199

ЧЕЛОВЕК И ЗАКОН. Если зажимают критику

СНАЧАЛА - факты из повседневной жизни.

* Четырежды увольняли агронома совхоза "Илирский" Братского района Иркутской области Чернова. Дело в том, что не мог он жить по принципу "знай сверчок свой шесток". Безоглядно бросался на борьбу с нечестностью, ловкачеством, несправедливостью, процветавшими в хозяйстве. Два раза восстанавливался по протесту Верховного суда РСФСР.

* "Мне все дозволено!" - внушал своим подчиненным бывший директор пансионата "Родник" г. Анапы Краснодарского края Гордеев. Мастер Юров сообщил о злоупотреблениях зарвавшегося начальника в городской комитет народного контроля. Тотчас в пансионате создали ситуацию, повлекшую сокращение штатов. Непокорного мастера уволили. Пришлось вмешаться народному суду.

* О незаконных списаниях готовой продукции, приписках в отчетности, неправильном использовании служебных автомашин и иных нарушениях в Криковском производственном объединении шахт говорилось в остром критическом письме, которое направил в редакцию местной газеты юрист предприятия Жевердан. Вскоре он был уволен "за грубое нарушение трудовых обязанностей". Восстановлен в прежней должности в связи с протестом прокурора Молдавской ССР.

Преследование работника за критику - проблема далеко не новая. Приемы такого преследования тоже достаточно традиционны: произвольное сокращение штатов, неожиданная ликвидация должности, град дисциплинарных взысканий, объявленных за несуществующую провинность.

Судебные дела такого рода иным волокитчикам- руководителям удается растянуть на год и даже больше. Ярлык кляузницы, например, "приклеили" медицинской сестре казахского санатория "Алатау" Салиховой, выступившей с критикой недостатков в работе учреждения. Ее не только незаконно уволили, но и умудрились двое суток продержать под стражей в изоляторе якобы за хулиганство. Чтобы справедливость восторжествовала, пришлось трижды вмешаться заместителям и самому Генеральному прокурору СССР и председателю Верховного Суда СССР. Дело дошло до высшего судебного органа - пленума Верховного Суда СССР. Вот как непросто бывает иной раз доказать свою правоту! Да и для общества это накладно.

На последнем пленуме Верховного Суда СССР его председатель В. И. Теребилов сообщил, что только в прошлом году государству пришлось заплатить за вынужденный прогул незаконно уволенным, а затем восстановленным на работе 2,5 млн. рублей. В принятом на пленуме постановлении сказано: "Умышленное ущемление должностным лицом прав и охраняемых законом интересов гражданина, унижение достоинства личности, незаконное увольнение с работы, исключение из списков на получение жилплощади, лишение права пользования земельным участком и т. п., совершаемые в связи с критическим заявлением либо жалобой, подлежат квалификации как уголовно наказуемое преследование за критику".

Итак, для зажимщиков критики законом, принятым осенью прошлого года, установлена не только материальная, но и уголовная ответственность. А главный судебный форум нашего государства направил практику по нужному руслу.

Прокомментировать это постановление наш корреспондент В. Кондратов попросил члена Верховного Суда СССР Р. Г. ТИХОМИРНОВА.

- Необходимость такого постановления пленума Верховного Суда Союза, имеющего обязательный характер для всех правоохранительных органов, и прежде всего для судов, возникла с активизацией борьбы с бюрократизмом.

Поскольку наиболее опасные проявления бюрократизма выражаются в форме преследования за критику, в "шельмовании" людей, в создании им сложных условий на работе, да и в быту (напомню, что создание этих условий, непосредственно связанное с попыткой бороться с критикой, является общественно опасным действием, за что закон предусматривает уголовную ответственность), то было необходимо на пленуме дать четкое разъяснение судам - где границы между уголовно-правовой и иными формами борьбы с этим негативным явлением.

В октябре 1985 г. Уголовный кодекс РСФСР был дополнен статьей 139"sup"1"/sup" - "Преследование граждан за критику". Соответствующие нормы предусмотрены и в уголовных кодексах других союзных республик.

В законе предусмотрены, в частности, следующие меры: "Умышленное ущемление должностным лицом прав и охраняемых законом интересов гражданина, связанное с преследованием его за подачу в установленном порядке предложений, заявлений, жалоб, либо за содержащуюся в них критику, а равно за выступления с критикой в иной форме, наказывается штрафом до 300 руб. или увольнением от должности. Те же действия, причинившие существенный вред правам и охраняемым законом интересам гражданина, наказываются лишением свободы на срок до 2 лет, или исправительными работами на срок от 1 года до 2 лет, или увольнением от должности".

В печати нередко появляются факты, говорящие об очень серьезной ответственности для тех, кто повинен в расправе за критику. В частности, в "Литературной газете" рассказывалось о случае в узбекском городе Карши, где была произведена явная расправа над человеком; пытавшимся бороться с неправильными действиями руководящих работников. Его незаконно привлекли к ответственности, даже судили. В последующем все лица, которые были так или иначе повинны в этой расправе, сами оказались наказанными весьма строго, вплоть до привлечения к уголовной ответственности.

Чтобы подобная ситуация не повторилась и эти люди перестали и в будущем причинять вред, пленум Верховного Суда СССР совершенно четко записал, что по каждому такому делу суд должен обсуждать вопросы применения дополнительных мер наказания, то есть лишать этих людей права занимать должности, связанные с исполнением руководящих функций.

- Однако бывают случаи, когда "зажимом критики" называют справедливое желание наказать нерадивого работника, пусть и выступившего когда-то на собрании...

- Этот момент нельзя не учитывать. Борьба с преследованиями за критику должна проводиться очень объективно. Ведь не секрет, что у нас иногда за критику выдаются всякого рода попытки сведения счетов, в том числе с руководящими работниками, действия которых не всем нравятся, и тогда их пытаются "шельмовать". И вот такому явлению мы тоже будем очень нацеленно противодействовать.

- Как в таком случае должны реагировать суды на подачу явно клеветнических заявлений?

- Пленум Верховного Суда СССР специально подчеркнул в своем постановлении, что, защищая права и интересы граждан, закон в то же время предусматривает ответственность за подачу клеветнических заявлений, в том числе анонимных. Причем для авторов анонимок предусмотрена даже повышенная ответственность. Сталкиваясь с такими фактами, судьи призваны реагировать на них очень строго, вплоть до привлечения виновных к уголовной ответственности. Эта мера непосредственно вытекает из требований нашего законодательства, всемерно охраняющего конституционные права и интересы советских людей.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно