Примерное время чтения: 4 минуты
67

СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ПРЕССА (30.06.1986)

Вопреки оптимистичным прогнозам

"Вот уже в течение многих лет федеральное правительство безучастно взирает на массовую безработицу", - пишет западногерманская "Дойче фольксцайтунгтат". Устойчивая массовая безработица, наряду с "новой бедностью" (подробнее см. "АиФ", 1986, N 11), стала неотъемлемой чертой сегодняшней ФРГ.

Правящая коалиция в Бонне по-прежнему отказывается от разработки государственной программы ликвидации безработицы, полагая, что решение проблемы автоматически придет с оживлением экономики.

Правительство не скупится на оптимистичные прогнозы, однако у 2,23 млн. западногерманских безработных вряд ли есть причины надеяться на лучшее. По оценкам журнала "Тайм", даже при самой благоприятной экономической конъюнктуре безработица в ФРГ к концу года останется на высоком уровне.

* * *

"Потемкинская деревня" в Хамме

Достоянием гласности стали новые факты об аварии, происшедшей 4 мая на атомной электростанции в Хамме (земля Северный Рейн-Вестфалия, ФРГ). Как известно, администрация АЭС в течение месяца скрывала аварию от общественности. Как стало известно в последнее время, само по себе утаивание подобного рода информации на Западе не такое уж редкое явление. И потому случившееся в ФРГ, может быть, и не заслуживало бы нашего внимания, если бы не... "объяснение" повышенного уровня радиации в районе станции "исключительно последствиями аварии в Чернобыле".

Как же развивались события в Хамме? Предлагаем выдержки из статьи, опубликованной в западногерманском журнале "Шпигель".

Для специалистов, дежуривших 4 мая на высокотемпературном реакторе в Хамме, смена проходила спокойно. Реактор работал менее чем на половину своей мощности.

Где-то после 15.00 диспетчер центрального пункта управления получил команду: направить через специальную трубку в так называемое "заправочное устройство" абсорбирующие элементы - наполненные бором графитовые шарики (такие шарики служат замедлителями ядерной реакции).

НЕПОСЛУШНЫЕ ШАРИКИ. Автоматика может подать ровно 60 шариков, и ни одним меньше. Однако тогда нужен был только 41. Поэтому дежурный техник должен был переключить установку на ручное управление.

Ручное управление весьма сложно. Чтобы шарик попал к ядру реактора, охлаждаемого инертным газом гелием, следует абсолютно точно выполнить более 20 предписаний. В этот раз один из скользивших по трубке абсорбирующих элементов (диаметром 6 см) на полпути застрял в трубопроводе. ЭВМ подала соответствующий сигнал.

Дежурный техник отключил автоматику и попытался "выдуть" застрявший шарик с помощью газа, подаваемого под большим давлением. Он не заметил, как гелий устремился в шлюз, а затем из-за открытого по ошибке вентиля проник наружу.

Активная концентрация аэрозоли оказалась недопустимо высокой. Последовали сигналы тревоги: ЭВМ выдала более 20 сообщений о неполадках. Однако, по всей видимости, люди, работавшие на реакторе, не сочли это опасным. В течение 6 часов техник пытался прочистить засорившуюся трубку, переключая ручное управление на автоматическое, но безуспешно.

В результате давление стало настолько высоким, что все уже проскользнувшие шарики рассыпались. В конце смены - около 21.40 - диспетчер сдал дежурство. Как явствует из книги сменной записи, его коллеги попытались продолжить "игру в шарики", однако колено трубки, которое передвигает абсорбирующие элементы, уже невозможно было сдвинуть.

"НИКОМУ НИ СЛОВА". Всевозможные руководства по эксплуатации, правила безопасности и производственные чертежи, как оказалось, такую аварийную ситуацию не предусматривали.

Эта авария, возможно, осталась бы полностью скрытой, если бы не анонимное сообщение. Неизвестный, возможно один из высокопоставленных сотрудников АЭС, сообщил об опасности. К этому времени замеры, проведенные на АЭС, уже показывали, что произошел выброс радиации.

Однако 7 мая администрация АЭС утверждала, что "реактор работает нормально", а 12 мая компания, эксплуатирующая эту АЭС, срочной почтой сообщила всем депутатам земельного ландтага, что слухи об аварии на высокотемпературном реакторе "не имеют под собой почвы".

Правда, к этому моменту реактор в Хамме подправили, как "потемкинскую деревню": были поглощены осколки абсорбирующих шариков, отремонтировано сломанное загрузочное устройство.

Проверка данных компании, проведенная министерством хозяйства земли Северный Рейн-Вестфалия, была слишком поверхностной. Лишь после того, как научно- исследовательский институт в Дармштадте, занимающийся проблемами экологии, проинформировал общественность, в Хамм направилась комиссия земельного правительства. Реактор был остановлен.

По сообщениям печати, один день простоя обходится в 300 тыс. марок, а общая стоимость реактора - 4 млрд. марок.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно