Явлинский, Лебедь и Федоров не договорятся о том, кому из них быть первым. И именно он может стать компромиссной, устраивающей всех фигурой.

Но когда стало ясно, что объединения Явлинского, Федорова и Лебедя не будет, а если и будет, то они не хотят видеть Горбачева компромиссным лидером, Михаил Сергеевич должен был сразу же закончить свою кампанию. Это было бы достойно и объяснимо.

Но Горбачев - как уже было в прошлом - показал полное неумение отступать, вовремя уходить в тень. Он - как и после августа 1991 года - предпочел публичное поражение. Как и в прошлые годы - шанс он разглядел верно, а воспользоваться им не сумел.

Теперь о тех, кто реально претендовал на пост президента.

"ФАВОРИТ N 1"

Александр Иванович Лебедь показал, что он проанализировал провал КРО на выборах в Госдуму и сделал из этого выводы, что он изучал не только тактику, но и стратегию. Он был единственным из претендентов, кто не считал, что история заканчивается выборами 1996 года, а надо думать о будущих президентских выборах. И им было принято совершенно правильное решение - договориться с Ельциным.

Тусовка в Думе в качестве депутата давала ему опыт, но весьма ограниченный. Если уж всерьез думать о посте президента, то надо осваивать реальную механику власти. Эта наука включает две школы. Первая - работа руководителем одного из крупных субъектов Федерации. Вторая - школа федерального уровня. Без знания столичной машины самым ярким "региональщикам" не вырасти в национальных лидеров.

А. И. Лебедь, конечно, имел возможность договориться с Ельциным о своем назначении губернатором многомиллионного края в обмен на поддержку. Но он избрал другой путь - начать с федеральной школы. Время покажет, насколько он был прав или неправ в этом изменении порядка "учебы".

В то же время бросаются в глаза и очевидные проблемы. Настоящей "ближней" команды у Лебедя все еще нет. Я имею в виду не друзей и сторонников, а действительно опытных советчиков. Ельцин смог вокруг себя такую команду собрать по пути к президентству.

Далее, у Лебедя нет и второй команды - команды резерва кадров для назначения. Этот резерв дает работа в регионе (вспомним, чем до сих пор является Екатеринбург для Ельцина).

Третья слабость - отсутствие механизма связи со своим электоратом. Телевидения как канала такой связи достаточно для информирования, но оно мало что дает для решения организационных задач.

В целом кампания А. И. Лебедя была самой успешной в смысле достижения поставленных целей.

"ФАВОРИТ N 2"

ТАК же успешно провел кампанию Владимир Вольфович Жириновский. В сложившихся условиях процент голосов Жириновского - его успех. На выборах 1993 года партия Жириновского была символом "третьей силы", оппозицией и партиям президентского блока, и партиям коммунистического блока. Эту роль всей "некоммунистической" оппозиции Жириновский не мог сохранить, так как на сцену выходили другие партии и лидеры с тем же лозунгом: и против Ельцина, и против Зюганова. Поэтому отток голосов от ЛДПР был неизбежен. Но если при аналогичном оттоке от "Демократического выбора России" (тоже переставшего быть символом всех реформаторов) Гайдар не сумел удержать руль и ДВР потерпел поражение на выборах, то Жириновский сумел избежать поражения и формирует и новое лицо ЛДПР, и новый электорат.

Лично В. В. Жириновский блестяще доказал, что он может быть "критиком", "ниспровергателем". Но в душе Владимир Вольфович тяготеет и к роли строителя, конструктора. У него всегда критика сопровождается предложениями. И я уверен, что он мог бы быть крупным руководителем исполнительной власти. Как он разрешит это противоречие - не знаю, но эта раздвоенность сказалась на всей его кампании.

"ФАВОРИТ N 3"

Григорий Алексеевич Явлинский.

Здесь перед нами цепь ошибок, которые тем более обидны, что все они были "на виду".

Во-первых, сам Григорий Алексеевич к 1996 году "не дозрел" до поста президента. Это чувствовали все, даже очень по- доброму относящиеся к нему люди. Конечно, отсутствие другого лидера в стане демократической оппозиции создало ситуацию, когда пришлось остановиться на Явлинском. Это бывает. Но сам Явлинский обязан был ни на минуту не увлекаться, рассматривать все как тренировку для подготовки к выборам 2000 года. А Григорий Алексеевич вел кампанию "всерьез", он вел себя так, будто его политическая жизнь кончится 16 июня 1996 г.

Однако гораздо важнее были не ошибки Явлинского как личности, а ошибки как политика. Лозунг "демократическая альтернатива" был выдвинут мною несколько лет назад. Тогда он был вполне реален. Но за прошедшие годы - после приватизации по Гайдару, после кризиса 1993 года, после Чечни - демократическое движение дифференцировалось. А Явлинский так и не определил, что же представляет собой его "Яблоко". То ли это либерально-буржуазная партия "другого курса реформ". То ли это движение социал-демократического плана, партия социальной защиты. То ли это оппозиция всех российских небюрократических слоев.

Явлинский буквально "болтался" между этими тремя возможностями. Но нельзя одновременно выступать перед страной в солидном костюме и в разухабистых купальных трусах. Так и не решив, кто же он, пытаясь быть всем, Григорий Алексеевич обрек себя на поражение.

Положение усугубилось еще одной ошибкой. Явлинский так и не определился в следующей дилемме: стоит ли он исключительно за взятие всей власти (т. е. только за вариант избрания президентом) или же он готов участвовать в дележе власти. И здесь Явлинский все время колебался. То проявлял готовность кем-то стать в аппарате и что-то делать, то его позиции становились, образно выражаясь, требованием к Ельцину срочно вырастить на израненной когда-то руке отсутствующие пальцы.

Ельцин сумел показать стране все эти колебания и в конце концов дискредитировал Явлинского по максимуму: и в глазах непримиримых (смотрите, он готов на соглашение), и в глазах сторонников соглашений (смотрите, он на деле соглашения не хочет).

Итоги 1996 года оказались для Явлинского худшим этапом всей его политической карьеры. Время покажет, сумеет ли он сделать из этого выводы.

Окончание следует.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно