479

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ. Был ли неизбежен культ личности?

Об этом наш корреспондент В. Положенцев беседует с видным историком, академиком А. М. САМСОНОВЫМ.

КОРР. Судя по многочисленным публикациям в прессе, по читательской почте "АиФ", вопрос об отношении к И. В. Сталину стал одним из самых болезненных для советской общественности. Как вообще могло произойти, что в стране, в которой совершилась Октябрьская революция, стране с революционными традициями, установилась беспощадная диктатура Сталина?

САМСОНОВ. Думаю, не стоит сводить всю нашу историю только к "беспощадной диктатуре Сталина", только к его личности. Наше прошлое - это прежде всего героическая борьба народов СССР под руководством Коммунистической партии по восстановлению разрушенного народного хозяйства и по строительству социалистического общества. Оттолкнувшись от полуфеодальной России с ее слаборазвитой экономикой, низкой культурой, неграмотностью, мы смогли решить сложнейшую историческую задачу - построить грандиозное здание социализма. И если бы мы не сделали этого, то не смогли бы выдержать и испытания в борьбе с фашистской агрессией.

Я не сторонник того, чтобы всю нашу историю изображать сплошь черными красками, это было бы грубым искажением ее. Нужно всесторонне и объективно показывать, как мы шли никем не изведанным путем, как добились действительно исторических завоеваний. Но останавливаться только на этом тоже нельзя. Исторический процесс всегда неоднозначен, противоречив, сложен, в его палитре неизбежны и черные, мрачные тона.

В нашем государстве с его передовой в историческом смысле системой были и явления, деформировавшие эту систему, подчас придававшие ей уродливые, преступные формы. В первую очередь мы связываем эти деформации с именем Сталина, с его культом.

В первые годы существования Советского государства централизованная власть была оправданна - необходимо было решать сложнейшие задачи в максимально сжатые сроки, но тогда законность не нарушалась. Однако централизация слишком затянулась во времени и при Сталине стала неуправляемой.

КОРР. Может быть, то, что в нашей стране установился культ личности, закономерно и было проявлением общей для народов слаборазвитых стран предрасположенности к диктату сильной личности? Иными словами, может быть, культ требовался народу и народ его создал?

САМСОНОВ. Ни одна диктатура не спрашивает у народа разрешения на свое существование. Возьмите Италию, Германию тех же 30-х годов. Социальные и политические условия там были отличны от наших.

Не было такой исторической закономерности, которая обрекала бы наше общество на культ Сталина со всеми его страшными последствиями. Когда мы, историки, анализируем прошлое, то иногда переоцениваем роль объективного и недооцениваем роль субъективного в истории. Несмотря на целый ряд причин, которые толкали к тому, чтобы в нашем государстве установилась жесткая дисциплина (а это и продолжающаяся вплоть до построения основ социализма классовая борьба, и империалистическое окружение), оправдывать чрезмерную жестокость, бесчеловечность безнравственно. Допустим, что при всех существовавших тогда объективных условиях во главе ЦК партии и государства стоял бы не Сталин, а другой, более достойный человек. Можно назвать целый ряд выдающихся деятелей ленинской гвардии, и в том числе М. В. Фрунзе, С. М. Кирова, Я. Э. Рудзутака, которые по своему интеллектуальному и нравственному уровню в гораздо большей степени подходили на этот пост. Едва ли можно оспаривать то, что такого извращения демократических принципов, во всяком случае в тех масштабах и формах, как это произошло в действительности, не было бы.

Недооценивать роль субъективного фактора нельзя, но и переоценивать тоже не следует. Ведь не один же Сталин творил преступления, о которых мы сегодня говорим. Культ не был бы создан, если бы Сталин встретил сплоченный отпор. Но такого отпора не было, а те, кто пытался протестовать, гибли. Главная ответственность за все это лежит на Сталине, но было и его ближайшее окружение, слепо его поддерживавшее, были исполнители, и не только подневольные, но и такие, кто сделал себе карьеру, расправляясь с неугодными. Словом, действовал целый беспринципный механизм, движущей силой которого был, бесспорно, Сталин.

КОРР. Западные советологи утверждают, что, не будь у нас в стране в 30-е годы однопартийной системы, невозможно было бы и установление культа личности. Вы согласны?

САМСОНОВ. Наша однопартийная система была сформирована еще при Ленине. И, конечно, причины культа не в однопартийности. Если бы наша система существовала без грубых нарушений принципов демократического централизма, если бы соблюдалась законность, культа тогда бы не могло быть. Но у нас односторонне развивался лишь централизм, который постепенно перерос в централизм командно-административный, а уровень демократизации общества опасно снизился. Так что все беды культа личности были вызваны не однопартийной системой, а ее нарушениями, в конечном счете нарушениями основ Советской Конституции.

КОРР. Еще и сегодня немало людей, преданных Сталину, считающих, что нашей стране нужен "крепкий кулак". Вы, наверное, и сами не раз видели фотокарточки Сталина на лобовых стеклах автомобилей.

САМСОНОВ. На мой взгляд, одной из причин этого является ошибочное представление многих людей о том, что все лучшее, что было в нашей истории, все те завоевания, которыми мы гордимся, связаны с именем Сталина. Такой миф возник не случайно, он внушался средствами массовой информации и пропаганды в течение десятилетий. И часто способствовали этому те, кто пользовался у народа доверием и уважением за прежние свои боевые заслуги.

Любая область нашего хозяйственного и культурного строительства, науки, искусства, наша военная мощь, наконец, связывались со Сталиным. Люди, естественно, начинали искренне верить в величие личности Сталина. И когда как гром грянул XX съезд партии, когда народ узнал, кем действительно был Сталин, сколько беззаконий и преступлений он совершил, это было потрясением. Для того чтобы поставить крест на мифе о Сталине, нужно было обладать известным мужеством, определенным уровнем нравственности. Многие с этим мифом не расстались, к сожалению, до сих пор.

Нельзя не сказать еще и о тех, кто в сталинские времена писал доносы, по которым людей хватали, сажали в лагеря, расстреливали. Эти люди сегодня чувствуют свою сопричастность со Сталиным и всем тем, что тогда творилось.

КОРР. Правда ли, что в свое время и вы преследовались?

САМСОНОВ. Нельзя сказать, что я преследовался. После оттепели 60-х годов началась реанимация культа личности Сталина, стала проводиться линия на восстановление его авторитета. Я же оставался на своих собственных позициях, поэтому постоянно были трудности с публикацией трудов, где не было восхваления ни Сталина, ни Брежнева. Трудности возникали и в связи с монополизмом в военно-исторической науке, признанием лишь одной точки зрения. Был и такой случай, когда на очень высоком уровне пришлось отвечать на вопросы, снизанные с изданием книги, дававшей критическую картину начального периода войны. Я работал тогда директором издательства и нес ответственность за выпуск книги. Но согласиться с оценкой этой книги как антипартийной, имеющей антисоветскую направленность - не мог. У меня были неприятности...

Конечно, люди должны знать правду, а историки - иметь возможность свободно высказать свою точку зрения на факты и явления прошлого. Такая возможность сейчас предоставлена, и это одно из высших завоеваний демократии в условиях перестройки нашего общества. Но борьба нового и старого, в том числе и в области общественных наук, продолжается.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно