Примерное время чтения: 10 минут
112

СОВЕТЫ МУДРОГО ЧЕЛОВЕКА. Июль девяносто шестого

Сегодня мы завершаем публикацию работы Гавриила ПОПОВА, посвященной анализу результатов президентских выборов. Эта часть рассказывает о том, что должен сделать президент в ближайшие 4 года.

Полный текст работы Г. Х. Попова "Июль девяносто шестого" будет опубликован в журнале "Наука и жизнь", N 9, 1996 год.

Окончание. Начало в N 29 и N 31.

В 1991 г., говоря футбольным языком, страна выпустила Ельцина на поле и у него было 90 минут на игру. В 1996 г. он получил даже не дополнительные 30 минут, а скорее всего лишь право на 5 пенальти. Это последний шанс.

Куда стоило бы направить эти мячи?

ПЕРВЫЙ МЯЧ: ВЫПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

ПОСЛЕ выборов президенту надо выделить своего рода "минимум" обязательств, который надо выполнить. Обычно для реализации такого рода "минимума" достаточно первых трех месяцев. Поэтому понятие "первые сто дней президентства" - отнюдь не риторическая фраза. Сейчас уже чуть ли не половина "стодневного" срока прошла. Мы слышим о важных организационных и кадровых решениях, но это все очень далеко от личных интересов рядового гражданина. Поэтому попытаюсь предложить три группы мер.

Первая - гарантирование сохранности личных вкладов граждан. Законодательство о защите вкладчиков есть во всех благополучных странах. Так, в США гарантирован вклад до 100 тыс. долл. У нас минимальный размер можно было бы снизить до 20 тысяч долларов, то есть до 100 млн. рублей. Вкладчик знает, что, что бы ни произошло с его банком, президент страны лично гарантировал ему защиту до 100 млн. рублей вклада.

Вторая. Гарантирование выплат зарплаты. Президент в ходе своих поездок перед выборами уже осознал значение этой проблемы и многое начал делать для ее решения. Поэтому нужны заключительные "мазки". Президент своим указом должен обещать, что в случае задержек зарплаты - выплачивать зарплату надо будет с добавкой сумм, соответствующих инфляции и росту цен. Правительство и Дума будут ежемесячно утверждать этот самый процент доплат. Введение обязательных доплат за задержку должно у всех отбить охоту "придерживать" зарплату - и наверху, и внизу.

Третья. Вывод боевиков и федеральных войск из Чечни. Развитие событий в Чечне вступило в самую опасную стадию. Победа федеральных войск достигается в наиболее ожесточенной, а следовательно, в наиболее худшей форме. Как и в прошлом веке, она создаст цепь следствий на многие десятилетия. Она расколет оппозицию на тех, кто ее вынужденно признает, и на тех, кто перенесет террор в Россию, - опираясь на отдельных лиц из чеченских общин, которые есть почти повсеместно. Террор будет усиливаться по мере ужесточения санкций в Чечне по адресу непримиримых.

Президент должен гарантировать выезд из Чечни в страны СНГ или в дальнее зарубежье любого боевика с семьей. При этом выезжающий должен получить денежную компенсацию за дом, участок, скот и обязательство России платить пенсию за все те советские годы, когда он и члены семьи работали, а государству шли отчисления от их зарплат.

Не секрет, что на определенном этапе все гражданские войны, достигнув крайней степени ожесточения, завершаются "разводом" сторон или в виде деления страны на части (Северный и Южный Вьетнам и т. д.) или именно в виде эмиграции.

Президент должен по мере эмиграции выводить федеральные войска. Останутся только части при местной власти. При этом она получает из бюджета средства на создание наемных частей, действующих за плату. А федеральные войска должны - как это и предлагал А. И. Лебедь - блокировать границы Чечни, наглухо перекрыв все возможные каналы перемещения в обе стороны.

Вывод войск из Чечни позволит отказаться от обязательного призыва молодежи уже осенью 1996 года сократить срок службы уже призванных. Это будет весомый подарок от президента молодежи. А сокращение опасности терроризма коснется всех.

ВТОРОЙ МЯЧ: КОАЛИЦИОННАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ

НЕОБХОДИМОСТЬ коалиции диктуется, как минимум, четырьмя обстоятельствами. Во-первых, общим желанием всех политических сил иметь Россию, за право управлять которой стоило бы бороться на выборах.

Во-вторых, переходный период занимает далеко не один выборный период в четыре года. Поэтому необходим длительный стратегический план. Такой план не может не быть предметом коалиционного соглашения.

В-третьих, если не иметь коалиции, основным интересом становятся следующие выборы. Работать некогда, надо вести одну избирательную кампанию за другой.

И, наконец, в-четвертых, коалиция неизбежна, если общество расколото на блоки по нескольку миллионов граждан каждый.

Коалиция в переходный период не отменит многопартийной борьбы. Но есть драка, а есть бокс - драка по правилам, в строго определенном месте и в жестко ограниченный по времени период. Коалиция и позволит ввести предполагаемые самой природой демократии споры в правовые рамки. У нас пока что скорее драка, чем бокс.

Коалиция в демократическом обществе - это и коалиция в федеральном парламенте, и коалиция в системе третьей власти, и коалиционный подход к системам информации, и коалиция в исполнительной власти. При этом в исполнительной власти коалиция должна касаться и федеральной власти, и федерального правительства, и исполнительной власти в регионах. Если игнорировать эту "многослойность - никакие коалиции в правительстве "не сработают".

Президент сейчас как раз и создает коалицию пропрезидентских сил с учетом итогов выборов. Наказания и благодарности. Распределение постов в системе власти с учетом итогового соотношения сил между сторонниками. Забота о создании "противовесов". Судя по назначениям, Борис Николаевич демонстрирует свои выдающиеся тактические качества. Министр обороны, предложенный Лебедем, уравновешивается Советом обороны. Совет безопасности с Лебедем - Советом обороны. Резко усилившаяся после назначения Чубайса администрация уравновешивает и оба Совета, и будущее правительство.

А вот формирование правительства может выйти за рамки этой задачи и начать создание широкой коалиции с участием оппонентов президента.

Никакие "профессионалы" не компенсируют отсутствие коалиции. Коалиционное правительство должно пройти не один, а два этапа своего формирования.

На первом, политическом, в состав правительства в качестве заместителей премьера должны войти лидеры главных коалиционных сил и оппозиции. Как минимум, это Зюганов, Явлинский и Жириновский. Их задача: вместе с главой правительства, курируя группы министров, за полгода выработать программы работы. И долгосрочную (на 10 лет), и на выборный период в четыре года.

И тогда от этапа коалиционного правительства политических лидеров можно будет перейти к коалиционному правительству профессионалов.

ТРЕТИЙ МЯЧ: МЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ

СЕЙЧАС много пишут о выборах губернаторов.

Выборы губернаторов нельзя отрывать от выборов представительных органов (дум, советов, собраний и т. д.). И обязательно надо довести выборный процесс до фундамента государства - муниципальные советы и главы местной администрации, т. к. этого фундамента демократии у нас практически пока нет.

Если проводить выборы при нынешней ситуации, то ничего, кроме нового всплеска конфронтации, они не дадут. И, наоборот, если начало всей выборной кампании сдвинуть до весны 1997 г., то коалиционное правительство укрепится, и это позволит подходить к местным выборам с позиций коалиции.

Поэтому необходим некий совместный акт президента, Думы и Совета Федерации по всему комплексу вопросов региональных выборов.

Но будут ли сдвинуты сроки или нет - президент обязан провести оценку местных лидеров в свете итогов президентских выборов.

ЧЕТВЕРТЫЙ МЯЧ: МНОГОПАРТИЙНОСТЬ

БОРИС НИКОЛАЕВИЧ, избираясь Председателем Верховного Совета, а затем и Президентом России, поднял два знамени: внепартийности и департизации. Конечно, было ясно, что такая внепартийность и департизация - временные, что демократия предполагает многопартийность и без сильных партий она скатывается к той или иной форме авторитаризма.

Поэтому новая Конституция России совершенно справедливо предусмотрела своего рода стимулирование многопартийности, предоставив 50% мест в Госдуме для депутатов по партийным спискам.

Но 5%-ный барьер способствовал не столько объединению партий, сколько их развитию в лидерском виде, который тяготеет опять-таки к авторитаризму.

И еще одно обстоятельство. По существу единственной в стране массовой партией оказалась только КПРФ. Департизация, беспомощно проводимая новой бюрократией России, мало сказалась на структурах бывшей КПСС.

Сейчас много пишут о том, что решения Конституционного суда по КПСС не выполнялись. Президент обязан организовать проверку.

Департизация тоже стала своего рода ограничением демократии. Какой смысл в многопартийности, если любой пост в аппарате требует отказа от принадлежности к партии? Обычная ситуация: мэр победил как представитель какой-то партии и тут же обязан "забыть" об этом. Сегодня даже коалиционную администрацию создавать трудно: все вновь назначенные работники обязаны по закону прекратить свое членство в партиях. Поэтому нужна реформа департизации.

Надо официально определить список выборных и назначаемых лиц, которые могут официально быть членами партий. Таких должностей в США - 5% в аппарате.

В России необходима президентская программа укрепления многопартийности. Стихийного развития явно недостаточно. Государство финансирует содержание какого-то процента аппарата партий, издание официальных партийных газет. Выделяет время для партий на телевидении и радио - и не только во время выборов. Предоставляет помещения, выделяет квоту квартир для переезжающих в Москву руководителей партий и т.д.

И, наконец, заключительный шаг - личное участие президента в становлении одной из партий. Это будет более чем логичная акция, так как президент будет помогать создавать партию не под свои будущие выборы, а "ради идеи".

ПЯТЫЙ МЯЧ: БУДУЩИЙ ПРЕЗИДЕНТ

ВОПРОС о новом президенте - после истечения двух периодов работы действующего - сложен для любой страны.

И обязанность Б. И. Ельцина - перед страной, народом, администрацией, своими сторонниками, наконец, - активно заниматься проблемой президента 2000 года все четыре года после своих выборов.

Первый вопрос, который должен решить Борис Николаевич, - конституционный. Не секрет, что нынешняя Конституция, определяя полномочия президента, во многом ориентировалась на то, что президентом будет именно Ельцин. Образно говоря, она "скроена" под рост и плечи Ельцина.

Поэтому Борис Николаевич должен уже сейчас сформировать комиссию из авторитетных в России людей, которые подготовят соображения о поправках к Конституции, касающихся президентской власти. В эту комиссию не должны входить ни потенциальные кандидаты в президенты, ни другие участники "разборок".

- Но какие бы изменения ни были внесены в Конституцию, персональный аспект выборов 2000 г. остается более чем важным.

Я понимаю, что у нас есть, например, готовые кандидаты в президенты - В. С. Черномырдин, Ю. М. Лужков, Е. С. Строев. Но это - резерв из "ветеранов". А демократии требуется и молодой резерв.

Но рассчитывать только на естественный рост "президентских саженцев" не приходится. Как и в других областях, нам и здесь необходимы усилия в виде полива, обрезки и т. д. И в этом личная роль Бориса Николаевича исключительна.

Первое - помочь ряду деятелей федерального уровня, по возрасту и потенциалу близких к "кандидатству", поработать на постах губернаторов, например, таким своим сторонникам, как А. И. Лебедь или И. П. Рыбкин.

Второе - помочь ряду губернаторов "выйти" за пределы своего региона и приобрести более широкий опыт. Например, можно ввести в состав правительства посты пяти-шести министров- кураторов групп краев и областей и назначить на эти посты (без освобождения от основной работы) ряд губернаторов- потенциальных кандидатов в президенты. Из сторонников Ельцина можно назвать Э. Росселя и Б. Немцова.

В общем, задача Б. Н. Ельцина как гаранта российской демократии состоит в том, чтобы по максимуму помочь стране в 2000 г. избрать своего достойного преемника.

Только если лето 1996-го станет отправной точкой всех этих процессов, все мы, поддержавшие Б. Н. Ельцина, будем считать выборы по-настоящему успешными.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно