Примерное время чтения: 6 минут
461

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ. Два интервью с У. Робертсом

В апреле 1987 г. сообщалось о предоставлении в СССР политического убежища рядовому американской армии Уэйду Робертсу, служившему в ФРГ, В последние дни западные радиостанции вновь заговорили о У. Робертсе в связи с его решением выехать из нашей страны.

Корреспондент "АиФ" по просьбе читателей встретился с У. РОБЕРТСОМ.

Наш разговор проходил в гостинице "Ленинградская!". Робертс остановился в ней после возвращения из Ашхабада, где он находился с апреля 1987 г.

В номере на 10-м этаже меня встретил невысокого роста, щуплый молодой человек, лет 20 - 22, в маленькой черной кепочке, которую он не снимал до конца беседы. Вместе с ним была Петра Нейман, западная немка, с которой он познакомился во время службы на базе американской армии в ФРГ. Она, как вещала Би-би-си, и вывезла Робертса из ФРГ в ГДР в багажнике автомобиля. Он извинился, что заставил ждать меня полтора часа, объяснив это тем, что накануне засиделся допоздна с американскими корреспондентами, и сказал, что готов ответить на мои вопросы.

КОРР. Чем объяснялось ваше решение оставить американскую армию?

РОБЕРТС. Я ушел из армии, потому что атмосфера там была просто отвратительной. Я не мог вести нормальной жизни.

В армии все надо выполнять по команде, соблюдая субординацию. Если возникает спор, то разбирают его те же люди, с кем споришь. Наказать могут за что угодно: за то, что споришь с командиром или куришь марихуану. Мне даже запрещали читать Библию, которую мне дала мама, поскольку Библия, дескать, может будить антивоенные настроения.

Меня наказывали за мои взгляды, за мои мысли. Называли радикальным левым республиканцем, хотя я понятия не имею, что это такое. В армии я видел расовую нетерпимость - и не только белых по отношению к черным, но и наоборот.

КОРР. Вы вступили в армию добровольно?

РОБЕРТС. Я не хотел идти в армию, но у меня не было выбора. Я долго не мог найти работу, перебивался случайными заработками, голодал. Разумеется, я хотел бы получить высшее образование, но даже мечтать об этом не мог. На это нужны большие деньги, а их у меня не было.

Это чепуха, когда говорят, что в армию США идут добровольно. Конечно, некоторые идут от скуки, другие по семейным традициям или из чувства патриотизма, но основная масса, подавляющее большинство из тех, кого я знал, записывается в армию из-за того, что не могут найти работу, голодают, не имеют крыши над головой. А армия обещает накормить и дать какую-нибудь специальность.

Мне, например, пообещали 4 тыс. долларов и сказали, что я могу скопить денег на поступление в университет, если я соглашусь отслужить четыре года. Но это значит стать рабом на целых четыре года! При этом, конечно, не говорят, что в армии ты теряешь все права, которые гарантируются тебе конституцией. В этом парадокс: армия должна защищать конституцию, а она ее нарушает.

Всего несколько недалеких офицеров могут сломать всю жизнь. А устроиться на работу после этого невозможно. Если предприниматель узнает (а это легко узнать, поскольку при поступлении на работу твой номер вводится в компьютер), что человек уволен из-за какого-то проступка из армии, то на работу никто никогда не примет. Безвыходное положение.

Пресса в США называла меня предателем, но я хочу сказать, что в действительности это Америка в какой-то степени меня предала. Мне не дали прав, которые мне обязаны гарантировать. Вот я и решил бросить вызов американской армии.

КОРР. Почему после приезда в СССР вы решили поехать в Туркменистан?

РОБЕРТС. Меня привлекала экзотика. Я хотел работать с какими-нибудь животными, а в Туркмении в лаборатории была вакансия. Во-вторых, хотелось жить на юге, так как сам родом из Калифорнии и привык к жаркому климату.

КОРР. В одной из последних передач Би-би-си "Аргумент" утверждалось, что вы дали несколько интервью западным корреспондентам, рассчитывая на то, что огласка, которую получит ваше дело, побудит советские власти дать вам разрешение на выезд. Что вы можете сказать по этому поводу?

РОБЕРТС. Я встречался с американскими корреспондентами, чтобы рассказать о том, что таких, как я, в американской армии много, и о том, почему я оказался в Советском Союзе.

Что касается моего желания переехать в другую страну, то советские власти мне в этом вовсе не препятствуют. Сейчас мы обратились с просьбой к представителям ГДР разрешить нам поселиться в этой стране.

КОРР. Чем объясняется ваше решение уехать из Советского Союза?

РОБЕРТС. Ну, вы понимаете, я не думал, что может возникнуть столько проблем: нужно учить язык, привыкать к совсем иной культуре, традициям. У нас здесь нет родственников, а без них сложно.

ПЕТРА. Много было трудностей бытового характера. Мы, например, не могли купить в магазине то, что хотели, - Уэйд такой маленький, что не нашлось джинсов его размера. И, конечно, тяжело, когда ты никого не понимаешь. У меня под Лейпцигом есть родственники, вот мы и решили перебраться в ГДР.

Казалось, Робертс откровенно говорит о своей позиции ("я бросил вызов американской армии"), негодует по поводу тяжелой судьбы обездоленных в США, но в то же время не оставляло чувство, что он не до конца последователен, в чем-то наивен, а порой говорит то, что, по его мнению, от него хотели бы услышать.

Когда это интервью было готово для печати, я связался с Робертсом по телефону, чтобы узнать, как у него идут дела.

"В ГДР мы решили не ехать, - заявил Робертс. - Нужно отказываться от американского гражданства, выполнять еще какие-то другие условия. Мы теперь хотим перебраться в Финляндию. Ждем разрешения финских властей".

Это телефонное интервью, как и сама встреча в гостинице "Ленинградская", а также ответы Робертса на вопросы западных журналистов оставляли впечатления о нем, как о человеке в определенной степени неуравновешенном, не имеющем достаточно стойких убеждений, с мешаниной в голове из правильных мыслей и заблуждений, с чертами, свойственными некоторым молодым людям: сначала делать что-либо, а уж потом думать о последствиях. При этом свои собственные интересы ставятся, как правило, выше всего. Трудно, разумеется, проводить параллели, но его действия в чем-то напоминали безалаберность Руста, не до конца понимавшего всю серьезность последствий своего поступка.

Казалось бы, зачем говорить об этом. В конце концов, каждый волен поступать, как ему нравится. Но дело в том, что такие люди легко становятся жертвой пропагандистских манипуляций западных "радиоголосов", что и подтвердили их передачи в последние дни.

P. S. Когда номер подписывался в печать, пришло сообщение, что У. Робертс 4 ноября вылетел во Франкфурт-на-Майне (ФРГ).

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно