96

От современной психологии требуется более эффективное вмешательство в решение острых социальных проблем. Объект исследования - человек

Что такое "человеческий фактор" с точки зрения науки о человеке? В чем причины того, что психология, которую называют "наукой будущего", не спешит стать "наукой настоящего"?

Об этом интервью нашего корреспондента В. Задеры с директором Института психологии АН СССР, членом-корреспондентом АН СССР Б. Ф. ЛОМОВЫМ.

КОРР. Борис Федорович, почему сегодня вопрос об активизации "человеческого фактора" поднят экономистами и публицистами, а не психологами?

Б. Л. Не совсем согласен, что дело обстоит именно так. Само понятие "человеческий фактор" стало употребляться в инженерной психологии еще в 40-е годы в связи с задачей учета особенностей человеческой психики при разработке новых технологических процессов.

В современном же понимании "человеческий фактор" - понятие многомерное, и в социальных процессах разного масштаба - от развития отдельной личности до социально- исторических - он проявляется по-разному. Влияние психологии сегодня сказывается прямо или косвенно во всей системе наук, которые занимаются изучением человека.

Нужно признать, что у нас долгое время психологии не уделялось того внимания, которого она заслуживает. Более или менее активно развиваться она начала лишь лет 20 - 25 назад, и если брать такой показатель, как численность специалистов-психологов, то в этом отношении мы значительно уступаем другим промышленно развитым странам. У нас около 5 тыс. психологов, в то время как, скажем, в США их более 150 тыс.

КОРР. В чем же причины нашего "психологического" отставания?

Б. Л. Сразу после революции вопросам психологии уделялось очень большое внимание. В. И. Ленин подписал специальный декрет о развертывании целого ряда лабораторий по изучению человека, на промышленных предприятиях создавались специальные центры, где занимались исследованием человеческой деятельности, способностей, других характеристик людей для подготовки и подбора кадров.

Со временем это сошло на нет, общественные отношения изучались сами по себе, экономическая деятельность - тоже отдельно, вообще все стороны жизни общества рассматривались как автоматически развивающиеся процессы, где законы социализма проявлялись безотносительно к практической деятельности людей. Долгое время бытовавшая недооценка субъекта этих процессов - человека - привела к недооценке психологии, да и всей системы наук о человеке.

КОРР. Почему же в нашей стране, провозгласившей всестороннее развитие человека главной целью, интерес к нему стал падать? С какого момента ленинский курс был "скорректирован"?

Б. Л. Это произошло в середине 30-х годов. Причинами можно считать искажение принципов социалистической демократии, тот факт, что в те годы у нас производственной сфере внимания уделялось больше, чем социальной, диспропорции в развитии надстроечных институтов, определенный догматизм общественных наук - целый комплекс причин.

КОРР. Как вы сейчас оцениваете положение в области "человековедения"?

Б. Л. Сегодня, в период революционных преобразований как в экономике, так и в социальной сфере, проблема человека как главного элемента производительных сил и цели общественных преобразований вновь стоит очень остро. Это, думаю, скажется и на отношении к наукам о человеке.

Мы давно уже поставили вопрос о создании психологической службы в различных областях народного хозяйства. Но решался он очень медленно, в конце концов мы объединились с социологами, и сейчас проблема несколько переформулирована. Речь идет о службе социального развития, в структуру которой входят и психология, и социология. Но я бы вопрос поставил еще более широко: нам нужно создавать "службу человеческого фактора", которая включала бы психологов, социологов, физиологов, врачей, педагогов и других специалистов наук о человеке.

Заниматься этим должны, конечно, высококвалифицированные специалисты. Но на сегодняшний день в нашей стране ежегодно готовится всего 400 - 500 дипломированных психологов. Этого явно недостаточно. Я считаю, что основы психологии должны преподаваться самому широкому кругу специалистов - будущим организаторам производства, создателям новой техники, не говоря уже о медицинских и педагогических вузах, где этот курс нужно расширить.

КОРР. Борис Федорович, почему психологией творческого образовательного процесса продуктивно занимаются лишь отдельные педагоги-практики?

Б. Л. Думаю, это не совсем правильно. Целый ряд мер в системе образования и воспитания принят с учетом или под влиянием достижений психологии. Например, переход к обучению с 6-летнего возраста. В реформе школьного образования тоже учитываются рекомендации психологов. Хотя не всегда и не полностью, В целом же педагогическая психология пока не обеспечивает в полной мере того, что нужно современной школе.

В свое время в средней школе был предмет "психология". Потом его из программы исключили, хотя он лишь нуждался в совершенствовании. Имеющийся курс подготовки к семейной жизни тоже психологически значительно выхолощен. Поэтому молодежь вынуждена часто удовлетворять интерес к вопросам психологии за счет не всегда доброкачественных источников. Наблюдается повышенное внимание и ко всякого рода таинственным явлениям психики...

КОРР. Почему же у нас при большом количестве академических трудов издается мало книг, непосредственно помогающих человеку жить? На Западе даже для безработных существуют психологические пособия по наилучшей стратегии поиска работы. Мы, конечно, в подобной литературе не нуждаемся, но ведь есть немало других, общечеловеческих проблем.

Б. Л. В теоретических, фундаментальных областях психологии у нас немало серьезных работ, получивших мировое признание, например труды Выготского, Леонтьева, Соколова, Смирнова, оригинальные школы Теплова и Небылицына, Узнадзе.

Но не искоренилось влияние устаревших установок, склонность к избыточному теоретизированию. Правда, сейчас наблюдаются сдвиги в постановке проблем, идет поиск новых подходов для их решения, большее приближение к практике.

В области же чисто практических исследований и рекомендаций дела обстоят хуже. Для проведения некоторых из них просто не хватает специалистов. Возросший интерес к вопросам психологии наука может удовлетворить пока, к сожалению, лишь частично. Нами подготовлены предложения об издании серии популярных брошюр по разным направлениям психологии. Может быть, в какой-то мере они смогут выполнять функцию "учебников жизни". Внесли мы и предложения о создании специального Института социальной психологии для изучения психологических аспектов общественных отношений - от классовых до межличностных.

КОРР. Может ли сейчас наша психологическая наука предложить производству широкие рекомендации?

В. Л. Всеобъемлющие - вряд ли, а по отдельным вопросам вполне может. Например, в формировании оптимальной рабочей - атмосферы в трудовых коллективах, в облегчении условий труда методами эргономики. Уже сегодня имеется ощутимая отдача от ряда инженерно-психологических работ. Например, поставлен вопрос о необходимости более основательной подготовки людей, обслуживающих АЭС. За год до аварии на Чернобыльской АЭС наши сотрудники проводили исследования на 3-м блоке и сделали выводы о неудовлетворительной подготовке обслуживающего персонала. При имитации аварийной ситуации наблюдались лишь две реакции: оцепенения и беспорядочная.

Мы поставили вопрос о создании психологизированной кадровой службы, и в недавно принятом постановлении о социальном развитии есть ряд пунктов об участии психологов и социологов в решении кадровых вопросов, в том числе при выборах руководителей.

КОРР. А каковы возможности психологии в решении социальных проблем? Например, "проблемы бюрократа", которую некоторые ученые считают одной из наиболее социально серьезных?

Б. Л. Проблемы алкоголизма, наркомании, духовного отчуждения или одиночества имеют в значительной степени психологический характер, и здесь психология может выполнять определенную профилактическую или восстановительную функцию. Но радикально решать эти проблемы нужно на более высоком обществоведческом уровне.

"Проблема бюрократа" принадлежит именно такому уровню. Формированию личности бюрократа, его тяги к бумаготворчеству и застойности мышления способствуют многие факторы - от личностных до структурно-общественных. К сожалению, каких-либо специальных исследований по этой теме мне не известно, хотя в условиях и интересах широкой демократизации общества они необходимы.

КОРР. На Западе психологию считают важной политологической дисциплиной. Насколько это верно?

Б. Л. При этом обычно имеют в виду ту область социально-политической психологии, которую называют "психологией власти". Нам, кстати, тоже не помешало бы взглянуть на некоторые периоды своей истории с этой стороны. Но внимание политологов к социально-психологическим аспектам должно быть, на мой взгляд, шире.

В политике, как и в идеологии, предметом деятельности является человек, а результатом - изменение его психологических характеристик: установок, отношений и в конечном счете - действий. Например, мы говорим об основном принципе социализма: "От каждого по способностям, каждому - по труду". Ну а что такое способности, в чем они выражаются, как их оценить - в значительной мере вопрос психологический.

Или возьмите вопрос об индивидуальной трудовой деятельности. Сейчас можно услышать опасения: не приведет ли она к воспроизводству индивидуалистической, мелкобуржуазной психологии в массовых масштабах? Все будет зависеть от того, как эта индивидуальная деятельность будет организовываться.

Велико значение психологии в пропаганде и коммуникационных процессах. По моему мнению, каждая передача в системе средств массовой информации, чтобы быть действенной, должна иметь "психологическое сопровождение". Мы, к сожалению, опять- таки отстаем по исследованиям в этой области.

Но нужно отметить, что на Западе использование психологии в политических целях в значительной степени имеет манипулятивный характер. При этом специально ставятся задачи создания образа - человека, процесса, явления - для воздействия на общественное мнение. Например, "образ президента", наделенный определенными положительными чертами, реально работает во время выборов.

В целом это свидетельствует о том, что сегодня интерес к психологическим аспектам нашего мышления значительно возрос во всем мире, как со стороны экономистов, социологов, педагогов, так и политологов. Мышление - это ведь категория психологическая. Поэтому, когда мы говорим о "новом мышлении в ядерный век", чтобы не погибнуть, мы должны представлять, как его перестраивать.

Я думаю, отношения между народами должны проверяться отношениями между людьми. Человеческая составляющая должна учитываться в решении всех задач. Этот момент очень важен для "нового мышления", причем не только в международных делах, но и в осмысливании внутренних проблем.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно