62

ВОКРУГ "ДЕЛА РУСТА". Несколько интервью до и после приговора

Первое в своей жизни знакомство с советской столицей, начатое гражданином ФРГ М. Рустом 28 мая на Москворецком мосту и длившееся в течение 3 месяцев в Лефортовской тюрьме, продолжилось со 2 по 4 сентября в здании Верховного Суда СССР на улице Воровского, 15.

Зал, где проходило слушание дела, заполнялся советскими и иностранными корреспондентами, представителями общественности Москвы. О том, как проходил процесс, рассказали в репортажах из зала суда многие советские газеты, радио и ТВ. Журналисты "АиФ" решили посмотреть на процесс не изнутри, а со стороны. Ведь каждый день у здания Верховного Суда СССР собиралась многочисленная аудитория. Своеобразный "кордон" из представителей зарубежных средств массовой информации дежурил на улице, карауля участников процесса. Сюда же приходили многие москвичи и приезжие.

Спорят двое пожилых мужчин с орденскими планками на пиджаках.

- Это совсем мальчишка, пацан! Какая у него корысть?

- Если бы Руста сбили, на Западе подняли бы такой крик, что все наши попытки ограничить гонку вооружений могли оказаться под вопросом.

ИЗ СТЕНОГРАММЫ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО М. РУСТА

ВОПРОС. В вашем самолете оставалось около 50 килограммов топлива. Но ведь с таким же успехом вы могли бы привезти на борту и пассажира, и бомбу?

ОТВЕТ. Я вез только свои мирные предложения и ничего больше не собирался брать с собой.

Наши собеседники не скрывают своих мнений. Один из них специально приехал из Таджикистана и на вопрос, что привело его сюда, ответил:

- Я стою здесь, чтобы убедиться, насколько полно будет отражен в печати ход процесса.

В разговор включаются и другие:

- Идеал - открытые границы!

- Это очень далекое будущее. Даже если мы с вами очень добрые соседи, то все равно поставим маленький заборчик, чтобы моя курица к вам не перепрыгнула. А вы говорите - открытые границы, - возражает приезжий из Таджикистана.

Последний день суда. Утреннее слушание закончилось, и объявлен перерыв до 16 часов, когда должны огласить приговор. Из подъезда выходят участники процесса, в том числе и адвокат обвиняемого В. Яковлев. Его окружают журналисты.

ЯКОВЛЕВ. Приговор вынесет суд. Я же просил минимальное наказание.

КОРР. Что является наиболее смягчающим обстоятельством?

ЯКОВЛЕВ. То, что Руст был один. Опять же возраст, неопытность. Чистосердечное признание, раскаяние. Он признает себя виновным и горько сожалеет, что нарушил правила полетов.

ИЗ СТЕНОГРАММЫ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО М. РУСТА

ВОПРОС. Международные правила полетов, которые вы нарушили, действуют не только в СССР, но и в вашей стране. Почему же вы, тем не менее пренебрегли ими? Вы даже не включили радиостанцию на аварийную международную авиационную частоту - условие, обязательное для всех летящих над территорией другой страны.

ОТВЕТ. Я хотел долететь до Москвы, а по разрешенному маршруту мне бы это не удалось. А радиостанцию не включал, потому что мне тогда бы приказали свернуть с курса.

ВОПРОС. Понимаете ли вы, что международные трассы, оборудованные современными навигационными средствами, созданы еще и для безопасности летящих по ним самолетов?

ОТВЕТ. Я об этом не думал, был уверен, что все обойдется.

16 час. 00 мин. За толстыми стенами здания Верховного Суда СССР начали оглашать приговор. Журналисты и телеоператоры ведущих телекомпаний, газет, радиостанций и телеграфных агентств ждут известий и, конечно же, появления родителей М. Руста, присутствующих на суде.

Дверь резко открывается. На улицу выбегает один из тех 25 иностранных корреспондентов, что присутствовали в зале. Пробираясь сквозь плотное кольцо своих коллег и направляясь в корпункт, он поднимает вверх 4 растопыренных пальца - приговор: 4 года лишения свободы.

Несколько позже, после разрешенного свидания с сыном, из здания вышли родители М. Руста и его младший брат. Мать пилота не скрывает удовлетворения решением суда, а отец чем-то даже похож на одного из многочисленных корреспондентов - он деловито фотографирует свою супругу на фоне устремленных на нее объективов и микрофонов.

- Мы с пониманием отнеслись к вынесенному приговору. И только лишь надеемся, что в результате помилования отбывание наказания будет прекращено, - сказала фрау Руст.

ИЗ СТЕНОГРАММЫ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО М. РУСТА

ВОПРОС. Сознаете ли вы, что ваша гибель была бы немедленно использована в антисоветских целях противниками разрядки и разоружения?

ОТВЕТ. Я над этим не задумывался, но сейчас начинаю понимать.

После того как была поставлена точка в "деле Руста", мы спросили у некоторых иностранных журналистов и наших граждан, которые продолжали обсуждать решение суда, как они относятся к приговору?

Корреспондент агентства Синьхуа (КНР):

- Могу выразить свое личное мнение. Приговор мог быть несколько мягче.

Корреспондентка голландской газеты "НРК Ханделсблад":

- Мы говорим о мальчишке, хотя он действительно совершил опасное преступление. Конечно, он сделал глупость, но в этом нет ничего страшного, и я думаю, что такое мнение преобладает в Голландии. Кое-кто говорит о спланированной провокации, но это нелепо. Зачем она нужна? Чтобы показать, что у вас не работает ПВО? Я не сомневаюсь, что он прибыл с миссией мира, и надеюсь, что его скоро выпустят.

Душан Михайлович (Югославия):

- Проникновение через границу - дело очень серьезное. Мне по крайней мере неясно, кто все затеял? Я не исключаю такой возможности, что эта история не так проста и не является фантазией одного Руста. Однако с уверенностью можно сказать, что пребывание в советской тюрьме "посланца мира", как он сам стал себя называть, обязательно будет использоваться на Западе в пропагандистских целях.

Мнения собравшихся москвичей были несколько иные:

- Приговор справедливый. Руст нарушил границу и подвергал людей опасности.

- Каким бы ни был приговор, я думаю, что он не будет отбывать срок. Его могут обменять на кого-нибудь из преследуемых на Западе коммунистов, которые находятся "там" в застенках. Такие люди всегда найдутся.

Большинство из тех, кто ответил на вопросы, сошлись в том, что поступок Руста - несомненно - преступление и его трудно оправдать ссылками на "миротворческую миссию". Скорее, именно склонность к авантюризму и саморекламе и есть та причина, что заставила его взять курс на Москву.

P. S. Вскоре после вынесения приговора на Западе, действительно, заговорили о Русте, как о невинной овечке и жертве жестокого приговора. Один из комментаторов Би-би-си заявил следующее: "Конечно же, он рисковал своей жизнью, но, по крайней мере, не рисковал жизнью других".

Вряд ли можно предполагать, что Би-би-си плохо осведомлена об обстоятельствах полета - они преданы гласности. Она предпочла умолчать, что была возможность столкновения спортивной "Сессны-172П" со взлетающими и идущими на посадку авиалайнерами в районе аэропорта Шереметьево, среди которых были западногерманский и английский самолеты.

В той же передаче утверждалось: "В большинстве западных стран такая юношеская эскапада повлекла бы за собой штраф, предупреждение, быть может, недлительный арест..."

Не беремся судить о том, был бы Руст арестован в похожем случае в "большинстве западных стран" или нет, но задумай он полететь, скажем, в США, неприятности для него могли быть куда серьезнее, чем штраф. Недаром, к примеру, Белый дом охраняется зенитными установками...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно