Примерное время чтения: 6 минут
86

Ричард Роудс: "Между нашими народами больше различий, чем сходства". Попытаемся понять друг друга

Ричард Роудс - американский священник, лектор по вопросам мирного существования, специалист по советской действительности. Длительное изучение жизни Советского Союза, дискуссии с общественностью легли в основу его выступлений на тему советско-американских отношений. Едва ли все его выводы можно признать безоговорочно, однако взгляд Роудса на состояние отношений между СССР и США представляет интерес. Ниже публикуется с сокращениями одно из выступлений.

"СТАВКА НА ПОБЕДУ"

ДОКТОР Джон Мак, профессор психиатрии, член организации "Врачи за социальную ответственность", пишет: "Мышление по принципу "победить или проиграть", "мы или они" выплывает на поверхность, когда человеку грозит опасность и когда он чувствует себя беспомощным. Думаю, что гонка вооружений как раз и создает у людей ощущение ужаса и беспомощности... Столкнувшись с таким чувством, мы становимся воинственными".

Значительная часть наших журналистов в отношении Советского Союза придерживается подобной установки на "победу". Вот как, например, американский обозреватель Стив Маккерроу прокомментировал серию интервью, взятых сотрудниками Эй-би-си для передачи "С добрым утром, Америка" рядом с залом Чайковского, где Карпов и Каспаров вели борьбу за звание чемпиона мира по шахматам. В какой- то момент в кадр ворвался русский мальчишка и начал гримасничать прямо перед камерой. По этому поводу Маккерроу пишет: "Предположим, что сорванец- правонарушитель не был тут же брошен за решетку сотрудниками КГБ, это маловероятно... Поведение этого мальчишки как бы говорит о сущности советского человека. Так и хочется сказать: слушай, да эти русские не так уж от нас отличаются. Не народы, а политические системы порождают враждебность, осложняющую, а часто и подрывающую международные отношения...

Может быть, этот озорной мальчишка превратится в пугливого взрослого, как это случилось с женщиной, у которой взяли интервью несколькими минутами позже. Репортер спросил ее, с кем из шахматистов - с Карповым или Каспаровым она предпочла бы поужинать. Американка на ее месте кокетливо заулыбалась бы. А эта дама, как бы защищаясь, возмущенно ответила: "Разумеется, с моим мужем. А теперь извините, у меня нет времени". От ребенка, которым она когда-то была, не осталось и следа..."

Дело здесь не в шовинизме Маккерроу и его "полуправде" об американках. Дело в том, что он настолько - и это очевидно - захвачен целью выигрывать у коммунистов, так сказать, очки, что объясняет возмущенную реплику советской женщины влиянием, оказанным на нее политической системой. Желание "победить" и продиктовало такой вывод. А Маккерроу следовало бы знать, что русские люди издавна отличаются вежливостью, скромностью, сдержанностью и даже где-то пуританством в своем поведении в обществе. Женщина не была "пугливой", она просто требовала уважения к принятым у них в стране правилам поведения.

НАШИ РАЗЛИЧИЯ

Мы часто слышим о том, что проблемы идут не от народов, а от наших правительств. Но такие утверждения являются полуправдой. На самом деле, различий между нами гораздо больше, чем сходства.

Территория СССР в три раза больше нашей. Их границы более уязвимы и часто нарушались.

Они имеют, непрерывную полуторатысячелетнюю историю и, соответственно, культуру, куда богаче нашей. Нашей истории всего несколько сот лет.

Тысяча пятьсот лет русской истории включили в себя царскую тайную полицию, погромы, конспирацию, феодальное "рабство", пытки и политические репрессии. Русским пришлось пережить по крайней мере восемь интервенций и продолжительных оккупации. Поэтому русские до сих пор живут в недоверии перед иностранцами, будучи страстно преданными своей стране.

В нашей истории не было завоеваний и оккупации, и поэтому наш дух и разум, наше коллективное сознание и память отличаются от их.

История Америки знала, главным образом, исследователей и путешественников, коммерсантов-авантюристов, колонистов, беженцев, независимых политиков, рабов, новаторов, первооткрывателей, мечтателей, деятельных людей. Кроме того, все мы были переселенцами и гордыми детьми переселенцев...

Разнообразные народы Советского Союза являются коренным населением. Мы, если не говорить об оставшихся индейцах, таковым быть названы не можем. Патриотизм имеет глубокие и, так сказать, непрерывные корни на матушке-Руси и в древних азиатских культурах. Наш патриотизм менее концентрирован, хотя и не менее реален. Наши открытые границы, изначальная и всегда сохранявшаяся личная мобильность, единоязычность еще больше отличают нас от русских с их ксенофобией, немобильностью и многоязычием.

Если нашей нормой жизни, нашим кредо является малоуправляемый индивидуализм, то их жизнь определяется совсем иным: контролируемым коллективизмом.

Не удивительно, что наше устройство для них - в чем-то хаос, а их жизнь, на взгляд американца, излишне регламентирована. Говорить нужно не о том, чья система хороша и чья плоха. Нужно искать ответы вот на какие вопросы: способны ли мы понимать друг друга (соглашаться друг с другом не обязательно); можем ли сосуществовать без применения силы; и можем ли творчески развиваться?

В Америке есть две реалии, которые, возможно, помогут понять советскую-русскую систему управления. Вместо того чтобы отвергать их традиционную систему как "империю зла", мы могли бы представить ее в виде одной огромной корпорации или гигантской спортивной команды. Корпорация и команда осуществляют жесткое централизованное управление всеми участниками во имя одной коллективной цели - успеха. В нашем обществе низкая степень подчинения и порядка.

К НОВЫМ УРОВНЯМ ДОВЕРИЯ

У обоих народов искаженное представление друг о друге. Обе нации горды, сверхвооружены, осведомлены о том, что ядерную войну невозможно выиграть, и не собираются терпеть иностранного вмешательства в свои дела. Обеим нациям необходимо решать экономические проблемы.

Оба правительства лучше работают на свои народы и друг с другом, когда между ними (правительствами) нет напряженности. Как сверхдержавы мы обладаем огромным потенциалом для того, чтобы вместе с другими нациями бороться с голодом, болезнями, загрязнением окружающей среды, неграмотностью и нищетой. Этот потенциал мы сможем использовать только в том случае, если нами будут руководить совесть и умелые политики, готовые стремиться к новым уровням доверия, понимания, уважения, терпимости и сотрудничества.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно