Примерное время чтения: 6 минут
230

ПОДРОБНОСТИ. Последний день войны

Этот день в Чечне провел наш специальный корреспондент Валерий БАТУЕВ

НОЧЬ с 20 августа на 21-е и последующие сутки обещали быть спокойными. Во-первых, до окончания срока ультиматума генерала К. Пуликовского оставалось еще 30 часов. И во-вторых, в эту ночь в Чечню должен был вылететь секретарь Совета безопасности России Александр Лебедь.

Мирные жители, оставшиеся в Грозном, к 20 часам не подавали ни звука. Было тихо и спокойно, может быть, поэтому полевой командир Али вдруг стал читать мне свои стихи:

...Разбудили вы зверя. Зверь дает вам ответ. Лучше всем со святыми словами "Аллах акбар" как один помереть, чем всю жизнь на коленях кричать нам чужое "Ура!".

Али не только поэт, он еще и автор "химического оружия". В одной из больниц его ребята обнаружили дуст, он подсыпал его к содержимому самодельных мин. Эффект от взрыва превзошел все ожидания - их обвинили в применении химического оружия. После ужина я попросил Али отвезти меня в их комендатуру.

КАК УКРАЛИ ПЛАН У ГРАЧЕВА

ТАМ и состоялась моя встреча с Асламбеком Измайловым, заместителем Шамиля Басаева и комендантом Грозного.

На вопрос, как же им удалось так быстро захватить город, защищаемый со всех сторон федеральными войсками, он ответил шуткой:

- А мы украли план у Павла Грачева. Это же он хотел двумя полками за два часа взять Грозный. Ну а если серьезно, то мы использовали собственный план по взятию города - "Народная месть". В штурме Грозного участвовало наибольшее количество бойцов за всю историю чеченской войны. Если Буденновск брали 153 человека, Первомайское - 600-700, то в боях за Грозный приняли участие не менее тысячи человек.

Захват Грозного принес не только политические дивиденды, он собрал в единую армию разрозненные вооруженные группировки сепаратистов. Эта операция помогла пополнить и их боевой арсенал. Укрепилась и дисциплина.

Сразу после взятия Грозного боевики занялись "очищением" собственных рядов. Пять человек были расстреляны за мародерство и двое - за то, что издевались над женщиной, которая якобы постоянно "доносила" на них федералам.

- Доносила не доносила, но она - женщина! - сказал Исмаилов.

За более мелкие проступки командир может наказать провинившихся бойцов-мусульман по шариату - скажем, если кто-то что-то украл, выпил или продал спиртное, назначают 20 ударов палкой. Иногда и больше.

Одному бойцу, к примеру, дали 20 ударов за то, что без спросу взял машину. А когда он начал доказывать, что был прав, добавили еще 20.

Война - это всегда трагедия, но там случаются и курьезы. К примеру, когда боевики предприняли первую попытку захвата Грозного, федералы начали кричать им по рации: "Сдавайтесь!" - "Так мы же нападаем, а не вы!" - удивились чеченцы. "А по телевизору передали, что мы". - "Ну тогда смотрите свой телевизор", - ответили сепаратисты и продолжили штурм.

А когда Грозный был взят, по территории, контролируемой боевиками, как ни в чем не бывало проехал российский БТР с шестью гранатометчиками наверху. Проехал, как по собственной территории, без опаски, не спеша. Как же так вышло? Из-за пыльной дороги боевики приняли его за свой.

БУДИЛЬНИК - СУ-27

НОЧЬЮ федеральные войска бомбили Заводской район Грозного. А утром штурмовик Су-21 "посетил" Старопромысловский район. Авиаснаряд упал недалеко от нашего дома. Стекла зазвенели, как будильник, предупреждая об опасности. Утром боевики сели за стол переговоров с представителями заблокированной ими российской комендатуры и предложили им следующий вариант: мы вас выпускаем, проводим до российской военной базы в Ханкале, а за это вы оставляете нам 50% своего вооружения.

Однако российские солдаты, засевшие в комендатуре, с их предложением не согласились. И в 11 утра из района Ханкалы федеральные войска начали артобстрел территории, где находилась центральная комендатура сепаратистов и мы, журналисты.

Первый снаряд упал всего в нескольких метрах от нас. От крыши небольшого домика, стоявшего неподалеку, остался только столб пыли и дыма. Мы бросились в окопы. Они были неглубокими и узкими (80 х 40), так что сразу вспомнились слова Исмаилова: "Раньше чеченцев невозможно было заставить копать окопы. Это воспринималось как унижение. Теперь за полтора года войны каждый понял, что окопы в военных действиях - необходимая вещь".

Снаряды падали и падали. Между интервалами чеченцы поднимали головы и кричали "Аллах акбар!". И снова укрывались в окопе.

Неожиданно один снаряд упал совсем рядом с нашим укрытием. Нас засыпало песком и крошками асфальта. У меня в ушах зазвенело - будто снаряд падает и падает и никак не может приземлиться, - оглушило.

После этого чеченцы вывели нас к блиндажу. Глубина 3 метра, а над головой - чистое небо и солнце.

- Ничего. Сейчас погода изменится, - подмигнул сопровождавший нас чеченец, - когда бомбят, погода всегда становится пасмурной. Это даже к лучшему, иначе трупы быстрее разлагаются. А то, что крыши у блиндажа нет... Аллах даст, останемся живы.

Погода действительно стала пасмурной.

Когда настало двухминутное затишье, мы перебежали в бетонный подвал, который, как нам сказали, "спасет от снарядов "Града", но не спасет от глубинной авиабомбы".

Снова стали бомбить. Закружили вертолеты. "Наверное, Лебедь отменил свою поездку в Чечню, а если он все-таки приехал, значит, специально бомбят, чтобы подставить его, мол, не справляется со своими обязанностями", - чеченцы пытались объяснить эту неожиданную бомбардировку.

Вскоре боевики решили нанести ответный удар. По российской комендатуре запустили из самодельной пушки три авиаснаряда С-8.

И федеральные войска снова открыли огонь.

Али дал приказ своим ребятам вывезти нас за пределы Грозного.

Доехав до окраины Грозного на его машине, мы пересели в такси и от всезнающего шофера узнали, что ультиматум Пуликовского отменен, что Лебедь все-таки прилетел в Чечню и уже договорился с Масхадовым о прекращении огня...

Грозный - Москва

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно