Примерное время чтения: 12 минут
104

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ. РЕАЛИЗМ НАШИХ ПЛАНОВ

КАК ПОКАЗЫВАЕТ исторический опыт, бывают периоды, когда внимание мировой общественности ко всему происходящему в Советском Союзе становится особенно пристальным. Именно так происходит и в эти предсъездовские дни, когда идет активное всенародное обсуждение документов, выносимых на XXVII съезд КПСС.

Если прогрессивные силы видят в новых документах стремление нашей партии реально воплотить в жизнь самые светлые идеалы человечества, и прежде всего идеи сохранения мира на Земле, то враги и недруги социализма все свои усилия сосредоточивают на изощренной фальсификации выдвинутой программы ускорения, стремятся принизить ее историческое значение. При этом их нисколько не смущают ни шаткость используемых тезисов, ни печальный опыт полностью проваливавшихся прежних многочисленных предсказаний буржуазных "оракулов" .

Итак, ТЕЗИС ПЕРВЫЙ: программа ускорения социально- экономического развития не содержит в себе ничего принципиально нового, ничем не отличается от планов, принимавшихся ранее.

В обоснование тезиса приводятся обычно такие "аргументы": темпы прироста экономики, намечаемые программой ускорения, в прошлом Советской страной уже достигались, а курс на интенсивное развитие народного хозяйства был провозглашен в СССР еще на рубеже 70 - 80-х годов, в частности на XXVI съезде КПСС.

Нашим оппонентам не откажешь в знании истории Советского государства, когда это им надо. Действительно, к примеру, за годы восьмой пятилетки (1966 - 1970 гг.) национальный доход вырос на 41%, производство промышленной продукции - в 1,5 раза, или на 50%. Проектом же Основных направлений экономического и социального развития СССР на 1986 - 1990 годы и на период до 2000 года предусматривается увеличить в двенадцатой пятилетке национальный доход, используемый на потребление и накопление, на 19 - 22%, а выпуск промышленной продукции - на 21 - 24%. На первый взгляд разница кажется существенной. Однако надо иметь в виду два обстоятельства.

КОНТРТЕЗИС. Во-первых, как подчеркивал на совещании в ЦК КПСС по вопросам ускорения научно-технического прогресса М. С. Горбачев, выдвигая "задачу ускорения социально-экономического развития, Центральный Комитет имеет в виду не просто повышение темпов роста народного хозяйства. Речь идет о новом качестве роста...".

Давайте вспомним, какой ценой были получены приросты показателей развития народного хозяйства в восьмой пятилетке. Ведь именно в этой пятилетке у нас был самый большой прирост численности рабочих и служащих в народном хозяйстве, составивший 13,3 млн. человек. Для сравнения скажем, что в одиннадцатой пятилетке численность рабочих и служащих увеличилась лишь на 5 млн. человек. Что же касается двенадцатой пятилетки, то, учитывая сложившуюся в стране демографическую ситуацию, прироста трудовых ресурсов в 1986 - 1990 гг. практически не произойдет.

Поэтому, как подчеркивается в Основных направлениях, прирост производства продукции промышленности и сельского хозяйства, а также объема перевозок на железнодорожном транспорте и работ в строительстве будет обеспечен только за счет роста производительности труда, без привлечения дополнительной рабочей силы. Надо ли говорить, что никогда ранее таких задач перед советской экономикой не ставилось!

Во-вторых, сравнивая показатели восьмой пятилетки с нынешними, следует учитывать исходную базу расчета, или, иначе говоря, "наполнение" каждого процента. Достаточно элементарных подсчетов, чтобы убедиться, что 1% прироста в двенадцатой пятилетке будет почти втрое полновеснее процента в восьмой пятилетке. Так, например, 1% прироста национального дохода в восьмой пятилетке составлял 2 млрд. руб., а в наступившей пятилетке он будет равен около 5,7 млрд. руб. Аналогичный показатель для промышленности составит 2,3 и 8,0 млрд. руб. соответственно. Нетрудно убедиться, что даже при более низких темпах абсолютные приросты в текущей пятилетке будут существенно выше, чем когда бы то ни было ранее.

Что касается второго "аргумента"- ссылок на XXVI съезд, то этот съезд действительно подчеркнул важность курса на интенсификацию производства, поставил задачу более рационального использования имеющихся ресурсов, производственного потенциала. По реализации этого курса было сделано многое. На отдельных предприятиях, в различных отраслях, а затем и в масштабах всей страны велись поиски наиболее рациональных методов хозяйствования, проводились крупные экономические эксперименты, суть которых - создать более действенный механизм хозяйствования, способный решительно ускорить темпы научно-технического прогресса, улучшить использование всех ресурсов. При этом мы действовали весьма осмотрительно. Закреплялось все то, что в ходе испытаний себя оправдало. Вносились и коррективы, чтобы усовершенствовать хозяйственный механизм, прежде всего поднять заинтересованность трудовых коллективов в ускорении научно-технического прогресса.

Решения XXVI съезда КПСС убедительно свидетельствуют о закономерном, объективном характере принимаемой ныне программы ускорения, которая стала потребностью уже в начале 80-х годов. В этом плане XXVI съезд КПСС можно рассматривать как один из первых этапов подхода к разработке и формулированию концепции ускорения. Поэтому утверждения некоторых буржуазных идеологов о якобы нелогичном и неожиданном характере выдвигаемых сегодня программ не выдерживают критики.

ТЕЗИС ВТОРОЙ: намечаемая в СССР программа нереальна, осуществить ее Советскому Союзу не удастся.

Утверждения такого рода в наш адрес не новы: они бытуют ровно столько, сколько существует Советское государство.

Обращаясь к истории нашей страны, западные специалисты с особым, усердием выпячивают и обыгрывают факты невыполнения, срыва, в их понимании, отдельных плановых заданий и долгосрочных программ. Что можно сказать по этому поводу?

Мы ни от кого не скрываем, что ряд конкретных показателей третьей Программы партии в намеченные сроки выполнить не удалось. Об этом было откровенно и обстоятельно сказано при принятии решения о разработке новой редакции Программы партии. Бывает, что не по всем позициям выполняются годовые и пятилетние планы. Опять же об этом можно прочитать в наших газетах. Гораздо важнее в поисках истины разобраться в другом: во-первых, почему такие факты имеют место и, во-вторых, насколько они многочисленны.

КОНТРТЕЗИС. Строительство социализма - дело новое, а потому и трудное. Как и во всяком сложном деле, избежать ошибок в нем нелегко. В том числе и в процессе разработки планов и их претворения в жизнь. В этой связи мы можем открыть "тайну" нашим оппонентам: когда на путь строительства социализма встанут остальные страны мира - а такова логика истории и от нее никуда не уйти, - всем им аналогичные вопросы будет решать значительно легче благодаря опыту Советского Союза и других социалистических государств.

И не следует забывать, что именно в нашей стране полностью реализованы две Программы партии и претворяется в жизнь третья. И именно Советский Союз, осуществив одиннадцать пятилетних планов, ликвидировал исторически сложившийся разрыв в уровнях экономического развития СССР и ведущих капиталистических держав и вышел на передовые позиции в мире.

Для доказательства "нереальности" наших планов буржуазные пропагандисты сопоставляют показатели развития народного хозяйства на перспективу до 2000 г. с заданиями на 1986 - 1990 гг. и делают вывод, что программа не будет выполнена, так как темпы, заложенные в пятилетний план, несколько ниже, чем это предусматривается перспективным планом.

Если исходить лишь из заданий начавшейся пятилетки и предполагать, что и в двух последующих они будут такого же порядка, то можно прийти к выводу, что намеченного ускорения не произойдет. Но при этом совершенно замалчивается тот факт, что двенадцатой пятилетке отводится особая роль во всей программе ускорения. Намечаемая в годы пятилетки перестройка экономики позволит заложить основу, фундамент для осуществления нового качества роста, обеспечит нарастающий характер развития народного хозяйства в последующем десятилетии. К тому же наши "критики" почему-то забывают, что уже на двенадцатую пятилетку намечен целый ряд беспрецедентных для наших планов показателей. Так, например, предусматривается выпуск продукции машиностроения и металлообработки увеличить на 40 - 50%, уровень автоматизации производства поднять примерно в 2 раза, а производство вычислительной техники - в 2 - 2,3 раза.

Буржуазные "специалисты" пытаются посеять сомнения и в достижимости намечаемых изменений соотношения основных экономических показателей СССР и США в результате осуществления наших планов. При этом используется старый, не раз применявшийся прием: возможности капитализма необоснованно завышаются, а потенциальные возможности социалистической экономики представляются весьма заниженными. Отсюда вывод: планы ликвидации разрыва, сохраняющегося пока еще по некоторым показателям экономики между США и СССР, выполнены не будут.

В качестве "аргумента" используется задание Основных направлений: в течение 15 лет сделать решающий шаг в осуществлении программной задачи - выхода на высший мировой уровень производительности общественного труда. При этом в качестве довода приводится тот факт, что в 80-е годы нам не удалось изменить достигнутое к концу предыдущего десятилетия соотношение производительности труда в промышленности двух Стран.

Действительно, в 1950 г. производительность труда в промышленности СССР по сравнению с аналогичным показателем США составляла менее 80%. К 1980 г. удалось поднять данный показатель более чем до 55%. И пока что разрыв почти в 45% сохраняется.

Реальна ли при такой ситуации сама постановка вопроса о выходе в обозримой перспективе на высший мировой уровень производительности труда? Если абсолютизировать данные последней пятилетки, то задача действительно покажется труднодостижимой, о чем и твердят все западные "голоса", Но ведь есть еще и реальные расчеты, основанные на сопоставлении данных за ряд лет. Известно, что среднегодовые темпы прироста производительности общественного труда за период с 1951 по 1984 г. составили в СССР 6%, а в США - 2,1%. Аналогичный показатель в промышленности за тот же период был равен 5,4 и 2,9% соответственно.

Убедительных данных о том, что экономика США располагает какими-то резервами, приведя в действие которые можно резко, на качественно другой уровень поднять рост производительности труда, не имеется. Что же касается экономики СССР, то о наличии таких резервов подробно говорилось на апрельском и октябрьском (1985 г.) Пленумах ЦК КПСС, на этом заострял внимание в своих выступлениях М. С. Горбачев. Именно с их учетом и были определены рубежи на перспективу. Основными направлениями намечено поднять к 2000 г. производительность общественного труда в 2,3 - 2,5 раза, т. е. около 8% в среднем в год. Задача трудная, но реальная. Выполнение ее и позволит нашей стране сделать намечаемый решающий шаг в ликвидации пока еще существующего разрыва и в выходе на высший мировой уровень производительности общественного труда.

Таким образом, анализ каждого из "доводов" буржуазных идеологов о нереальности и несостоятельности принимаемой Советским Союзом программы ускорения показывает, что несостоятельны прежде всего сами эти "доводы" ввиду их ненаучности.

ТЕЗИС ТРЕТИЙ: программа ускорения, как и любая другая принимаемая Советским Союзом экономическая программа, обречена на провал, поскольку в условиях централизованно управляемой экономики ее осуществить нельзя, а сама программа носит субъективный характер.

Буржуазные нападки на плановую систему регулирования социалистической экономики не прекращались никогда.

Если абстрагироваться от частностей, то главный "порок", который, по мнению буржуазных специалистов, присущ социалистической экономике, - это отсутствие в ней такого "эффективного механизма" регулирования, как конкуренция. Поэтому и предлагается основной путь совершенствования управления экономикой - всемерное расширение конкуренции, внедрение неограниченной стихии рынка.

КОНТРТЕЗИС. Заслуга в научном анализе регулирующей роли конкуренции в условиях капиталистической экономики принадлежит К. Марксу. И вряд ли кому на Западе под силу открыть здесь что-нибудь новое.

Являясь, по сути, единственным регулятором общественного производства при капитализме, конкуренция несет с собой целый ряд отрицательных последствий, о которых, вполне понятно, буржуазная пропаганда предпочитает молчать. Иначе пришлось бы признаться, какой ценой "регулируется" капиталистическая экономика. Ведь именно в результате конкуренции ежегодно десятки тысяч предпринимателей, фирм и компаний терпят банкротства. Только в 1983 г. число юридически зарегистрированных банкротств в США составило 31,3 тыс. Это не считая слияний и реорганизаций, при которых также тысячи рабочих выбрасываются за ворота предприятий и фирм. При этом еще каких-то десять лет назад количество "лопнувших" компаний в США было значительно ниже, на уровне 10 - 11 тыс. в год.

О том, что это явление для капитализма обычное, свидетельствует многочисленная статистика. Так, в 1984 г. в ФРГ обанкротилось 16,7 тыс. частных компаний, в Японии - 20,8 тыс., а во Франции - 25 тыс.! Еще более "плодовитым" был прошлый, 1985 год.

Вполне понятно, что, как правило, крах терпят компании и предприниматели, не выдержавшие конкуренции по разным причинам, в том числе и в связи с несовершенством или относительной отсталостью производства. Идет как бы "естественный отбор" на выживание. Но как можно определить истинную цену такого "регулирования" без учета судеб миллионов трудящихся, которые в результате подобного "регулирования" лишаются права на труд, а иногда и на жизнь?

Возражая "доброжелателям", настойчиво навязывающим нам конкуренцию, можно бы было показать им, чего они сами с ее помощью добились: это и государственный долг США, достигший астрономической величины в 2 трлн. долл. это и 35 млн. бедствующих американцев, это свыше 30 млн. безработных в развитых капиталистических странах и еще многое другое в том же плане.

О неприемлемости такого механизма регулирования при социализме излишне говорить по крайней мере по двум причинам. В обществе, где на первом плане стоит человек, его благополучие, всякая постановка вопроса о насильственном лишении трудящегося права на труд просто недопустима.

С другой стороны, и это самое главное, в условиях социализма прибегать к такому варварскому способу совершенствования производства нет необходимости, поскольку есть другой, несравненно более эффективный способ регулировать экономические процессы - социалистическое планирование. Очень образно об этом сказал М. С. Горбачев. Имея целый "корабль" в виде планово развивающейся экономики, указывал он, вряд ли стоит хвататься за спасательный круг рыночного механизма. Конечно, на кругу можно кое-что сделать, как-то продержаться. Но двигаться вперед все-таки надо на корабле. И не наша вина, что капиталистическая экономика таким "кораблем" не обладает.

Н. ВОЛОШКИН, кандидат экономических наук

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно